DC: ManUNkind­

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: ManUNkind­ » Завершённые эпизоды » Архив незавершённых эпизодов » людей берегут друзья


людей берегут друзья

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

людей берегут друзья

https://funkyimg.com/i/37wNQ.gif https://funkyimg.com/i/37wNR.gif
[poets of the fall — sleep]

Дата
14 октября 2020 года, вечер

Место
Метрополис, отель, номер Тима Дрейка

Участники: Tim Drake, Cassie Sandsmark

СЮЖЕТ

― Только одиночество и бережет меня.
― Нет, людей берегут друзья.

+1

2

Последние месяцы пребывания в Метрополисе для Тима оказались тяжёлыми и неудачными. Хоть он и жил здесь уже продолжительное время, однако он постоянно чувствовал себя не  в своей тарелке и не раз задумывался вернуться обратно, в Готэм. При Люторе работать было вполне комфортно и удобно, а люди здесь были максимально дружелюбны по отношению к нему... По крайней мере, слишком правдоподобно оно выглядело. И хоть Тим нашёл себе собеседников и даже приятелей, но ему куда больше не хватало именно старых друзей, которых он по своей глупости когда-то покинул. Или не глупости? Он множество раз думал о том, что всё творимое им в то время было большой ошибкой... Но он верил что тем самым защищает и ограждает их от неприятностей, которые в тот момент следовали за ним по пятам. Кроме того, ввиду череды ошибок и потерь, он всё больше склонялся к тому, что найдутся куда более лучшие лидеры чем он сам. В частности, его старая и хорошая подруга Кассандра Сандсмарк. "Чудо-девочка". Может у них и были некоторые различия во взглядах и методах достижениях цели, однако из всей Юной Лиги Справедливости он всегда считал её куда лучшим преемником. Несомненно, он всегда чётко и последовательно продумывал шаги для команды, но когда доходило дело до действий, то тут уже куда больше толку было именно от неё. Кроме того, она вызывала куда больше симпатии и доверия и в случае необходимости, всегда была готова сразу ринуться на помощь нуждающимся, в то время как Тим мог тянуть время, если видел в этом куда больше смысла. Конечно, он бы тоже рад помочь, но лишь при наличии полноценного плана действий, который ещё и продумать надо... И возможно из-за этого он потери иной раз и нёс. Как минимум, по времени.

Но даже если не смотреть на остальных представителей Юной Лиги, Тимоти считал что именно с ней они лучше всего дополняют друг друга и она была одной из тех, на кого он вполне мог положиться и которой мог полностью довериться... Были, конечно, конфликты, но на фоне прекрасного дуэта, эти конфликты и тёрки не имели никакой ценности. У них была слишком хорошая команда и уже сразу после своего ухода, он начал сильно по этому тосковать... Вот и сейчас он тосковал и хотел чтобы столь хороший и дорогой ему друг был рядом... Друг, которого он по ошибке отверг и раскаивался в этом. Та, которая всегда была рядом при необходимости и к которой он всегда испытывал хорошие и тёплые - скорее даже романтические - чувства. И в которую боялся влюбиться... Но всё же был влюблён. Скорее всего, Кассандра была даже куда более важной причиной его ухода из Лиги - он боялся потерять и её. Как в своё время родителей. Как не так давно потерял Стэфани. И он бы не простил себе случись и с Кэсси что-либо. Он хотел защитить её и не причинять дополнительной боли... Поскольку он не раз предполагал, что она питала к нему чувства куда сильнее дружеских или братских... Но на тот момент он был со Стэфани. До поры-до времени. Наверное, не прошло ни одного дня, чтобы он не задумывался о том, что у них могло быть. И, вполне возможно, было бы. Не будь Тимоти Дрейк глупцом, который не только отверг её (пускай и ради её блага, как ему казалось), но и вообще оборвал с ней хоть какие-то связи. И изо дня в день жалел об этом.

Череда неудач и конфликтов "по всем фронтам" и без того сильно омрачали последние месяца Тима, всё сильнее и сильнее ударяя по его сомнениям, целям, мыслям и поступкам. С каждым днём чувства вины и ненависти лишь укреплялись в нём и он уже едва сдерживал их, всё больше склоняясь к более радикальным методам ведения расследований и пресечения преступлений. Он всё чаще задавался вопросом о том, не стоил ли ему сменить подход в целом, и порою даже против разумных доводов - ведомый едва сдерживаемой ненавистью - он поступал так, как не поступил бы "тот" Красный Робин. Тот, который некогда был с Юной Лигой. Тот, которого могли сдерживать близкие друзья и к которым он бы прислушивался... "Сегодняшний" же Робин был другим и скорее походил на цепного пса, нежели на того хорошего и рационального мальчика. Он всячески пытался не впадать из крайности в крайность, но с каждым разом оно становилось всё сложнее. И с каждым разом Тим всё больше себя ненавидел, но сделать ничего не мог. Пожалуй, даже он был вынужден признать что ему нужен кто-то, кто сможет вернуть ему рассудок. Хотя бы кулаками. Возможно не кто-то один.

Особенно сильно ситуация усугубилась после дневной встречи в одном из переулков Старого района Метрополиса, где Тимоти едва не убил (но сильно покалечил) несколько бандитов. Конечно, он вызвал скорую и постарался держаться... Но всё было на волоске. Не явись тогда другая старая подруга - Кара Кент - он бы скорее всего и сделал бы то, о чём бы в дальнейшем жалел... Или нет? Тимоти не мог сейчас отчётливо ответить на этот вопрос даже самому себе! Но боялся что в глубине души он знал его. И подобное его ничуть не радовало. Но самое печальное для него было даже не скорее это, сколько то, что Кара днём увидела другого Красного Робина, который, скорее всего по её мнению (как считал сам Дрейк) едва ли мог претендовать на звание героя. Или хотя бы на то, кем он когда-то был... Просто жалкая и тоскливая тень былого себя. Тень того, кто когда-то мог гордо назвать себя Красным Робином - одним из рыцарей Готэма! Или даже Тимоти Джексоном Дрейком... Осталось ли хоть что-то от этого?

Тиму было тяжело, печально и тоскливо, если мягко говорить. Он чувствовал себя просто ужасно и не знал есть ли у него ещё хоть на что-то шанс, кроме как стать одним из тех, кого он сейчас ненавидел? Одним из преступников и злодеев? Мог ли он как и раньше хотя бы подумать о себе как о настоящем Красном Робине? Осталось ли хоть что-то... и стоит ли если не отойти от дел, то хотя бы решить всё одним резким движением... Или нажатием... Возможно тогда, ему и станет лучше. Но будет ли оно тогда его вообще волновать?
Тимоти наконец вернулся в свой номер отеля и даже не видел смысла закрывать дверь на внутренний замок. Голова раскалывалась, а внутренние демоны словно вырывались наружу и обволакивали как одеяло. Мысли путались, боль нарастала, а вместе с ней и чувство обречённости. Он пытался бороться, но медленно проигрывал бой... И чтобы хоть как-то отвлечься, он решил поступить радикально... И осознание того, что ближайшие дни у него полностью свободны, он просто вскрыл мини-бар в одной из комнат номера (в спальне, если быть точным) и принялся... Пить. Он слишком сильно хотел уйти от всего этого и разнообразный алкоголь в этот раз ему казался, пожалуй, самым лучшим решением. Возможно, это не совсем правильно но... Но он не видел более лучших вариантов на данный момент. Быть может, они появятся когда он "отойдёт"... Но сейчас цель и план для её достижения были предельно ясны.

+1

3

Последний учебный день перед предполагаемым практическим отъездом тянулся медленно, подобно стекающей с ложки патоке, вынуждая всё чаще поглядывать на часы в ожидании смены очередной пары. Такие дни словно бы призваны являться утомительно-долгими, не необходимыми, однако, обязательными, что не скрашивало накатившую апатию. Хотелось побыстрее со всем покончить, создать видимость отсутствия и спокойно заниматься тем, чем необходимо заниматься в отсутствие Дианы – её поисками и спасением очередного места от очередного зла. Лениво перебираясь из корпуса в корпус ради очередной лекции, Кассандра едва не вздрогнула от внезапной трели смартфона, спешно запустила руку в сумку для выуживания аппарата. Вызов от Кары давал смешанные чувства: от призрачной надежды на возвращение сестры до жуткого страха наличия невероятно опасной угрозы, однако, всё оказалось куда прозаичнее. Нетерпеливые речи криптонки сопровождались редкими, односложными ответами Сандсмарк, начинающей думать, будто бы звонок не слишком важен, пока не была затронута тема, заставившая её привлечь внимание множества идущих рядом студентов.
Ты просишь меня об этом?! — нотки хоть каких-то эмоций в тоне, жаль настолько громких, но что уж тут поделать, амазонка была человеком эмоциональным. Сказанное знакомой возмущало её неимоверно, однако долгая речь с того конца телефона постепенно понижала градус до частых, глубоких вздохов принятия. — Я...хорошо, не надо продолжать эту тираду, я понимаю важность данных действий. Да, я схожу. Да, сегодня. Да, прямо после занятий, обещаю. Но успех гарантировать не буду. Потому что ты знаешь его! Ладно, сделаю что смогу, брось адрес.
Нажав на отбой, светлокудрая поспешила в аудиторию, стараясь засунуть случившееся только что в самую отдалённую часть разума, где оно сможет надоедать лишь слабым, неразборчивым писком. Сейчас не тот момент, чтобы усиленно думать об этом, да и вообще, её жизнь не крутиться вокруг него! Усиленно потирая пальцами виски, девушка негромко хмыкнула, ненавидя собственное слабоволие, выдохнула обречённо и постаралась сосредоточиться на лекции. Которому могла бы вести сама, честное слово, ну кто так рассказывает об углеродном анализе в археологии?! При условии восьми статей, написанных лично её матерью, Звес-громовержец вас помилуй!
Несмотря на обвинения самой себя в полной безвольности. Кассандра всё же сдержала слово – о звонке Кары удавалось не вспоминать вплоть до конца занятий. Попрощавшись с друзьями и куратором их группы, она пошла в сторону автобусной остановки, не стремясь взлететь, трусливо оттягивая неизбежное всеми человеческими возможностями. Устроившись у окна, рассматривая собственное расплывающееся отражение в стекле, предаваясь воспоминаниям и размышлениям, заставляющим сердце биться с едва различимой болью, а губы сжиматься в тонкую полосу.
Самочувствие Тимоти Дрейка не должно было более никогда волновать её, любая мысль на этот счёт уничтожалась с истинным маниакальным упорством, достойным его восхищения, такого же упрямого барана, думающего черти как и черти о чём. Совместная работа не помогала пробраться дальше выставленных юношей рамок, дотянуться хоть краешком пальца до ручки двери в бесконечные лабиринты этого разума, понять, впервые понять хоть одно из тех хитросплетений. Хоть на краткий миг. По крайней мере, Кэсси всегда так казалось, а ощущение бесконечного битья головой об лёд выматывает. Они были хорошим тандемом, великолепной командой и теплоту её чувств к Тимоти сложно было измерить, вспоминая, какой он отыскал её когда-то, предлагая помощь, протягивая руку. Сандсмарк лишь тогда начала ощущать постепенное собирание тысячи осколков собственной жизни в единую картину и за одно только это стоило благодарить, даря ответную помощь. Только подобное предлагают нуждающемуся, не отталкивающему каждую попытку, не подверженному мантре «я сам», не эгоистичному упрямцу, способному каждое светлое чувство к нему отравить темнотой целого Готэма. Кэсси не ненавидела Тимоти, но ненавидела каждый его поступок в отношении её и команды, которые устала оправдывать, сваливая вину на беспросветность горя. Все мы подвержены этому мерзкому чувству, получаем от него по хребту ржавым ломом, ломающим кости, но знаем – подниматься придётся. Сглатывая солёную кровь, наполняющую рот, утирая горькие слёзы, чувствуя и борясь с нестерпимой болью. Дрейк был оригинален в этом вопросе, следует признать. Он взял этот треклятый лом и воткнул в её сердце со всего размаха, после чего благородно позволил решать эту проблему самой, исчезая со всех радаров.   
Объявляется остановка, заставляя вынырнуть из вороха мыслей, быстрым взмахом пальца стирая каплю с уголка глаза. До отеля оставалось рукой подать. Шикарное место, но разве было здесь хоть что-то удивительное? «Я могу позволить себе быть щедрым. Это не мои деньги», – проносится в голове его голосом, заставляя мурашки бежать по коже, оглядываясь с опаской, будто виновник паники за спиной со своей извечной тактичностью. Помотав головой для убедительности обратного, блондинка непонятно чего ради поправляет хвостик и пересекает порог отеля. Игнорируя стойку администрации, проходит сразу к лифту, нажимая кнопку рандомного этажа, собираясь искать в процессе. Всего-то пять минут и нужная дверь перед взоров. «Не заперто». В сжатой в кулак руке ощущается приятная, едва различимая весомость появившегося красного лассо. В номере тихо, её движения ей вторят. Ведомая слабыми шорохами дальней комнаты, голубоглазая пересекает номер едва касаясь пола, рывком распахивает дверь и тихо выругивается на двух языках.
Великолепно, — наконец раздаётся на родном английском. Лассо исчезает из руки, сумка бросается на ближайшее кресло, шаги сопровождаются звоном десятка маленьких бутылок, по которым скользит грозный взор сверкающих глаз. — Интеллект уровня гения помогает совмещать водку с текилой? Во имя всего святого, Дрейк, надеюсь ты хоть градус повышал.
Рука с тонкими пальцами в обрамлении аккуратных колец касается плеча фигуры под одеялом, властно переворачивая ту на спину,  вглядываясь в почти полностью умиротворённые черты лица. Пальцы скользят по щеке, без капли лишней грубости, пока Кэсси склоняется ниже, отчего длинные светлые волосы задевают юношеское лицо.
Дрейк?

+1

4

Тимоти не знал сколько точно прошло времени с его возвращения. Возможно, прошло пару часов... А может и больше. Но в его случае это было уже слишком не важно. Сразу как вернулся, Тим первым делом закрыл все окна и отключил телефон. Возможно он и пригодится срочно где-то, но сейчас это его не волновало. Как и то, что может произойти нечто ужасное в Метрополисе, но в чём будет необходим Красный Робин... Но и это уже было не нужным. Он сам себе сейчас казался не нужным... Что уж говорить об остальных! Действительно частью команды Дрейк ощущал себя только в Юной Лиге и с тех пор даже приближённых к этому чувств он не испытывал. Он после участвовал в некоторых операциях бэт-семьи, но даже так - всё равно не ощущал того тепла и тех эмоций, которые ощущал раньше... Казалось, Тимоти потерял всё что мог и к несчастью - из-за своих ошибок. Конечно, одно время пытался винить остальных, в попытках оправдать свои действия, но он был слишком умён... Или слишком глуп? Чтобы в итоге не приходить к одному общему знаменателю - к себе самому. Если задуматься, то бояться нечего было и смысла в этом тоже никакого не было. Оградил ли он своих друзей от угроз? - Нет. Помог ли он им, оставив, по сути, на произвол судьбы? - Оставил, но помощи никакой с этого не было. И никому. По сути, Робин ранил всех тех, кому, возможно, был нужен. Больше чем когда-либо... И ладно бы бросил, но как он дальше поступил? - А дальше он просто вычеркнул всех из своей жизни и заблокировал как только мог. Просто чтобы они с ним не связались. Да он даже не объяснил им почему решил так поступить и стоило ли оно того... Но, конечно, оно того не стоило. И навряд-ли когда-то будет стоить. И чем всё это закончилось?
По факту, он без предупреждения просто сбросил всё на плечи своей замечательной близкой подруге - Чудо-девушке - и ушёл. Просто взял и сбросил. Тогда, когда она не была к этому готова. Несомненно, из неё вышел бы хороший лидер - и сам Тимоти в это свято верил - но даже если так... Это был очень плохой и мерзкий поступок. Пожалуй, по отношению к ней он поступил даже хуже чем думал сам, поскольку они медленно, но верно, шли к прекрасным отношениям и подожди немного - они был стали идеальной парой. Тим понимал, что любил её и был готов сделать ради неё всё что угодно... И он бы сделал, чего бы это не стоило. Также он и понимал, что и он ей был далеко не безразличен и она сама была готова "перейти на новый уровень" отношений... Но он поступил так, как поступил. Желая лишь блага и спокойствия для неё, Дрейк, по факту, вонзил ей нож в спину... Своему самому лучшему другу и своей возлюбленной. Вонзил тихо и даже не дал хоть какого-то шанса подготовиться к этому. Хоть какого-то объяснения.

И сейчас получалось только страдать. Куда больше чем когда бы то ни было. Он всё чаще и чаще приходил к мысли и осознанию своей вины и это било ещё сильнее. Но Тимоти просто не мог об этом не думать... Не сейчас. Прекрасные воспоминания так и выбирались наружу, но какими бы светлыми и тёплыми они не были - сверху ложилась чёрная карта. Это не было вмешательство со стороны, это было его осознанное действие - перечеркнуть всё, не дав никому ни шанса. Ему было больно и одиноко, но некому было разделить его чувства или хотя бы его выслушать... И оставалось только желать напиться и забыться. Быть может потом, всё образуется. Быть может...

Когда дверь приоткрылась и послышались звуки стекла, Тим уже был в достаточно... Неприглядном состоянии, но более-менее мыслить и реагировать мог. Другое дело что в своих печалях он не видел смысла хоть как-то защищаться и хоть что-то делать... Даже если за ним пришла Гильдия убийц. Ему просто уже всё равно и Дрейк совершенно ничего не хочет. Он просто в полусне валялся у кровати и смотрел в потолок. Потом в пол.

Но как лучик света в его непроглядном тёмном царстве вдруг появился знакомый голос... Слишком красивый чтобы забыть, и слишком опечаленный (как показалось самому Тиму), чтобы не вспомнить всё то, что он успел причинить. Он предполагал что после случившегося Кара кого-то оповестит, но не думал что действие будет столь... Радикальным. Возможно старая подруга просто решила восстановить хоть какие-то осколки из былого. А может криптонка понимала что никто лучше Кэсси не сможет повлиять на Дрейка. Хотя бы попытаться... Но пока Тим размышлял, он не заметил как девушка подлетела к нему и даже перевернула лицом к себе. Ему было слишком плохо и стыдно (в том числе и за данную ситуацию) и хотелось снова спрятаться, но... Но юноша не мог оторвать от неё взгляд и всячески старался выглядеть хотя бы более прилично...
- Привет, Кэсси. Давно... Не виделись. - максимально спокойно и адекватно пытался Тимоти ответить на её обращение - Как ты? И... Что ты здесь делаешь?
После он сразу задумался как можно продолжить диалог... Но в итоге не выдержал и на чувствах - а возможно просто из-за большого количества выпитого -, сразу как она слишком низко наклонилась и её волосы задели его лицо, он резко подорвался и... Поцеловал её в губы со всей нежностью, которую себе мог сейчас позволить. Скорее всего это будет воспринято как минимум странно, но мысленно Красный Робин приготовился к полёту в окно. А поскольку его номер располагался высоко, то он успеет ещё посмотреть на прекрасный ночной Метрополис...

-Я... Прости. Не сдержался. Я слишком сильно... Скучал по тебе. Прости что так вышло... Но я рад что ты здесь. Наверное, нам стоит обсудить... Всякое... Если ты не против, конечно.
Тимоти пытался говорить и выглядеть максимально адекватно и трезво, однако навряд ли всё было так как ему хотелось. Он не в самом лучшем виде сейчас и особенно печально то, что его таким видит Кэсси... Но взять и пойти одеться казалось плохой идеей... Хотя в "ранние годы" юноша именно так бы и поступил. Но сейчас другой... Случай. [icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/7e/23/90694.jpg[/icon][nick]Tim Drake[/nick]

Отредактировано Tim Drake (24.09.2020 01:02:06)

+1

5

Иссиня-чёрные волосы чуть поблёскивают на свету, разметавшиеся небрежно вкруг знакомо-выразительных черт лица. Под сомкнутыми веками пришёл в движение зрачок взора цвета пляжных волн, обрамлённый аркой пушистых ресниц. Этот образ так незатейливо, однако, намертво отпечатался где-то в подкорке, раз за разом лишь совершенствуя собственную детальность, подключая другие чувства. Сквозь оттенки различной разбавленности спиртов  проскакивают нотки его парфюма, всегда взрослого и дорогого, смешивающегося с запахом её любимых пудровых духов. Как тогда. Единственный раз... Сандсмарк ненавидела думать о прошлом (иными словами – вспоминать), ведь оно прятало в себе столько же боли, сколько счастья, ненавидела подлую избирательность памяти, вежливо подсовывающую нужные моменты в далеко не тех ситуациях. И ничего не способна была с подобным поделать, если только не ввести в череп иглу, лишаясь такой, в сравнении с тысячами других вещей, неурядицей – помнить. Глаза Тимоти распахиваются внезапно, заставляя на мгновение замереть, ловя взгляд, сосредоточившийся на её глазах, оттенка небесной лазури. Это продлилось секунды. Океан рассматривал небо.
Уж получше тебя, Дрейк, — возвращая себе остатки самоконтроля, блондинка мягко хмыкает, отмечая про себя, насколько связной выходить речь этого уже явно профессионального алкоголика. — Полагаю, ответ на второй вопрос твоя умная голова уже отыскала, даже если мыслительный процесс в ней напоминает рандомные скачки шарика в банке пива.
Сарказм – прекрасный ответ для любой ситуации, Кэсси знала это точно, общалась подобным образом с мирозданием, стоило тому начать наглеть. Красному Робину такое обращение тоже давалось в ответ на поведение, правда много воды утекло с той поры, но кому в голову пришло, что полубогине запрещено быть злопамятной? Ну хотя бы самую малость! Следовало отстраниться, устроиться где-нибудь поблизости, заводя беседу, что была жизненно необходима, дабы одна въедливая криптонка поставила галочку «душевный разговор» напротив списка с ярким названием «Борьба с депрессией Тимоти Дрейка», выдала Кэсси заслуженную наклейку со звёздочкой и отпустила с миром. Все они рухнули в одночасье, стоило только их губам соприкоснуться, запуская дрожь по телу. Воспоминания прошлого поцелуя заполняют разум на мгновение, выжигаемые неправильностью этого поцелуя. Амазонка не ощущает податливости губ, усиления биения сердца, нет, она чувствует слабый привкус алкоголя и собственное возмущение. Рука касается обнажённой человеческой кожи (впервые за вечер позволяя себе заметить, насколько Дрейк не одет), нажимает резко, без лишней боли, желая оттолкнуть, отстраниться, разрывая это недоумение, кажущееся издёвкой похлеще всех прочих. «Словно целовать бутылку», – проскальзывает возмущённая речь, пока Кэсси усиленно трёт рукой губы, словно желая избавиться от следов его прикосновений. Ей обидно до горьких слёз, непривычно и гадко, гадко от очередного случая, желающего подобраться к сердцу, которое и с прошлого раза не отошло. Всё это – просто ужасная шутка. Мерзкая выходка хмельного рассудка, подкрепляемая малосвязной речью, полной бесконечных, пустых извинений. Опоздавших на десятки месяцев. Бросая на юношу взор повлажневших глаз, девушка резко взмахивает рукой. Резкий хлопок, слабая краснота на его щеке. В этой пощёчине было столько обиды и злобы, столько невысказанных слов, громких, жёстких, правдивых. В ней было столько выплаканных ей когда-то слёз. Которые не должны литься снова!
Иди к чёрту, — бросает голубоглазая, подскакивая с постели. Отпинывая со своего пути злосчастные бутылки, разбивающиеся о стены со звоном, она отступает всё дальше и дальше, пока не останавливается у кресла, где оставила сумку. Очередной вздох, обречённый, надрывный, кулаки, сжатые до побеления костяшек. Так хочется послать в Тартар всю эту затею, оставить его с тысячей своих демонов и сбежать, в спокойствие тщательно выстраиваемой жизни, так хочется...хочется до безумия. И пусть Кара не простит подобного трижды, пусть сама Кэсси никогда себя не простит. Её щёки горят от смущения и злобы, и губы всё ещё горят от прикосновения к его... Амазонка опускается в кресло, будто приговоренный на электрический стул, переводит на Тима взгляд, говорящий лучше всяких слов, сколько боли он получит, если только попробует приблизиться к ней хоть на дюйм. И в сторону постели летят оставленные у входа в комнату тапочки.
Хочешь обсудить, Дрейк? Давай, я готова слушать отсюда. Оденься, умойся или снова накройся своим треклятым одеялом – всё равно. Сам решай, у тебя решения насчёт себя всегда хорошо получались, — зря всё-таки Кара это задумала. Кэсси ни разу не квалифицированный психолог с вкрадчивым тоном и записями в блокноте. Нет, она – тот сумасшедший, что швырнёт в пациента стулом, требуя просто вставать и делать, не разводя лишних соплей. Не потому что зла или жестока, а потому что держать себя в руках так тяжело, когда внутри всё кипит от желания кричать. На него, одного, заслужившего каждый миг её ярости. И больше ничего, ни любви, ни поцелуев, ни жалости. Её жалость уже была его разменной монетой, так что пора перестать давать Уэйнам деньги.

+1

6

Когда возлюбленная заявилась в гости, Тим ожидал что разговор навряд ли продлится долго и он был уверен, что она сбежит сразу как увидит его... Тем более в таком состоянии. Заявись кто-то ещё - да даже та же Кара - ему было бы куда проще и легче, но пришла Кассандра. Тим не мог понять почему прибыла именно она, в то время как могли позвать кого-то... Иного. Да того же Бункера, или как там называл себя тот мексиканец... Это было так давно, что воспоминания почти расплылись. Однако, попросили прийти именно Кассандру и от этого Тимоти стало только ещё хуже.... Даже скорее именно за неё, нежели за самого себя. Он понимал что, как бы Кэсси не пыталась держаться, но ей трудно находится здесь. С ним. В своё время, Тимоти причинил слишком много боли и печалей Кассандре, за что сейчас себя сильно ненавидел. Он боялся что когда-то они вновь встретятся и уж особенно - если в столь неприятной ситуации. Не хотелось делать опять больно и Дрейк надеялся, что вскоре она его забудет и найдёт кого-то получше. Чудо-девушка была достойна намного более лучшего и хорошего человека, нежели сам Тимоти... Хотя бы просто в приятелях. Уж слишком много он ей причинил вреда и сейчас, когда Кэсси пришла, лишь раскрыл рану ещё больше. Он не знал, как и зачем позвали именно её, но мог предположить... Также Тим не мог понять почему Кассандра вообще согласилась навестить такого как он... Юношу не сильно волновало то, как повлияло его решение на команду в целом, но вот то как сказалось на некогда возлюбленной... Большой спектр чувств и эмоций заполонили Тима и все они были лишь негативными. Он ненавидел себя за то как поступил, Тима мучило сильное чувство вины и стыда к себе, ведь всё могло быть иначе... Не будь он таким дураком. Почему если он и хотел уйти, то не предложил уйти с ним? Зачем нужно было надеяться на то, что получиться защитить Кэсси, при этом причинив столько боли? Ведь всё могло быть совершенно иначе... Хоть раз подумай юноша не только о себе.
- Прости, я не хотел... Напоминать о произошедшем. Не хотел ворошить рану. Ты... Не безразлична мне, Кэсси. Мне жаль что... Что так всё... Вышло - слова вырывались из Тима слишком болезненно и даже, казалось, слишком ломано. Возможно это было только от алкоголя... Но возможно что и нет. Дыхание перехватывало, а всё нутро было сжато в горящем кулаке. Как жаль что это, скорее всего, было не спиртное... Ненависть полыхала внутри, перемешиваясь с ужасным чувством вины перед Чудо-девушкой. Тимоти ненавидел себя за всё... И навряд ли теперь ситуация изменится. Помимо этого, о себе давало знать и осознание своего... Нынешнего состояния и то, что он не подготовился к приходу гостей... Особенно столь важных для его жизни. Наверное, Кэсси чувствовала себя сейчас не лучше чем Дрейк... Но скорее всего даже намного хуже, чем он мог бы себе только представить. Казалось, что лучшим решением сейчас было бы действительно уйти и оставить мучиться Тима в своих проблемах и чувствах... И он бы прекрасно понял такое отношение. Он бы не осуждал и принял бы как должное. Парень заслужил это и не мог сказать или предугадать - есть ли у него шанс хоть что-то изменить... И стоит ли вообще этот шанс давать такому человеку? Он умел причинять лишь боль... И верил в это.

После выходки, она тут же отстранилась от него и дала вполне заслуженную пощёчину. А с ударом окончательно показалось что это конец... Тим не хотел этого и сделал бы всё чтобы Кэсси его не покидала, но в то же время осознавал - это было бы правильным для неё решением. Но сейчас, теперь когда Кэсси здесь, Тимоти понял - он не сможет начать всё заново. Не без неё. И хоть он не верил в какой бы то ни было успех, но где-то в глубине не переставал надеяться. Но, как говорится, надежда умирает последней.
- Я... Да, хочу всё... Обсудить. Попытаться... Мне так жаль... - вялым и уставшим голосом начал говорить юноша, неловко поднимаясь с пола. Он хотел было подойти и обнять Кассандру не смотря ни на что. Хотел улыбнуться ей и не отпуская из объятий попытаться успокоить, поцеловать. Дать обещание что всё будет хорошо и бояться нечего... Что они справятся и все беды останутся в прошлом. Но не мог. Каждый раз когда Тим пытался поднять на неё свой взгляд, чувство вины тут же его обуревало, как и чувство стыда. Он начинал "гореть" и не мог себе простить того, что когда-то сделал со столь прекрасной и любимой девушкой. Лишь сейчас - спустя столько времени - Тимоти понял как любит её и как не хочет более терять Кэсси. Никогда. Прошло столько времени, но он даже частично не смог простить себе и свои грехи перед ней. Тимоти любил её всем сердцем и не хотел более видеть даже тени печали на её прекрасном и столь любимом лице. Лишь улыбку и радость, от которых и самому Тиму было бы гораздо лучше и теплее на душе. Будь возможность, он бы несомненно всё исправил... Хотя бы попытался. Ведь Кассандра была для него всем. И лишь сейчас - пытаясь посмотреть в её прекрасные и влажные глаза - Дрейк понимал, что лишь она ему и нужна. Только с ней он сможет пройти через все испытания... Тиму были просто необходимы её любовь и поддержка, но он даже не представлял как может - хотя бы частично - заслужить их. Нельзя было её бросать и пытаться забыть... Тем более что именно Кэсси сейчас, пожалуй, единственная кто сможет удержать его от падения в бездну своих внутренних демонов. Единственная кто являлась всем миром для того человека, который некогда был известен как Тимоти Джексон Дрейк, Красный Робин. И уйди Кэсси... Тим бы её не винил. Он заслужил своей участи. Но до тех пор пока есть ещё хотя бы призрачный шанс, не стоило терять надежду... А большего в нём, казалось, уже и не осталось...
- Я... Понимаю тебя, Кэсси... Слишком много я свершил ошибок... Но самая моя большая ошибка была одна - я оставил тебя. И так... Грубо. Я не хотел причинять тебе ту боль, которую причинил... Я был дураком... Я пойму если ты захочешь... Оставить меня... Но ты для меня всё ещё важна. Ты нужна мне, Кэсси... Важнее чем кто-либо... Я не смогу без тебя. - заговорил Тимоти, тихим и подавленным голосом, словно пытаясь не разреветься и стараясь говорить максимально связно после выпитого. Тим отвернулся от неё накинул на себя халат. К счастью, он успел хотя бы штаны надеть, а то было бы ещё более неловко.
[nick]Tim Drake[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/7e/23/90694.jpg[/icon]

Отредактировано Tim Drake (11.10.2020 18:40:06)

+1

7

Умение крепко стоять двумя ногами на земле позволяло Сандсмарк строить прочные воздушные замки, не боясь их разрушения. Её отличала трезвость мышления, стойкость убеждений и решительность действий, совершаемых, порой, без долгих раздумий. Хотя и казалось, что у этой блондинки был определённый план на любое возможное действие нахальной судьбы. Сейчас не существовало и его, любые надстройки рухнули под тяжестью внезапности чужих поступков, отчего приходилось импровизировать на ходу, но предсказать действия Дрейка уже не казалось возможным. Следовало верить его извечной осторожности (очень глобальной в последнее время), не позволяющей впасть в крайности и перейти без того треснувшие личные границы меж ними. Предупреждать о возможных последствиях казалось лишним, Кэсси всё ещё уважала наличие у Тимоти развитого ума, но в случае чего, предупреждение он получит недвусмысленное. Ногой через всю комнату до ближайшей стены.
Слышать запоздалые извинения было слишком странно, чтобы ощутить справедливость или удовлетворение. Тогда, месяцы назад, Кассандра была бы чертовски рада подобному повороту событий, вслушивалась с упоением в каждое слово, понимая, он ощущает всю тяжесть собственной вины, раскаивается, поливая бальзамом её истерзанные нервы. Сейчас же извинения казались ненужными, пустыми, может и искренними, но лишь только неприятными, звучащими отрывистыми фразами из уст пьяного человека. Неуютно и даже противно ощущала себя амазонка, когда сердце вновь и вновь сжималось болезненно от этих слов. Говорить о себе и о них вдруг стало тяжело, почти ненужно, чтобы старые раны сильнее не бередить. Да и говорить толком не о чем, потому что и «их» как таковых нет. Месяцы совместной работы и один случайный поцелуй ничего не значит, по крайней мере, для Дрейка не значил точно, раз тот ушёл так спокойно, не оглядываясь, забывая все прошедшее, запрещая всяческое общение. Может даже переезжал он именно для этого. Сегодняшний поцелуй рассматривать для статистики не хотелось, настолько противно ощущала его голубоглазая, внезапно получив. Он был неправильным от начала и до конца, отчего желание забыть недоразумение поскорее зажгло в разуме все имеющиеся красные лампочки. И выходило бы определённо лучше, если бы губы не горели в местах соприкосновений от нахлынувших эмоций. От всего этого требовалось избавиться побыстрее и разум цепляется за обрывки вылетающих с языка Тимоти фраз. Одна из которых заставила полубогиню несколько позлиться, размышляя о ней более пяти секунд.
Твоей самой большой ошибкой было оставить команду. Лидер не поступает так, не бросает на помойку как мусор тех, кто ему доверились. Ты привёл этих людей к чему-то большему, чем они являлись, дал им дом и семью, а после ушёл, наивно полагая, что кто-то другой справится со всем по щелчку пальцев. Ты предал их к тебе безграничное доверие. И ради чего? — ей и самой хотелось бы узнать ответ. Ещё тогда, оставленной на произвол судьбы с подобными-то картами на руках, взявшаяся за руководство по необходимости, Кассандра металась бесконечно, решая сложившуюся ситуацию. Она вспоминала первые месяцы лидерства как самые страшные в жизни, никому на свете не желая подобного. Тимоти ушёл не только как разум, вместе с ним пропали сплочённость, их общий дом. Чёрт возьми, банальные финансы тоже никогда лишними не были, но и те исчезли! В новых условиях Сандсмарк сотворила невообразимое – решила все проблемы до единой, каким-то чудом научившись жонглировать, балансируя на канате одной ногой. Но никогда не подумала бы, что достойна подобного. Она – не разум, не координация, не составление громоздких планов, скорее мускулы и постоянное движение напролом. Хотя, многие признали, что у неё отлично получилось полностью изменить сферу деятельности. Что поделать, отчаянное желание не разрушить этот карточный домик заставляет разыскивать суперклей в магазине круп и морепродуктов в четыре утра, иначе не опишешь весь тот хаос. И вот о нём хотелось высказаться намного больше, чем о каких-то там расставаниях. Да, здесь был эгоизм, видимый невооружённым взглядом, потому что Кэсси заставили стать центром, но между собой и ними, она без раздумий выбрала их. Говорить о команде, стыдить от её имени, спрашивать, что именно заставило от всего отказаться. Опуская собственную в этом роль почти до нуля, лишь бы не возвращаться к этим молитвенным речам мямлящим тоном от одного из самых уважаемых некогда девушкой супергероев. Теперь же одни сплошные извинения, только не разбирать их раз за разом, чтобы вновь шагнуть в это болото вечных страданий, к которым извечно сильная Кассандра просто не была готова.
Обсуждение всего произошедшего стоит начинать именно с этого. Тогда всё было действительно ужасно для тебя, но подобный поступок... Неужели уйти со всех радаров и перебраться в Метрополис намного легче, чем быть честным с собственной командой? Если уж так хотелось поменять образ жизни, мог бы сделать это правильно: распустить команду, объяснить всё и хоть ехать в Альпы для разведения коров, но ты решил просто оставить вокруг цирк и позволить всем плясать как захочется, — в особенности тем, кому плясать совершенно не улыбалось. Назначить приемника, решить вопрос с командой – да, это вопрос не одного часа, но если уходить, будучи обременённым ответственностью, то разве не так? Видимо, с подобным у Уэйнов невероятные проблемы, хотя нет, только у одного, остальные Робины подобными вещами не занимались. По крайней мере, подобной информации у Сандсмарк просто не было. И не хотелось бы однажды их получить.

+1

8

Приодевшись, он сразу же опустился на кровать напротив Кассандры и наблюдал за ней и за её реакцией на всё происходящее здесь и сейчас - её жестикуляции, эмоции, выражение лица... Он вслушивался в её интонации при разговоре и тем самым пытался подмечать те моменты, которые казались наиболее обидными и оскорбительными для неё. По крайней мере, насколько всё это было возможным для его полупьяного состояния. Мысли всё равно ещё путались, переплетаясь с прошлым и настоящим, смешиваясь с чувствами и эмоциями как его самого, так и возможными - на взгляд самого юноши - чувствами и эмоциями девушками. К счастью, её резкий и совершенно обоснованный порыв - из-за которого к тому же, Тим чуть не свалился с кровати - также немного привёл его в себя. И может это было не совсем достаточно для того чтобы он оправился от некоторого опьянения, но и малого "толчка" вполне хватило. И как раз пытаясь наиболее трезво - если подобное, конечно возможно - размышлять и предполагать как будет лучше в дальнейшем, Тим и начал наблюдать за Кэсси, с целью попыток избежать новых действий и высказываний от себя, которые могли ещё сильнее задеть девушку или и вовсе заставить покинуть его. Она и так не обязана была приходить сюда, даже не смотря на просьбу... Но Кэсси всё же пришла и спугнуть её сейчас было бы как минимум не красиво и крайне неуважительно по отношению к ней и её чувствам. Которых, несомненно, было очень много и которые являлись действительно обоснованными по отношению к нему и его действиям. Тимоти и сам понимал что поступил очень мерзко и подло по отношению ко всей команде и к Кассандре в частности и уже тогда - только-только уйдя - он не раз корил себя за такой поступок и считал что должен вернуться на пару минут чтобы хотя бы описать всю ситуацию и объяснить почему он поступает именно так, а не как-либо иначе. Да хотя бы просто предупредить - и то было бы не лишним! Но Тим не сделал и этого. И хоть он пытался ещё тогда успокаивать себя "Высшим Благом" и необходимостью своего поступка, однако сейчас, спустя столько времени, юноша осознавал что объяснение это лживо в том числе и для него самого. И что вообще вся эта ситуация просто необдуманный глупый бред, не достойный даже думать о нём, а уж тем более - поступать так. И это тоже мучило Тимоти. В последнее время, он и сам часто задумывался хотя бы встретится - если не вернуться - к своей старой команде. Объяснить всё, рассказать, извиниться и чтобы хотя бы посмотреть что с ними стало с момента его ухода и как сильно они изменились... Но при этом, голубоглазый и понимал что навряд ли смог бы смотреть в глаза Кэсси с тех пор и что вообще сможет заставить себя к ней подойти - уж слишком стыдно ему было перед девушкой после всего того, что они прошли вместе. И что могло бы у них быть. В итоге Тимоти не просто уничтожил доверие амазонки к себе, но и вовсе, скорее всего, разбил ей сердце. И понимая это, сам юноша не мог себя простить... К тому же, ему казалось что уже слишком поздно и остаётся только страдать в одиночестве... И пить. Ведь маловероятно что его кто-либо простит, а уж тем более Кассандра... Да даже сейчас, когда она пришла сама к нему, а он уже в более-менее пьяном состоянии... Даже сейчас при всём желании он не может смотреть ей в глаза и всячески старается избежать зрительного контакта. Слишком много боли, печалей и вообще проблем он ей тогда причинил и чувства вины и стыда по отношению к ней, просто заполоняли Тимоти. Разумеется, ему может стать лучше если она хотя бы попытается его простить, хотя бы частично... Но сможет ли, после того что он сделал?
- Ты права... Если это не самая большая моя ошибка, но одна из таких... Мне правда жаль что так вышло и я действительно раскаиваюсь... Но я просто не знаю можно ли хоть что-то сейчас исправить... Хоть что-то изменить? Я подвёл всех и оставил вас на произвол судьбы, оборвав все связи... Разве я могу хоть на что-то надеяться в случае с нынешней командой? В случае... С тобой? После всего того, что я сделал и натворил... После того, когда прошло столько времени после этой большой ошибки?
И вновь на Тимоти накатили негативные чувства и даже добавилась жалость к себе. Он в очередной раз за этот вечер прокрутил в голове все прошлые события и поступки, которые привели его к нынешнему состоянию... И ведь это только в случае с командой! А сколько помимо этого Тим успел сделать и вовсе страшно было представлять. Несомненно, как и говорила Кэсси - самая большая его ошибка была в том, что он оставил их. Но это же и являлось его самой большой болью и причиной почти всех страданий. Юноша повёл себя слишком эгоистично и понимал что прощения ему за это, скорее всего, нет, но и исправить он это хотел как никогда. Но даже если случится чудо и его вдруг простят, позволив вернуться... Разве будет ли он достоин этого? Сможет ли он сам себя простить, даже если простили его? И сможет ли вообще быть хотя бы частично таким же хорошим супергероем как и тогда, или он будет уже больше злодеем? Мысли, мысли, мысли... Слишком много мыслей и эмоций, слишком мало возможностей и хотя бы капли здравого рассудка. И если в Чудо-девушке бывший Робин не сомневался ничуть, то сомневался в себе по отношению к ней... Разумеется, он Кэсси ценил, любил и восхищался ей до сих пор - особенно сильно стал восхищаться после визита к нему -, но удастся ли восстановить хотя бы частично их отношения? Да и нужно ли ей самой уже это, спустя столько то времени? Было слишком много вопросов, ответов на которые было также множество и увы - все негативные. Была малая надежда на нечто лучшее, но именно что надежда... Но даже не смотря на это, Тимоти будет всячески стараться загладить вину перед ней - и меньше перед командой - чего бы оно не стоило.
- Нет, Кэсси, это было куда хуже и сложнее, чем быть честным с вами... Я поступил ужасно и постоянно возвращаясь к этому, я... Я лишь ещё больше страдаю и впадаю в крайности... - печально ответил юноша и вновь ощутил всю ту боль и даже отчаяние, которые появились от осознания того, что слишком много времени упущено впустую и что пытаться как-то всё исправить уже поздно... Хоть и необходимо. Не желая ещё больше мучить себя бесплодными переживаниями, Тимоти намеренно потянулся рукой к открытой и полупустой бутылке вина на тумбочке у кровати и хотел было сделать глоток-два... Как резко и уже непреднамеренно попал на взгляд Кассандры... Вовремя опомнившись, он убрал руку, опустил глаза вниз и продолжил отвечать, стараясь звучать максимально здраво и, конечно, более трезво. Это, правда, давалось с трудом... Но было необходимым. - Я был полным кретином когда так поступил... Но тогда мне правда казалось это... Правильным. Я плохо осознавал последствия и как оно всё обернётся... Я понимаю, что мне нет прощения... Особенно перед тобой, Кэсси, но... Но мне правда жаль и я хочу попытаться всё исправить...
Слова давались трудно и болезненно и по большей части уже не из-за выпитых (или наоборот, недопитых) напитков. Алкоголь, конечно, ещё имел место быть и находился где-то там, на заднем плане... Но именно мешанина всего внутреннего состояния делала хуже всего. Тимоти пытался понимать и принимать те или иные факты и поступки, хотел вернуть всё на круги своя, но при этом и осознавал что навряд ли может хоть на что-то рассчитывать. Слишком много было путаницы и сомнений и из всего Тим, пока что, видел только плохое для себя. Конечно, не стоит сбрасывать со счетов и опьянение - которое всегда лишь усиливало его депрессии вопреки желанию забыться -, но Дрейк всё равно не мог толком составить хоть какой-то план действий, для решения хоть чего-то. Ему нужна была помощь, как бы не пытался юноша убедить себя в обратном...
- Что мне делать, Кассандра Сандсмарк? [nick]Tim Drake[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/7e/23/90694.jpg[/icon]

Отредактировано Tim Drake (14.10.2020 12:39:22)

+2

9

Когда-то странно было понимать, что один из светлейших умов ожидает совета от человека решительных действий и силы. Кэсси не была обделена интеллектом и опытом, вовсе нет, наверное просто сложилось у команды о ней такое представление, чтобы после разбиться под весом обстоятельств. Тим всегда знал об этом, всегда был готов задать ключевое «а что ты думаешь», но сейчас это не относилось к понятному или ностальгии. Именно сейчас Сандсмарт подобное до безумия раздражало. Будто она знает все ответы на свете, как чёртова энциклопедия. Или хуже – её решение важнее других, на остальные блондинка повлияет, главное ключик подобрать, чтобы простила, поняла и выгородила. Чего не будет, как ни проси.   
Здесь нужно делать, а не спрашивать, особенно в сложившихся обстоятельствах. Почему бы не прийти к команде, сказать всё это и посмотреть на ответ, нежели заламывать руки, говоря «ох, сколько же воды утекло» и ждать, будто бы я лично выпишу тебе индульгенцию? — едва ли они собираются бить Тимоти ногами, особенно, когда он такой...жалкий, за неимением лучшего слова. Хотя зачем искать лучшее, слово, он был жалок именно сейчас, слишком разбитый и напившийся, с глазами, полными печали мироздания, вялой речью и полным отсутствием той стойкости, мудрости и уверенности, что излучал когда-то. Тимоти Дрейк был совсем не похож на себя, из-за чего пусть и звучал искренне в каждом раскаянии, но всё это было так близко к грани падения, что почти виднелась чёрная трещина пропасти. Это выглядело как-то неправильно, отчего Сэндсмарк морщилась, недовольная, почти отторгающая подобный вид. Подумать только, раньше она мечтала увидеть как юноша приползает на коленях, умоляя о прощении, самые жестокие её мысли на эту тему оказались теперь так противны. Потому что Кэсси хотела увидеть того Тима, кричать и ругаться с человеком, которого всегда видела себе равным, дабы мириться под конец или остаться каждый при своём, в этот раз не найдя истины. Сомневаться и спорить, ловить его недоумение или хитрый взор, намекающий, «ты отстаёшь в суждениях, полугобиня, догоняй», за что порой так хотелось треснуть посильнее. Но он...потерянный мальчик без Питера Пэна и Неверленда, в окружении сплошных пиратов. Хотя подобное не меняет отвращения к поцелую, что состоялся недавно и злил американку неимоверно, до чесотки в кулаках.
Никогда ещё честность не делала мою жизнь радикально хуже, — немного, порой, но чтобы угробить совсем – никогда. Честность отваживала не тех людей, позволяла показать нрав и выстроить отношения по собственным правилам. Честность была куда лучше лжи, в коей Кассандра так долго варилась. — Меня...слегка ввели в курс дела...насчёт твоих крайностей. Жаль, что ты потерял ориентиры, которыми когда-то жил. Мне правда жаль. Но ведь это не повод опускать руки! Сколько раз ты помогал другим, в том числе и мне, идти вперёд, сражаться, даже если мир против тебя. Столько в жизни каждого из команды было мерзкого, но ты всегда настаивал, как важно держаться. Встряхнись и вспомни того Дрейка, он был таким воодушевлённым и сильным. Это нужно сделать, иначе совсем себя потеряешь...
Это не было бесполезно, пускай и казалось, словно она тянет наверх умирающего, Чудо-Девушка понимала, всё намного сложнее. Потому что человек никогда не был простым, потому что все они непростые. Со своими историями, способностями и демонами, делящими пологи каждой постели. И некоторые выжидают очень долго, пока нападение не станет максимально эффективным. Зевс свидетель, демоны Дрейка выжидали чёртову вечность, хитрые ублюдки. Оставалось надеяться, что он не готов окончательно сдаться на их милость. Иначе, зачем Кэсси вообще пришла?
Звучит вопрос и светлокудрая пожимает плечами неопределённо, словно не ведает ответа. В её голове созрел план: ненужный, спорный, излишне благородный, однако, необходимый в сегодняшних обстоятельствах. Но доносить его до Тима сейчас – всё равно что солонку просвещать в философию Декарта. Оттого, выдохнув чуть устало, девушка взгляд переводит на окно, за которым бушует обещанная непогода, кивает для себя, почти обречённо, дабы произнести наконец:
Попробуй уснуть. Я останусь здесь до утра и поговорим о дальнейшем как только проснёшься. В твоей умной голове, Дрейк, ведь должна крутиться мысль, насколько правильным сейчас будет этот совет, — усмехнувшись, полубогиня качает головой, саму себя упрекая за странность шутки и продолжает. — Я посижу рядом, пока ты не уснёшь, а потом устроюсь на диване. И даже не пытайся предложить мне постель, не лягу! Мало ли, что там творилось и с кем...
Откровенно говоря, о последнем и вовсе думать не хотелось. «И зачем тебе вовсе думать о его личной жизни? Перелистнуть страницу, не забыла?». Может и позабыла, порой забываешь решения, принимаемые слишком поспешно. Порой чужая личная жизнь способна качнуть даже общую лодку, нельзя её выбросить так просто. Уж Кэсси знала точно. Занимая себя раздумьями, стараясь пореже глядеть в сторону Дрейка, не создавая лишней неловкости, она всё ждала и ждала, пока дыхание брюнета не выровнялось, а пульс не стал мерным, подобно выверенному метроному. Поднявшись с кресла, слегка размяв затёкшие конечности, девушка прошлась по шкафам в поисках одеяла, после чего покинула спальню, облюбовав себе диван. За коном барабанили дождевые раскаты, дверной замок проверили трижды, не желая прихода незваных гостей. Устроившись на подушке, Сандсмарк ещё долго рассматривала идеальный потолок, повторяя мысленно «это хорошая идея...хорошая...хорошая», пока сама не была сморена вечно опаздывающим Морфеем.

Отредактировано Cassandra Sandsmark (08.12.2020 23:33:13)

+2

10

Казалось, Тим столько всего сделал хорошего и полезного в своё время в отношении старой команды, но насколько ничтожным подобное выглядело для него сейчас, при сравнении со своими последними действиями. У каждого члена команды были свои особенности характера и действий, у них были свои желания и цели и не раз казалось что все эти люди и "не совсем" никогда не сойдутся вместе, поскольку и противоречий было прежде куда больше, как и расхождений в целом. Юноше удалось всех собрать под одним крылом, помочь каждому из них, поддержать, а также дать им общие цели и смысл жизни. Тех, кто не был обучен необходимым навыкам и знаниям получили их, а кто не мог полноценно контролировать способности - их направляли все вместе, пускай не редко и тернистым путём. Бывало, речь доходила даже до ухода из команды... А над всем этим стоял и наблюдал Тимоти Дрейк. В то время, он видел свой смысл жизни в команде и её деле и всячески им помогал и оказывал поддержку. Штаб, продовольствие, возможности проводить разного рода учения... Всё спонсировалось самим Тимом и за всем этим он наблюдал максимально внимательно, дабы не было никаких проблем или недомолвок. Тим действительно сделал многое как для себя, так и для своей команды и делал это до поры-до времени. Но сколько бы затрат не приходилось, они ничего не значили для Тимоти - главное команда, а остальное второстепенно. Спустя какое-то время, правда, куда важнее ему стала Кассандра из команды, но даже так он делал всё что требовалось. А порою - что не требовалось. Но сейчас, после того как он всех их бросил на произвол судьбы.... Сейчас его былые достижения казались ничтожными при сравнении с нынешним положением дел. Тим просто взял и обрубил всё что мог - от общения и вплоть до спонсирования команды и финансовой её поддержки. Разумеется, даже сейчас он оплачивал часть из "былого", но всё равно куда меньше чем раньше. Тогда казалось, это была хорошая идея... Оставить команду, заставить их крепиться и понять что всё зависит, в первую очередь, от них и что куда большего они могут достигнуть без Робина... Но всем свойственно ошибаться, даже дальновидным гениям, коим себя порою считал сам Тимоти. Но после первых неудач бывшей команды, Тим перестал хоть как-то ими интересоваться и скорее даже не из-за отсутствия интереса, сколько из-за того, что столь плачевные ситуации у них появились в первую очередь из-за ухода Тимоти. С ним ушло всё - финансирование, организация, стабильность. Как было (да и есть) Кассандре и вовсе страшно представлять, но что сделано - то сделано. Но мысль что всё нужно исправить не давала покоя юноше. Особенно сейчас, когда он вновь посмотрел на чудо-девушку и опять отвёл взгляд в сторону - всё же, слишком много боли и неудобств он ей принёс и смотреть на неё было даже самому больно - как от стыда, так и от нынешнего положения дел. Что тоже навряд ли красило черноволосого, особенно на фоне самой Сандсмарк.
- Делать? Просто взять и прийти просить прощения?... Простите, господа... Но я не хотел вас бросать... Пожалуйста, поймите и простите? Как... Как можно просто прийти после... Этого? Меня даже на порог... Не пустят. Скорее всего... - немного вспылил Тимоти, попытавшись резко подняться с кровати, в результате чего сразу же упал обратно. Трудно сказать, что мучило сейчас его больше - проснулось чувство вины и осознание того, насколько юноша был идиот? Или это просто алкоголь так влияет, заставляя метаться и путаться даже в собственных мыслях. К тому же, хоть Тим всё понимал и осознавал (насколько это было возможно в его ситуации), но картина всё казалась неполной... Может, юноша что-то забыл? Или, возможно, он понимал что его простят, но сам Тим этого не заслуживает? Трудно было сгруппировать мысли и выстроить более чёткую линию, тем более что и усталость понемногу давала о себе знать. А местонахождение Кассандры в его номере и вовсе немного выбивало из колеи, поскольку Тимоти всё также считал что недостоин внимания хоть кого-то к своей ситуации, а уж тем более - Кассандры Сандсмарк. К которой, к тому же, у него ещё теплились чувства, отчего было только хуже. Возможно, ей стоило быть сейчас с остальной командой или хотя бы с тем человеком, который не доставил девушке столько проблем и разочарований, сколько причинил сам Тимоти. Тем более, из-за своих глупых и необдуманных действий, вместо того, чтобы просто поговорить и объяснить ситуацию. И, скорее всего, прийти к чему-то определённому... Тим не сделал никак. Он хотя бы говорил когда-то насколько ему важна была старая команда, ради которой юноша потратил столько нервов и средств? Говорил Тимоти хоть раз, насколько действительно ему была важна и необходима Кассандра? - Её мнение, чувства, одобрение... Быть может, что-то такое когда-то и было, но сейчас вспоминалось плохо. Возможно, от обильно выпитых "напитков", а возможно что сам голубоглазый неумышленно "заблокировал" всё столь важное для него, лишь бы дальше видеть себя в негативных красках. Лишь бы неумышленно стремиться к тому, о чём настоящие герои никогда не подумают... Но даже если и так, разве можно ещё хоть что-то исправить?
- Честность.. Всегда шла, тебе Кэсси... Она... Тебя красила. И ты всегда её использовала... Даже когда не нужно. Но и толку было больше... А я... Я даже не знаю. Не знаю что про себя сказать. - попытался юноша сделать комплимент, который, как ему казалось, был просто необходим. Кроме того - весьма заслужен. Хоть Тим и предпочитал быть более... "Гибким", но не раз бывало что честность оказывалась куда нужнее и тут как раз выходила Кассандра. Девушка вообще прекрасно его дополняла в то время, даже если что-то казалось порою неуместным. Но это придавало светловолосой своего шарма, а когда шарм не работал - в бой вступали её навыки, которые также были, как правило, порядком выше и эффективнее чем у Тимоти. Зато когда дело касалось компьютеров, он быстро использовал навыки свои, не давая Кэсси поступить "более грубо, но эффективно". У них обоих были как свои различия, так и важные сходства. И, скорее всего, это и послужило одной из причин, по которым полубогиня в последствии стала самой важной и необходимой частью сердца для Дрейка. Но из-за своей ошибки с уходом он срубил на корню это прекрасное молодое дерево... Но быть может, росток ещё остался. Жаль что не получится узнать это в ближайшее время. - Я потерял почти всё, чем я дорожил и что для меня было важно... Я сделал то... О чём до сих пор жалею, но боюсь пытаться изменить. Слишком... Много было плохого. И в итоге я сам потерялся, Кэсси. Возможно... Возможно полностью. Я уже не тот Дрейк... И не думаю что стал лучше... Хоть в чём-то...
Самобичевание навряд ли было хорошей идеей и особенно - во всей этой встрече - но оно же казалось сейчас необходимым. Быть может, просто от привычки. И сейчас, мельком посматривая на Кассандру и видя её реакцию - а также слушая интонации - он хотел взять и обратиться в того, кем когда-то был. Вернуть прошлое и не делать тех ошибок, которые привели его к нынешнему состоянию. Хотелось также стать умным, логичным и менее эмоциональным человеком, который просто делает свою работу и старается во благо близких друзей. Старается ради возлюбленной. И даже сейчас хотелось просто начать спорить как раньше, ведь Тимоти знает - в итоге они бы с Кэсси пришли к компромиссу и без лишних перепалок и особенно - негативных чувств. Хотелось вернуть всё что было раньше, хотя бы частично... Но для Тима сейчас это казалось слишком далёким, но благодаря блондинке - уже более возможным. И даже если она просто успокаивает его - всё равно становится только лучше. Да и алкоголь почти перестал действовать... И на смену ему уже пришло чувство усталости и желание спрятаться от всего этого бардака, даже скорее именно от бардака "внутреннего", в самом Дрейке. И раз Кассандра уже более-менее хорошо влияет на Тимоти, то дальше будет только лучше. По крайней мере, пока ещё теплилась надежда на это. И даже сейчас, когда они уже не настолько близки как раньше - Тимоти не просто не хочет, но действительно боится вновь её потерять. И по мере ослабления алкоголя, юноша понимает это всё больше.
- Сон... Может и правда, лучше отдохнуть. Я рад что ты здесь, Чудо-девушка. И я признателен за это.  - ответил подруге Дрейк, после чего устроился удобнее в кровати. Хотелось предложить Кассандре кровать, а самому уйти спать куда-то, но раз она отказалась, то не стоило настаивать. Да и просто не хотелось - тут такой беспорядок. Поэтому предложения так и не последовало, лишь ответ. - На кровати ничего не творилось и не помню чтобы с кем-то... Но ещё раз прости... За всё это. Надеюсь выспишься. Доброй ночи.
Шутки-шутками, но последнее обращение девушки казалось... Странным. И даже несколько обидным. Возможно, это просто показалось, однако... Подарило мысль, что быть может он ещё интересен амазонке хоть как-то и даже не только как друг. Эта мысль могла быть поспешной, но она грела душу юноши и успокаивало её, немного поднимая настроение. Конечно, какие-то шансы всегда есть и на всё - в это всегда верил Тимоти Дрейк - но даже мало значимое "подтверждение" может многое изменить и заставить двигаться к желаемому. Или хотя бы, задуматься о некоторых изменениях в своей жизни и в себе. И пока что Тимоти желал надеяться именно на лучшее и стремиться к этому. Хотя бы ради Кассандры и чтобы ей стало лучше.
Быть может, со времени ухода Кэсси думала обо мне также часто, как и я о ней. Не помню ни одного дня, чтобы я не корил себя за потерю столь прекрасной девушки и шансов с ней... Чтобы я волновался за неё и думал как бы всё обернулось у нас... Повод малый, но вселяет надежду. Хотя бы это и то хорошо.
А затем усталость ещё сильнее нахлынула на юношу и сейчас, будучи спокойным и даже довольным, он чувствовал что может наконец уснуть и хотя бы попытаться поспать нормально. Без кошмаров и без лишних волнений. Рядом с ним - пускай и отдельно - находиться та, без которой было бы куда сложнее. Девушка, которая даже спустя только времени для него остаётся, пожалуй, самым важным человеком в жизни. И оттого юноше только спокойнее.
[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/7e/23/90694.png[/icon][nick]Tim Drake[/nick]

Отредактировано Tim Drake (22.11.2020 01:30:15)

+2

11

Взор океанской волны поблёскивает недовольно, глаза закатываются на мгновения. Руки под грудью скрещиваются, пока смотрят на юношу пристально, неодобрительно. Не в первый раз за ночь, если задуматься. Потому что он только и может, что вызывать раздражение, злобу, отчаянное желание несколько раз стукнуть по умной голове. Нельзя или можно гению быть таким профаном в вопросах человеческих взаимоотношений? Наверное, можно, Кэсси не решалась становиться истиной последней инстанции. Вспоминая последние случаи, даже его отношения со Стефани...возможно, результат естественный. Но злило не это, скорее бессилие, та лёгкость, с коей он отдался на произвол судьбе, то недоверие к людям, которых сам и предал. Словно Тимоти мерил по себе, такими стандартами, хотя Кассандра могла сказать с уверенностью – подобные гроша ломаного не стоят. Вряд ли юноша понимал это.
Не нужно думать об этих людях хуже, чем они есть. Это не даст тебе дополнительную звёздочку, умный мальчик, — забавно, что она даже не дёрнулась на его попытку вскочить, показывая новый виток эмоций. Наверное, слишком сдерживала себя в попытках не уйти в очередные остроты, пропитывающиеся всё большим количеством желчи. Словно бы всё нутро требовало уколоть побольнее, бить лежачего ногами до потери сознания. Не слишком благородно для девушки, носящей титул «чудо». Не слишком действенно в данной ситуации. Приходилось абстрагироваться, искать оправдания, напоминать сознанию, что не следует отметать самобичевание, коим, как выяснилось, молодой Дрейк обожает баловаться на досуге от спасения мира. Помогало. Не сильно, однако уровень желчи несколько поутих. Что если всё и правда настолько просто? Голубоглазый так привык страдать, что даже не видит возможности прощения друзьями, ведь подобное прервёт этот порочный круг его истязаний. Надежда слишком дорогая вещь? Едва ли, у этих мальчишек наличности всегда в избытке. Надежда слишком светлая вещь для воспитанников, жителей мрачного Готэма? Тут куда более правдоподобно. Может Уэйнам просто нравится закутываться в отчаяние и депрессию как в первейший из плащей, выходить на борьбу против мира в одиночку и погибать непризнанными, драматическими героями? Это ведь куда легче, чем решать проблемы, не бросать друзей, отпускать прошлое и становиться лучше. Неужели этот выбор настолько верный, что его придерживаются на уровне подсознания все, кому хоть раз доведётся поставить летучую мышь в кодовое имя?
А вот ты совершенно позабыл, как и когда ею следует пользоваться. Многовато полагался на меня и мои способности, — беззлобно отвечает блондинка, вновь расслабляясь, откидываясь спиной в мягкое кресло. Они ведь были отличной командой во всех этих пересечениях и отличиях. Каменное здание, увитое плющом с крошечными цветами – стойкость и гибкость, создающие поразительную картину. Напарники являлись неотъемлемой частью работы героев, однако, Кэсси уже не могла взять и признаться сходу, что с Тимоти и только с ним у них существовала та гармония, коей более она уже не достигала ни с кем. Не потому что подобное изречение было ложным, вовсе нет. Просто произнести его означало отпустить прошлое и двигаться дальше, а девушке лицемерно хотелось оставить это чувство хотя бы до утра. Малую его часть, каплю на дне бокала. Ведь слова юноши трогали сердце, заставляя вспоминать собственные страхи, перепутья и как сильна была в те миги нужда в руке помощи. И когда Дрейк признал это, в ответ получил не саркастичное, а скорее логичное утверждение, наполненное искусно скрываемой решимостью:
Значит тебе пора найтись, — в голове вращались шестерни грядущих масштабных планов, знать которые ему сейчас не обязательно. Важно было наличие и постепенное доведение до ума. За размышлениями Сандсмарк становилась тише, переходя со слов на звуки, жесты, мимику. Реплика Дрейка удостоилась лишь непонятного фырканья, хотя в душе светлокудрой пронеслось некое ощущение...облегчения? Странная реакция была отброшена прочь, а в тишине раздался мягкий шёпот. — Доброй ночи, Дрейк.
Реакция приходила ещё пару раз: в миг наблюдения за темноволосым и на краю погружения в сладкую дрёму, переходящую в полноценный сон, однако её прогоняли отчаянно. И когда сон наконец пришёл, он был таким спокойным и мерным, крепким, как полагается полноценному сну. Кэсси давно не снились кошмары. Она бы даже удивилась, приди они сегодня.
Солнце ещё не успело просочиться сквозь гостиные шторы, а амазонка уже была на ногах. Вернее, пока ещё сидела на диване, рассматривая предложенные варианты утреннего меню. Тима предстояло поднять на ноги после масштабной попойки, отчего завтрак требовал определённого набор волокон, белков, витаминов. Себя оставлять голодной Сандсмарк тоже не стремилась, отчего список получился внушительным и затратным, благо тратились не её сбережения. Реакция о стакане воды и паре таблеток для облегчения состояния юноши только укрепила навязчивые мысли о том, сколько и как долго прожигал здесь «мистер Дрейк» своё состояние. Видимо, достаточно, чтобы в данный номер можно было доставить что угодно, от таблеток от похмелья до нигерийских наложниц. Или наложников, никто не ханжа. Деньги разительно упрощали мироздание, уж Кассандра точно это знала, некогда согреваемая внушительными средствами, теперь же ожидавшими на банковском счету заветного часа, когда могут понадобиться. Понимала также и разницу их статусов, однако, на сегодняшний день, пропасть, кажется, сократилась до нуля. Не потому что Дрейк решился на аскетический образ жизни, скорее по ментальному состоянию. В котором у Кэсси в кой-то веке было преимущество.
Табличка «требуется уборка» возымела мгновенный эффект – уборщица появилась в номере раньше завтрака. Женщина лет тридцати со спокойным взглядом осматривалась здесь как дома и, по всей видимости, новый предмет антуража в виде Кассандры, вызывал у неё удивление. Проследовав в комнату вместе с тележкой, нагруженной всем для создания чистоты, она посмотрела на закрытую дверь в спальню и вдруг заговорила:
Мистер Дрейк ещё спит?
Верно, — не отрывая взгляда от изучения свежего номера «Лучшие гостиницы», подтвердила голубоглазая.
Я могу зайти позже...
Мистер Дрейк вчера надрался содержимым мини-бара, осколки которого в данный момент несложно углядеть на полу спальни и ванной комнаты, — не дала договорить полубогиня. — Так что я бы хотела, чтобы вы зашли туда прямо сейчас, включили пылесос и избавились от недоразумения вчерашнего вечера. Мистер Дрейк не лежит в постели голым и не желает начать утро со стриптиза, а лично мне всё равно, проснётся он от шума или нет. Кстати, лучше бы проснулся. Главное, чтобы когда он опустил ноги на ковёр, они не начали кровоточить. Спасибо.
Сложно было говорить, поняли ли они друг друга окончательно, но хотелось верить в подобное. Дальше спорить или обсуждать Кассандра не имела никакого желания. Раздался стук в дверь, означающий начало завтрака

+2

12

Разговоры, разговоры, разговоры… Как же давно не хватало их Тимоти, а уж тем более – со столь близкими людьми. Казалось, такая мелочь, но как же плохо без неё было, без хороших и милых сердцу собеседников и без их поддержки. Тем более что не ко многим удавалось прислушаться даже в более стабильные и лёгкие времена. Быть может, не удавалось так часто говорить о всей важности мнения хоть кого-то из старых друзей, а особенно – Кассандры. Вовсе нет, это не значит что юноша никогда не ценил этого, или тем более считал взгляды хоть кого-то кроме него – ложными. На самом деле это был… Своеобразный страх. Даже зная истинное отношение и мнение на его счёт, Тим всё равно старался держать на уровне свой авторитет в команде и не любил рисковать его оспариванием. Было это правильно? Может быть. Необходимым? Нет. По крайней мере, маловероятно. Под его руководством все были исполнительны и делали то что от них требовалось и хоть иногда, скорее из вежливости, Тимоти интересовался видением ситуации у кого-то из Юной лиги, но постоянно находил какие-то изъяны и неточности. Либо – минимум эффективности. Не зря голубоглазого называли мозгом команды, а некоторые – даже «компьютерным мозгом», подразумевая не навыки обращения с теми же компьютерами или техникой. Каждый шаг был просчитан и часто имел многочисленные варианты как положительного, так и негативного развития. Были подготовки, были предположения, были свои цели. И юноша понимал, хоть и не признавался себе в этом, а уж тем более команде – в случае крайней необходимости он готов рисковать каждым из своей команды. Но только в случае совсем крайней и безвыходной ситуации. Это будет сложно, тяжело и возможно подло, но исполнится. И лишь в последние недели Тимоти начал признаваться себе в таких взглядах. Но даже с момента ухода – подобное переносилось довольно трудно. Поэтому да, он был всегда открыт для обсуждений и высказываний остальных по ситуации, но прибегал к этому редко. Возможно, слишком редко. Пожалуй, лишь Кэсси всегда готова была донести свою точку зрения и бороться за неё, если считала её куда более правильной. Или более эффективной или быстрой. И из-за этого у их «дуэта» были большие проблемы по началу. Но только по началу. Но даже оказываясь не правой (по крайней мере, как казалось Тиму), амазонка всё равно стремилась к своему и даже бывали моменты, когда удавалось добиться желаемого, так или иначе убедить сменить план действий или пересмотреть приоритеты. И это действительно нравилось юноше, он любил в Кэсси целеустремлённость, усердие и напористость практически в любой ситуации. И это не говоря об остальных талантах и навыках, а также чувствах и взглядах. Чувства… Как только можно было их взять и потерять из-за своей неосмотрительности, пускай и редкой? Даже не просто потерять… Просто взять и отказаться от них, выбросить, выставить за дверь… Пусть каждый назовёт как считает нужным. Вновь хочется анализировать и пытаться понять что бы было, поступи Тимоти в тот раз иначе. Хотя бы с Кассандрой! И даже не смотря на то, что сейчас у них более-менее разрядилась ситуация и даже наладилась, всё равно спокойнее не становилось. Быть может, действительно просто привычка страдать и мучить себя? Но ведь оно не имеет смысла! Нет никакой цели, последовательности, возможностей… Ничего нет, просто плохая привычка. Она ни к чему не приведёт, ничего не даст и уж тем более – ничем не поможет. Особенно сейчас. Хотелось ли жалеть себя? Навряд ли. Но что тогда? Просто… Зачем всё это?
Здесь, передо мной, наверное самый важный для меня человек из всех. Девушка, пытающаяся мне помочь даже, кажется, против своего желания. По крайней мере, в начале. Она успокаивает, поддерживает, пытается объяснить что я ошибаюсь в суждениях… А я просто глупо и бессмысленно страдаю, тем самым заставляя и её, как мне кажется, мучиться. Что бы ни было и что бы правильным сейчас не казалось – лучше послушать. Я и так причини Кэсси много боли. Просто… Прими её слова, не сопротивляйся. Даже после случившегося она не пожелает плохого мне. Я ей верю…
Пронеслись короткие рассуждения в больной и словно воспалённой голове, ознаменовавшие переход к дрёме, а потом – ко сну. Были слышны слова светлокудрой и её заверения, постепенно отдаляясь на задний план. Даже когда её голос почти затих, слова были более-менее различимы и каждое из них самостоятельно запоминалось. Хотелось подняться опять, ответить девушке и возможно продолжить диалог, быть может, даже на всю ночь, но это казалось неправильным. И даже если для Тимоти мало что изменится в таком случае, то за Кассандру он волновался и не хотел долго задерживать. Чудо-девушке и так пришлось не сладко за столько времени, а после разговора с бывшим Робином (особенно в таком-то состоянии) и вовсе казалось что усталости лишь прибавилось. Навряд-ли при всех своих сегодняшних попытках удалось показать себя с лучшей стороны, скорее даже наоборот… Не стоило ещё больше подобное развивать. Не сейчас, не ночью. Лучшим решением будет хоть какой-то сон и даже проснись Тимоти под самый вечер, была уверенность – Кэсси останется до того момента. Трудно было сказать зачем именно – и так уже настрадалась, но уверенность была. Или только надежда на это.
Но «планам» проснуться под самый вечер и проверить свою веру не суждено было сбыться. Всего через пару часов – если не мгновений, как казалось – в номере начал раздаваться слишком отдалённый шум, чем-то похожий на прилив океана и периодические удары о скалы. Фон был неприятным и несколько резал слух, словно отдалённое наваждение. Проблема была только в том, что этот «фон» стремительно приближался издали и так до тех пор пока «волны» не ударили прямо по самому Тимоти сильно и громко, будто откуда-то со дна этого «океана» вылетел какой-то корабль (возможно даже линкор) и прямо в голову юноши, точнее – в его уши. А из-за того, что предварительно «шум» затих на какое-то время, было и вовсе неожиданным последующее появление. И Дрейк явно не был готов к этому.
- Зараза, сколько времени? – подскочил на кровати юноша и тут же свалился с неё на чистый пол. – Кто заказал уборку, пока я ещё спал?
Не было ненависти или злости в голосе, лишь замешательство. Меньше всего ожидалось услышать пылесос под ухом в такую рань (сейчас же раннее утро, нет?), даже если учесть что начиналось всё со входа. Даже сейчас, в «послепьяном», состоянии какая-никакая бдительность ещё теплилась, но ввиду этого же состояния – казалось чем-то… Не столь важным, на что стоит обратить внимание. До тех пор, пока оно само не заявится к твоей кровати. Тимоти моментально подскочил на ноги, готовый уйти из комнаты. Жаль вчерашний день прошёл слишком весело, так что желание ухода быстро сменилось сильной головной болью и мерзким комком в горле. Благо, выпитого было не слишком много и даже вечером можно было находиться в более-менее адекватном состоянии. Но даже если не придётся прочищать желудок – головная боль точно отпустит не скоро. Даже если выпить таблетки. Потянувшись и мысленно выругавшись на уборщицу, а также поправив халат и штаны, Тим прошёл в кухню. С каждым шагом, казалось, голова раскалывалась всё больше, звук пылесоса явно не способствовал улучшению состояния и делал только хуже! Хотелось выгнать уборщицу как можно скорее и подать жалобы на обслуживание, которое Тимоти даже не заказывал. И ладно вчерашний день прошёл бы иначе, можно быть спокойным, но он прошёл… Не очень хорошо. И сейчас прекрасно ощущались «последствия», от которых толком не избавиться. И ведь идея была хорошей! И её почти удалось осуществить, не появись чувство, словно тебя сверлят взглядом. Или просто смотрят.
- Кэсси… Доброе утро! – максимально дружелюбно попытался начать разговор голубоглазый, пытаясь тепло улыбаться и выглядеть в максимально нормально – Я думал ты уже ушла. Хорошо что… Ошибся. Как спалось?
Юноша хотел дальше стоять и вести беседу, делая вид что чувствует себя прекрасно, но само нутро так и сказало «Нет» и не выдержав, Тим тяжело опустился на ближайший к столу стул и пододвинул к себе стакан с водой и таблеткой, после чего жадно от них избавился и отодвинул в сторону. Жаль таблетки помогают не сразу и придётся некоторое время подождать, чем Тимоти и занялся, опустив взгляд и поддерживая тяжёлую голову. Жаль что даже зная меру и пользуясь ей, последствия всё равно остаются, пускай и ощущаются слабее. На мгновение появилось желание чтобы Тимоти обняли, успокоили и «погладили по головке», убеждая что всё скоро пройдёт и станет хорошо. Чего, правда, ожидать не стоит, а уборщицу просить точно не хотелось о таком. Да и перебор, всё же…. Но вот Кэсси… Скорее всего нет. И как раз начали постепенно возвращаться вчерашние чувства и «страдания», стоило только посмотреть мельком в глаза амазонки и вспомнить как вчера начинался и проходил вечер.[nick]Tim Drake[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/7e/23/90694.png[/icon]

Отредактировано Tim Drake (21.12.2020 17:37:52)

+1

13

Отели, предоставляющие любой вид услуги, которую способен потянуть твой кошелёк, обладали преимуществом перед остальными, в которых доводилось хотя бы раз бывать светловолосой – они невероятно хорошо готовили. Едва ли подобное могло стать сюрпризом, если Тим здесь «мистер Дрейк» и номер комнаты известен лучше, чем католическая молитва. Кэсси ещё не видела содержимого ни одной из тарелок, но ароматы, разносящиеся из-под куполов для тарелок, вызывали такое слюноотделение, что удалось бы потопить Титаник.
Благодарю, — оставляя на чай одну из своих самых очаровательных улыбок, девушка закатывает тележку в номер и улыбка вдруг становится искренней, пускай и самую крупицу злорадной – из спальни начали раздаваться звуки пробуждения недовольного алкоголика. День начинался до невероятного хорошо. Тележка подкатывается к столу, подразумевающего, что за ним принято обедать, массивные шторы распахиваются, раскрываются оконные рамы. Утренний Метрополис приятен своей суетой, знакомыми звуками и мягкими лучами солнца, касающимися светлой кожи. Забавно, с сегодняшнего дня Кэсси не должно существовать в данном городе, согласно всем записям, отданным в десятки университетских кабинетов. Одно лишь напоминание об этом вызывает лёгкую дрожь по телу, заставляющую слегка отойти от окна и поставить на столе стакан, дабы после в него угодила парочка бодро шипящих таблеток – необходимых атрибутов утреннего похмелья.
Подносы несколько тяжеловаты, видимо, на завтраки в этих отелях совершенно не скупятся. Порция Тима осталась под крышкой, Кассандра не слишком хотела выпускать аромат и жар, зато с собственной колпак был снят почти сразу и девушка довольно улыбнулась, облизываясь подобно мартовской кошке. Её очень радовала открывшаяся взору картина. Улыбка поутихла, стоило только дверям распахнуться и вылететь Красному Робину, внешний вид которого мог бы стать неплохой иллюстрацией к плакату «бывает ли хуже?». Ответ «бывает» подразумевался как-то не глядя. Однако Сандсмарк всё же смерила темноволосого взглядом, после чего, вооружившись столовыми приборами, принялась за собственную яичницу.
Доброе утро, Дрейк, — лёгкий кивок в сторону юноши. — Решила не отказывать себе в удовольствии позавтракать за твой счёт, уж прости за наглость. Спалось превосходно, здесь очень удобный диван, поудобнее парочки моих кроватей. Надеюсь, ты тоже выспался и готов встретить новый день с зелья, стоящего прямо здесь!
Слегка махнув рукой в сторону стакана, девушка вновь возвратилась к своей пище. Каждый горячий кусочек, идеально сделанный и приправленный, практически таял во рту, создавать впечатление, что именно на кухню этого отеля с небес спускаются ангелы, дабы продемонстрировать идеальное кулинарное мастерство. С некой горечью ощущая как мало заказала к завтраку, голубоглазая приободрилась, когда на ум пришло воспоминание о также принесённом сюда десерте. Это должно скрасить утро и оставить в желудке приятное ощущение сытости и счастья от хорошей еды. Почти как в симс, только удовольствие реальнее. Заглядывая в белый пузатый чайничек, светловолосая удостоверяется в готовности жидкости, после чего наполняет большую чашку в тон ароматным чаем. Каждое её движение так неспешно, легко, будто бы всё время мира сконцентрировалось в одних ладонях, но если кому-либо захотелось бы поиграть в детектива очень быстро получилось бы заметить, как часто Сандсмарк кидает в сторону юноши внимательные, изучающие взгляды. Будто бы бравада о том насколько ей всё равно ещё не разбилась о столь грамотно подобранный завтрак.
Тебе нужно поесть, Дрейк. Даже если совсем по чуть-чуть и медленно, тщательно пережёвывая, это сделать всё равно придётся, иначе легче не станет, — нарушила вдруг светловолосая тишину, сосредоточив взгляд на пустом стакане. — Постаралась заказать тебе завтрак, достаточно богатый необходимыми веществами, которые сейчас сможет усвоить этот многострадальный желудок и не стошнить. Здесь делают весьма полезные для такого случая бутерброды, хотя и не думаю, что они знали, для какого это случая. Но яйцо пашот, пюре из авокадо и кресс-салат на тёплом ржаном хлебе станут хорошим завтраком в данный момент. А ещё свежий апельсиновый сок и бананы. В сочетании с таблетками, что ты уже принял и хотя бы маломальским свежим воздухом, пока проникающим только из того окна, это должно дать положительный эффект. Приятного аппетита.
Вновь погружаясь в тишину, Кэсси едва различимо стучит приборами по тарелке. Неловско, эта ситуация всё ещё до смешного неловкая, хотя, скорее нелепая, да, подобное слово подходит намного лучше. Они смотрятся вместе неправильно, как и весь вчерашний вечер, все разговоры и попытки в объяснения. Никогда ещё жизнь не подбрасывала полубогине большей свиньи чем этот поросёнок с чёртовым яблоком во рту и полным отсутствием возможности начать резку и поедание, дабы хоть как-то закончить процесс. Но если уж ввязался, придётся доводить дело до конца.
Подожду сколько нужно, пока не закончишь. Потом мы поговорим, — сообщает она чуть тише, поднимая на юношу взгляд.

+1

14

Тяжесть, боль, озноб... Озноб? Пока ещё путающиеся мысли, некоторая "нечёткость" взгляда. Слабость, чувство тошноты, голод... Слишком много ощущений на начало утра и слишком всё как-то недоброжелательно. И ведь это ещё малая часть испытываемого "дискомфорта" после вчерашнего вечера и тех событий. Можно долго перечислять все чувства и эмоции, внутренние конфликты и противоречия Дрейка. Тем более, что одно накладывается на другое, третье на четвёртое, четвёртое на первое... И дальше по списку. Давно не было столь прекрасной "смеси", к которой не всегда удаётся  подготовиться. Если такое вообще реально! И ведь речь идёт не только о напитках - коих, на самом то деле, было тоже не так чтобы мало, но и о пережитом разговоре и поступках. Даже сейчас, когда мир вокруг более-менее перестал отдаваться болью в голове и последующим головокружением (а также сбитым дыханием, ухудшением координации, общей вялостью... и так далее), после падения (а иначе это назвать было бы сложно) на стул состояние нельзя было назвать удовлетворительным. Стало хуже? Нет, и на том спасибо. Может, лучше? Но тоже не сильно заметно. Само положение дел нельзя было назвать каким-то радужным. Да даже "серым" язык не повернётся! Всё происходящее сейчас с "героем" и вокруг него казалось каким-то... Странным. Печальным, натянутым, сложным... Неприятным. Но можно ли сбросить подобные ощущения на "небольшое злоупотребление" спиртным? Навряд ли.
Чем становилось легче, тем быстрее возвращалась и с более лучшим качеством проявлялась картина вчерашних событий. Причины, суть диалога, отдельны его части, участники... Всё это проявлялось перед взглядом и эхом отдавалось в голове, словно ты в пустой комнате, за стенами которой слышаться чьи-то голоса и обсуждения той или иной ситуации. Когда вкладываемые чувства и интонации, а также суть разговора в целом, понятны, но как-то... Отдалённо. Иногда разборчиво, иногда нет. И чем отчётливее разбирались слова, тем хуже Тимоти становилось в целом - казалось, слишком много лишнего было сказано и столько же - сделано. И не со стороны Кассандры. Отделаться от дурных мыслей было сложно и проскочила мысль вновь "напиться и забыться"... Но сразу же на этом моменте словно тошнота подступила к горлу и от столь непривлекательной идеи было решено стремительно отказаться. Возможно, оно и к лучшему... Но на всякий случай лучше не проверять.
Не сразу удалось осознать весь казус нынешней ситуации: Тим полуживой и в одним пижамных штанах, не приглаженный и не умытый выскакивает стрелой из спальни, при этом едва держась на ногах. Мир вокруг прыгает и кружится как в безумных танцах (ладно бы ещё танго, но в лучшем случае - целая сальса!), а вместе с тем и ощущения похмелья... Вполне ожидаемо свалиться на ближайшее сиденье и закинуться таблетками, да только одного мелкого стакана явно не хватило. И всё бы ничего, но буквально перед тобой сидит как ни в чём не бывало милая и хорошая девушка, с которой вас многое связывает (или связывало?) и уж она точно в более... "цивильном" виде и в куда лучшем состоянии. Недолго думая, можно осознать что это немного не очень.
— Я... Да, доброе. Спасибо... Диван такой. Но разве... У тебя так плохо?... Я сейчас вернусь! - придя в себя быстро ответил Тимоти, резко соскочив со своего стула и повернувшись к ванной... Идея была не самой хорошей и явно не самой умной. Из-за резкой смены положения и давления, боль в голову ударила ещё сильнее и в глазах потемнело, а в горле вновь появилось мерзкое чувство тошноты. Пришлось закрыть глаза и схватиться за голову, после чего и прислониться к стене на минуту. Как только стало легче, Дрейк продолжил свой "извилистый" путь к ванной, хотя бы для того чтобы более-менее умыться и накинуть халат. Который, как оказалось, вешался ещё вчера, но был благополучно забыт. Промыв глаза и как можно тщательнее прочистив зубы мятной пастой, Тим тут же начал лихорадочно приглаживаться и забрызгиваться одеколоном. Не сказать что вчера было настолько уж всё плохо для необходимости удаления сильного и плохого запаха от самого юноши, но привести себя в порядок в любом случае вредно не будет. Чем активно герой и занялся, а затем уже накинул тёмно-красный халат с чёрным поиском (ибо нужно следовать своему стилю!) и как ни в чём не бывало, вернулся довольный к Кэсси.

Самочувствие может и улучшилось, но не настолько чтобы прошла голова и отстало чувство тошноты... Из-за чего первым делом Тимоти как раз и потянулся к "зелью". Единственное о чём приходилось жалеть сейчас (не смотря на столь привычные душевные терзания), так это о том что "исцеление" не мгновенное. Отчего вдруг вспомнилась недавняя встреча с Карой и даже появилась малая зависть к криптонскому происхождению.
— Ты права, Кэсси. Поесть... Не помешает... — раздался неуверенный голос и подозрительный к еде взгляд. Даже из-под крышки ощущался весь спектр запахов, так и манящий поскорее приступить к еде. Подтверждалось это, к тому же, чувством голода и мысленным согласием с мнением амазонки, но на фоне также и отдавалось неприятное чувство тошноты. Даже будучи мнимым, оно казалось столь реальным и показалось хорошей идеей вернуться обратно в ванную комнату, что явно было бы сейчас лишним. И не самым правильным.
Тимоти вслушивался в описание Кассандрой завтрака и тот маячил перед глазами, но крышки пока никто не торопился снимать. — Пожалуй, ты права. Будь иначе, я здесь не остановился бы. Но рад что ты оценила отель. Спасибо за пожелание и тебе приятного аппетита.
Описание звучало действительно красиво и аппетитно, но только спустя несколько минут — когда уже всё скорее всего остыло, Тимоти решился приступить к завтраку, но понимая что надолго вряд ли хватит. Но даже если что-то останется, то этому, наверное, найдут применение. А даже если и нет — не страшно. С деньгами пока что не было проблем и навряд ли в ближайшее время они вообще могут появиться. Кроме того, Кассандра осталась довольна в любом случае, так что тем более сожалеть было не о чем.
На удивление, завтрак закончился быстро и как оказалось, голод был слишком силён и на тарелках предназначенных Дрейку ничего не осталось. Плюс Кэсси за предусмотрительность! Салфетка со стола переместилась в руку юноши и аккуратно вытерев губы, отправилась на тарелку, после чего крышки были закрыты, а вызов горничной (которая к тому моменту, как оказалось, уже ушла) — был сделан. Тимоти поднялся из-за стола и прежде направился к Кассандре с целью обнять хотя бы по дружески, но на полпути ему показалось данное действие... Излишним ввиду их нынешних отношений и просто пришлось направиться к окну, на подоконник которого юноша аккуратно облокотился. Хотелось многое сказать и узнать, поспрашивать максимально точно и отчётливо как именно чувствовала себя сейчас светлокудрая... Но вспомнив её желание поговорить, обращение было кратким.
— Спасибо... За заботу. И то что ты рядом сейчас. О чём ты хотела поговорить, Кэсси? - как можно спокойнее обратился Тимоти, мельком пробежав глазами по голубоглазой и встретившись с ней взглядом.
[nick]Tim Drake[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/7e/23/90694.png[/icon]

Отредактировано Tim Drake (07.02.2021 17:44:09)

+1

15

Ну, скажем так, моим диванам и постелям не повредил бы апгрейд, а здесь всё по первому классу, мягкое и чистое, — и это не было страшным признанием, будто бы в доме Сандсмарк не повредит генеральная уборка, дабы расчистить грязь, хлам и паутину, вовсе нет. Просто против богатства не сыграет ни одна другая карта, и сколь часто не выбивай подушки от пыли, не стирай чехлы и не меняй простыни, результат один: диван, почти что, её ровесник, кровати и вовсе по паспорту были до появления девушки на свете. И из хорошего в них только новые матрасы и починенные пружины. Что тоже делалось с пару-тройку лет назад, когда у Кэсси было достаточно денег. Ворованных, разумеется.
Дрейку паршиво. Каждая клеточка тела натягивается струной в секунды очередного резкого движения, пускай внешне амазонка сродни неподвижной каменной глыбе. Конечно, может и не Флэш да Кид-Флэш, но уж потягаться с выпендрёжниками в скорости способна. Поймала бы, в случае непредвиденного, что уж там, даже на руки поднять бы смогла. Этим руками изящным поддавались высотные здания, враги в разы габаритами превосходящие, одного Красного Робина вынести получится. Да и не его одного. При желании всю эту чёртовую семейку мышей летучих поднимет.
Дрейк забавный. Смех разрывает изнутри, отчего голову приходится опустить к тарелке, улыбку пряча за светлыми локонами. Парень, что вчера при ней на кровати пьяным валялся, в штанах одних, с похмелья пытается хоть как-то в порядок себя привести, лишь бы рядом присесть, благоухая одеколоном, дороже всего её гардероба, а не вчерашним мини-баром (который тоже, если рассуждать честно, дороже её гардероба). Это до странного мило, нелепо, забавно. Напоминает о прошлых днях, когда подобные дрейковские поступки были из разряда нормы, ведь «это же Тим». Он способен смущаться под её пристальным взглядом, выслушивать претензии с каменным лицом и до смешного серьёзно говорить в тёмных канализациях, когда сердце выстукивает чечётку, потому как всем людям бывает страшно в подобных местах. И не людям тоже. Даже сейчас, перед ней сидя, со скорбью всех угнетённых народов в истории, зачесал смоляные кудри на любимую лишь им одним сторону, халат выбрал стильный. Ещё бы перегаром не разило – жених.
Еду рассматривали пристально, подобно яду в королевском кубке, гипнотизировали, чего-то ради, словно жизнь Кассандры состояла из маниакального желания отправить бывшего коллегу по цеху на тот свет ближайшей лодкой Харона. Слишком много чести. Голубоглазой бы больше не видеть его никогда, дабы не бередились старые раны, но вот какие у судьбы планы случились, а дальше и того страшнее. Ведь придуманное походило на самое потаённое желание первейшего мазохиста, только вот Сандсмарк была куда хуже. Она была хорошим другом, а это вообще поезд в сторону пропасти. Пускай быть хорошим другом не означало играть в мать Терезу, просто ситуация виделась под таким углом, выход из которого тоже был таким. И хотя можно было плюнуть на всё, передать в родные руки, обязанные нянчиться по юридическим соображениям, только, исходя из слов другого человека, становилось понятно, как усугубилась ситуация, как давно продолжается. А уж если парнем обеспокоены исключительно другие люди, из других семей, становится очевидно, настоящая семья либо не представляет масштаба трагедии, либо старательно избегалась самим голубоглазым по неизвестной причине. Всё это совершенно не играло на руку попытке спихнуть человека, а уж просчитывать варианты, исходя из имеющегося, Кассандра всегда умела.
Трапеза завершена, чай выпит, тарелки закрыты. Тим вызывает уборщицу в номер, отчего Сандсмарк кривит губы, не желая вновь сталкиваться с какой-нибудь особой, жеманно шепчущей имя постояльца. Усилием воли отгоняя подобную мысль, она разглядывает поднявшегося со стула юношу, даже слегка выгибает бровь, наблюдая за передвижением. «Ему пришло в голову обнять меня? Алкоголь явно ещё не выветрился окончательно». Благо остатки остроты ума в шатене победили и траектория сменилась в сторону подоконника. Правда, вопросы тоже начали приходить на ум хорошего детектива, отчего, выдохнув глубоко, блондинка произнесла резко, без предварительной подготовки и ненужных хождений около:
Я хочу, чтобы ты жил у меня, — повисла гнетущая пауза, заполнить которую Кэсси решила достаточно резво: подскочила с места и начала загружать посуду на тележку. — Твоё состояние действительно тяжёлое и справляться в одиночку, очевидно, уже невозможно. К своей семье с данной проблемой ты не пошёл, друзей у тебя, по очевидным причинам, немного, видимо. У меня конечно не Ритц, но ты уже ночевал там и не жаловался. В распоряжении будет диван, за квартиру платить сможем сдельно, как и покупать продукты. Я на некоторое время освобождена от учёбы и занята поисками Чудо-женщины, так что помощь лишней не будет. А ты получаешь человека, который отнимет бутылку в случае чего, — покатив тележку в сторону выхода, амазонка оставила ту за пределами двери вместе с табличкой «не беспокоить». Потому как удавить эту мысль в зародыше не удалось. — Да и в целом это не особо обсуждаемый вопрос, пакуй вещи, мы выписываемся из номера через час.

+1

16

– Твоим диванам и постелям давно пора отправиться на свалку, и заменить их на что-то поновее. – более-менее придя в себя после вчерашнего «веселья» заговорил Тим, поглаживая волосы (вдруг не прилегли как надо?) и взывая к своим воспоминаниям в гостях у Кассандры. Казалось, прошло не так много времени чтобы забыть. Но как же раскалывалась голова, при малейшей попытке вспомнить хоть что-то столь далёкое. Легче всего вспоминались только чувства к амазонке и настроение, преобладающее рядом с ней, но очень быстро они заменялись столь мерзким и насущным чувством вины. Которое, к несчастью, лишь усиливалось по мере выветривания опьянения. Было ли оно ожидаемо? Разумеется, но хотелось чтобы Дрейк хоть раз ошибся. Чтобы сделал всего одну большую ошибку… Почти повторно.
– Но даже на той мебели на удивление неплохо спалось. И мы с тобой провели на ней много времени хорошо… Конечно, я про просмотр фильмов, обсуждения планов, просто беседы…
Вышло не очень удачно и не совсем корректно, но даже получившийся вариант смотрелся вполне себе хорошо в голове. Жаль прозвучало несколько пошло… Или нет? Но удивительным для юноши больше было даже то, что подобная мысль и формулировка появились только сейчас. Не, например, вчера или час-два назад – когда эффекты от мини-бара до конца не прошли. К тому же, во время такой постановки предложения, мысли также улетели не совсем в ту сторону, в которую должны были пойти. Что, в свою очередь, вызвало только больше смущения на лице юноши и пришлось поторопиться с завтраком – отвлекаясь от «не совсем правильного», стараясь не поднимать лишний раз взгляд на амазонку. Быть может, в такие моменты со стороны казалось что юноша просто устал и чувствовал себя не очень хорошо (особенно опять же вспоминая вчерашнее), но скорее Тим просто опасался что Кэсси уловит его неловкий взгляд или же и вовсе – неловкую мысль. Что могло только усугубить их нынешние взаимоотношения… Или нет?
Пусть светлокудрая и не умела читать мысли, но лишняя предосторожность не помешает. Кроме того, именно эта девушка была одной из немногих, кто почти всегда мог понять мотивы и намерения Дрейка, а значит и попытки скрывать что-то, скорее всего, будут не удачны. Но это не повод не пытаться. Даже если прекрасно осознавать – уж кто-кто, а амазонка точно не потеряла хватки. И не только ввиду своего происхождения. Она всегда и во всём была куда более целеустремлённая и упрямая. Что, впрочем, было одними из тех качеств, которые так ценил и любил Тимоти. Даже если не всегда давал об этом знать. Из-за этого же, Красный Робин в своё время и оставил Лигу именно на Кэсси. Не на кого-то иного, не на кого-то более… сдержанного и спокойного. Вновь начался круговорот чувств и эмоций, опять сердце бешено стучится в груди и хочется обнять как можно скорее амазонку и в очередной раз извиниться за всё, осознавая что прощать не за что. И так с тех пор, как вчера она заявилась в гости. Особенно с неловкого и не совсем уместного поцелуя. Особенно сейчас, когда голова уже была наиболее светлой и трезвой. Всё только усугублялось внутри.

Всё же, Кассандра Сандсмарк даже при своём характере вполне милая и крайне надёжная девушка. И опять Дрейк мысленно подмечал эти качества, немного осмелев и наблюдая за амазонкой. Острый взгляд, прямолинейность, впечатляющие способности и максимальная надёжность. Даже сейчас, после произошедшего, только ей Тимоти и мог доверять. Только на Кэсси он и мог положиться. Даже если бы знал, что она мечтает его убить. Что, в общем-то, было бы вполне заслуженным. Трудно было не смотреть на неё и не улыбаться, но скорее от осознания сколь хороший и довольно замечательный она друг. Даже если ты этого не заслуживаешь. Не было ничего глупее, нежели потерять девушку в тот раз. Тем более так, из-за каких-то своих тараканов. И совсем верх глупости – упустить её сейчас. Хотя бы как друга, что уж говорить о нечто большем? Разумеется, в глубине души (да и не сильно глубоко на самом деле) хотелось надеяться и рассчитывать на что-то большее, но пока что подобное казалось скорее далёкой и пока что недостижимой мечтой. И Тимоти прекрасно это понимал, пока что смирился с таким положением дел. Однажды уже получилось сделать слишком лишнее и теперь надо быть осторожнее. Аккуратнее и нежнее. Даже при всей крепости и строгости амазонки. До сих пор удивляло что вообще удалось встретиться, но навряд ли повторную ошибку получится загладить хоть как-то. И эта ещё слишком долго может отравлять душу и причинять огромную боль. И не только Тимоти Дрейку.
– Так сразу? Уже… - невольно вырвалась реакция юноши на столь прямое и неожиданное предложение. Или требование? И так не было полной готовности хоть к чему-то, а такой подход и вовсе заставил опешить и не сразу понять что конкретно (и почему) требовалось (или таки предлагалось?) Тиму. Конечно, каких-то тонких или осторожных подходов от Кассандры не ожидалось в принципе, но именно такое высказывание застало врасплох. Особенно если учесть, что на тот момент Тим мечтал и откровенно фантазировал о том, чтобы и как бы было у них, будь они вместе. Не как приятели или даже хорошие близкие друзья, но как нечто большее… И тут такой прямой подход. Неожиданно.
– Ах да, точно… Моё состояние. Ошибся… Прости. Состояние у меня пока что неплохое и вроде бы не жалуюсь. Не думаю что мне сейчас нужна помощь. Но благодарен за предложение. Оно для меня многое значит.
Дурак! – Проскочило в голове – Такой шанс упускаешь. Соглашайся и не мучай человека. Ей и так далось это слишком тяжело. Не повторяй ошибок! И пришлось послушаться внутренний голос, да и он никогда не советовал ничего дурного. Кроме как… Не важно, то было тогда. Сейчас казался правильным вариантом именно согласиться и последовать за Кэсси. Да и выбора толком не было. Не того, который хотелось сейчас выбирать.
– Я с радостью присоединюсь к тебе в твоей квартире и буду проживать с тобой. Не думаю что станет хуже чем сейчас, да и не хочу чтобы ты за меня волновалась лишний раз. И я всегда окажу тебе посильную помощь в любых поисках. Когда собираться? – максимально уверенно проговорил Красный Робин, после чего решил налить кофе, переодеться и не спеша собраться. Даже вновь появилась идея обнять Кэсси и пообещать ей всякого… Но всё ещё казалось лишним. Возможно, ошибочно. Но стоило немного поправить халат и мило улыбнуться подруге, как сразу же, словно молотом, прилетела инструкция по времени выписки.
– Как… Стоп, что? Какой через час? Мне же столько всего собрать и взять нужно, Кэсси! – подпрыгнул Тимоти, отложив только что поднятую кружку с кофе в сторону.  После чего принялся лихорадочно думать и анализировать где, что, как и откуда вытаскивать. Куда всё нужное убирать и что пока оставлять… Хотелось поспорить как «в старые добрые времена», но видеть недовольную и злую амазонку, всё же, хотелось куда меньше. И неловко улыбнувшись, вновь подумав «о не совсем правильном», Тим начал копаться по полочкам и бубнить себе что-то под нос.
[nick]Tim Drake[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/7e/23/90694.png[/icon]

Отредактировано Tim Drake (04.04.2021 21:58:47)

+1

17

А ты как всегда невероятно вежлив, — строго поглядывает девушка, не слишком радующаяся замечанию золотого мальчика, привыкшему почивать на пуховых перинах, взбиваемых самыми нежными ручками, в отличие от её бедной мебели, собираемой простыми рабочими на окладе с руками, собственно, простых рабочих на окладе И может последующая его реплика могла что-то исправить, но нет, всё только становится хуже, вынуждая Сандсмарк слегка выгнуть бровь. — Надеюсь ещё не забыл то приятное ощущение от сна на ней, потому как наше частое времяпрепровождение вспоминать будет сложнее.
Многие события сегодняшнего утра следовало списывать на опьянение, ведь ожидать от Тимоти внятности после выпитого вчера количество алкоголя было откровенно глупым поступком. Однако, юноша всё время переходил какие-то тонкие грани, вынуждая амазонку присматриваться тщательнее, желая понять, насколько адекватным коллега всё-таки являлся в принципе и не ударился ли обо что в процессе пробуждения.  Иначе объяснить даже самой себе эти глупейшие мысли, зарождающиеся в голове одного из умнейших людей на свете, не выходило. Разность умов этих двоих была не в количестве баллов известного интеллектуального теста, а скорее понимании этого мира, его законов и тонкостей, вкупе с умением находить в подобной мешанине выход. Тимоти мыслил масштабно, учитывал варианты и тонкости, вплоть до последней песчинки. Его пути представляли извилистые тропы, ведущие к цели пускай и не напрямик, но самым безопасным, почти что разумным маршрутом. Кэсси действовала проще, чаще опиралась на интуицию и чувства, коих темноволосому следовало у кого-нибудь занять, ведь своих под рукой было сравнительно меньше. Рассматривая проблему как тысячи различных кусков, девушка комбинировала их до тех пор, пока не появлялось решение, которое больше походило на короткий путь, а там, как известно, дороги прокладываются не всегда и пойди ещё разберись, что ожидает за поворотом. Несмотря на подобную разность, стороны привыкли уважать и прислушиваться друг к другу, списывая недостатки на барьер непонимания, привычный в реалиях жизни и разностях всего их прошлого. Однако сейчас, в очередной раз ловя себя на банальной мысли «Дрейк, ну нельзя же так безбожно тормозить», девушка испытывала всё более отчётливо различимую на фоне остальных эмоций злобу, которой прежде пренебрегала, заменяя уважением и умением слушать. Только, как здесь вновь к ним аппелировать, если собеседник, очевидно, слушать отказывается?
Не придумывай себе лишнего, Дрейк, — бросила колкую фразу голубоглазая. — Ты не жалуешься на состояние, потому что не способен его у себя самого диагностировать, пытаешься работать, но всё больше отклоняешься от исходной точки. Вчера ты едва не лишил людей жизни, потому как давно перестал быть тем человеком, которым являлся долгие годы, а после неудачи, вместо привычного анализа и разбора собственных ошибок, надрался, творил ерунду и уснул. Можешь считать это любого рода нормой, только вот я совсем не верю в нормы у алкоголиков, к которым ты уже причислен.
В умении предоставлять правду без какого-либо смягчения Кассандре тяжеловато было отыскать равного. Вот и сейчас, жалость к Тимоти Дрейку не входила в перечень основных её обязанностей. Их достаточно узкий перечень и так сильно растянулся после подобного предложения, взваливания на плечи непосильной ноши, только вот, отчего-то, амазонку не покидала почти что слепая уверенность, будто бы поменяйся они местами, «малиновка» поступил бы точно так же. За простым исключением, вроде того, насколько большими были бы предлагаемые апартаменты. Ведь когда-то именно на этих простейших истинах строилась их команда: признать всех, находящихся рядом, частью твоей семьи, защищать их, понимать их, слушать их, помочь им в трудный час. Множество трудностей уже позади, созданная Робином буря утихла, Кэсси решила все имеющиеся проблемы, заслужив благосклонность и уважение других, а также уверенность – они придут на помощь в трудную минуту. Тимоти подобным разжился ещё раньше, во времени продуктивного сотрудничества и крепкой (казалось тогда) дружбы. Видимо, только этот кредит и уберегал его от взятия за шкирку и подкидывания обратно на крыльцо дома Уэйнов, где целый бэт-выводок смог бы позаботиться о болезном. И хотя подобной перспективы юноша не знал, согласие было получено.
Следовало подниматься раньше, Дрейк, а сейчас уже не совсем моя трудность, как именно ты упакуешь свою косметичку, — не без лёгкой злобности в голове произносила светлокудрая, меняя кружку с кофе на стакан апельсинового сока – единственно положенного голубоглазому сейчас напитка. Её несколько забавляли метания извечно собранного юноши туда-сюда, недовольное бормотание под нос, а также редкие, робкие взгляды в сторону самой Сандсмарк, будто бы умоляющие оторваться от дел и начать помогать. И как бы не хотелось порой отбросить излишний флёр нескончаемой обиды, да присоединиться к собиранию вещей, Кэсси не двигалась с места, решив позволить Тиму самому начать собирать по частям собственную жизнь. Даже если эти действия были банальным сбором багажа, хранящегося в этом дорогом, совершенно не твоём доме.
И пускай подобное можно было считать проявлением стервозности, прихотью бывшей воровки в манерами уровня деревенщины, в собственных убеждениях Сандсмарк осталась верной себе, отчего выиграла без лишних потерь. Потому как через час они уже стояли в фойе, покидая роскошные апартаменты не менее роскошного места. И видя счёта за оплату, она нисколько не удивлялась тому, что менеджер чуть не плакал, отпуская такого клиента.

+1

18

– Ты же знаешь, что я привык говорить только правду. – более уверенно проговорил Дрейк, пытаясь вспомнить хоть один случай, когда пытался что-то скрыть от подруги – По крайней мере, тебе так точно. Почти всегда.
Как правило, раньше, правда действительно была важной составляющей для каких-либо отношений, хоть с кем бы то ни было. Вся старая команда, возможные участники, друзья, особенно возлюбленная. Тим старался быть честным, пусть и в меру. Иной раз, просто необходимо было что-либо скрыть или о чём-то умолчать. Для благополучия команды и друзей. Разумеется, не всегда подход был правильным, но часто давал карт-бланш юноше и не позволял влезть туда, куда не стоило лезть тем или иным напарникам. Держа их и направляя так, как будет удобнее и надёжнее для всех. Даже если велики риски для самого Красного Робина. Кто-то после такого уходил, кто-то оставался… Было по разному. Но в случае с амазонкой, всегда был какой-никакой «оплот уверенности», доверие и понимание что она будет рядом. Пусть иной раз приходилось говорить и ей полуправду. Или не говорить, пока вопрос не поднимался. По прошлому опыту, их обоих такое устраивало. По крайней мере, как казалось юноше.
– На состояние я не жалуюсь, потому что считаю его нормальным. Ты ещё не видела что было сразу после того, как я вас покинул. Вот тогда бы ужаснулась. – попытался пошутить темнокудрый, внимательно наблюдая за реакцией Кэсси и пытаясь предугадать, что именно стоит ждать. Мало хорошего он заслужил и навряд ли стоит рассчитывать (по крайней мере пока что) на ещё какие-то добрые и неожиданные жесты, но думать, предполагать и анализировать всегда казалось интересным и занимательным. Особенно после прошедшего. Кроме того, юноша всё больше понимал что подруга его действительно привлекает и, возможно, сильнее чем раньше. А значит и смотреть на неё было одно удовольствие. За эти годы слишком сильно не хватало её улыбки и поддержки. И сейчас, вспоминая первое время после ухода от команды, Дрейк всё больше понимал как нужна была ему эта амазонка. И скорее всего, будь она рядом, многое удалось бы избежать. Возможно, как и «кризиса веры». К «семье» с такими проблемами явно идти не стоило – как минимум, не поняли бы. Разве что, на удивление, Дэмиен. Но с мелким они давно были «не в ладах» и попытки хоть как-то сдружиться не принимались. С обеих сторон. «Отца» как всегда не было бы рядом чтобы помогать и направлять, а остальные… Впрочем, их бы тоже не было рядом. С тех давних времён многое изменилось и каждый жил сейчас своей жизнью, так что и пытаться наладить, восстановить, хоть что-то с «семьёй» выглядело идеей глупой и бессмысленной. К тому же, вновь быть чьей-то тенью Тимоти точно не хотел. Да и всё равно если кто-то и остался, то в Готэме. В Метрополисе слышалось только про Дэмиена, но жизнь мальца (и уж особенно, встречи с ними) никогда не интересовали. Но быть может, потом. Или никогда.
- Ты могла меня поднять и раньше, согласен. Но боюсь представить как именно оно бы выглядело. Навряд ли мне бы подарили поцелуй. - пошутить вышло неловко, но голове фраза казалась куда более смешной и уместной. Может, она такой и осталась, не проявись в голосе бывшей напарницы нотки постепенно нарастающей злости. Также проявляющейся и в выражении на столь милом лице. Словно нарастающие (но может оно только кажется) искорки и вовсе давали понять: лучше поторопиться и поскорее всё собрать, пока не пришлось спускаться немного не на лифте.

Невинно улыбнувшись Кассандре и похлопав глазками, мол «Я быстро», Тимоти тут же кинулся искать что-либо напоминающее сумки. Сразу же принялся закидывать в них все возможные нужные вещи, не желая лишний раз злить голубоглазую. Попытки намекнуть что её помощь не помешала бы, провалились (но было и так ясно что она их уловила и вполне поняла), из-за чего темноволосый лишь разочарованно вздохнул и приложил больше усилий. Конечно, у девушки были поводы злиться на него и вредничать, но с её помощью всё пошло куда быстрее. Да и вынести они смогли бы почти всё (если не всё) сразу, но просить напрямую о помощи не хотелось. Как из-за чувства вины перед всем произошедшим, таки перед осознанием что в помощи, скорее всего, будет отказано.
Первым делом, в найденный большой чемодан с ручкой, Тимоти максимально аккуратно и быстро складывал некоторую обувь и туфли, после чего в ход пошли деловые костюмы (коих было просто много) и прочая одежда. Попытки осторожно запаковать их не оправдали себя и пришлось отказаться от этой идеи. Кэсси также не предлагала помощи, на что, впрочем, Дрейк не обижался и не злился. Было просто жаль что одному будет сложнее уложиться вовремя. Однако, сдаваться никто не собирался. Сразу как самые необходимые вещи были аккуратно убраны в чемодан, а тот закрыт, его тут же подвезли к дверям, ас уже найденным рюкзаком пришлось опять метнуться в зал. Вытащив ноутбук со стопкой разнообразных дисков, Дрейк убрал их в рюкзак, предварительно обернув тонким пледом, после чего следом отправились несколько других принадлежностей разного назначения. И сопутствующие им поиски не ускоряли время. Бросив несколько мрачных взглядов в сторону чудо-девушки, Тим тут же кинулся в ванную, добивать рюкзак некоторыми лекарствами и средствами гигиены (принципиально не пользовался предоставленным отелем, предпочитая только определённые). Вылетев из ванной комнаты и уложив рюкзак рядом с чемоданом, вновь пришлось кинуться к кровати, на которой до этого были умышленно оставлены джинсы, чёрная кожаная куртка и солнцезащитные очки на тумбочке. Назначенного подругой времени оставалось всё меньше и казалось, думать о смущении сейчас не имело смысла. Да и не хотелось, в конце концов, что Кассандра в своё время не видела? И не долго думая, Красный Робин скинул на подушку халат, затем штаны, и принялся ускоренным темпом одеваться в ранее отложенное. Уложиться удалось секунда в секунду, но часть ещё придётся вывозить. О чём Тимоти распорядится позднее – всё равно номер оплачен до конца месяца, а забирать деньги не планировалось.
– Ладно, готово. Можно выходить. Спасибо. – сказал Тимоти, довольный свое работой, потянувшись и размяв шею. Подошёл к всё ещё серьёзной (и немного злой) Кассандре и обнял, якобы по-дружески. Далее закинул на правое плечо тяжёлый рюкзак, взял за ручку чемодан на колёсиках и сделал рукой жест «выходите» амазонке. И закрыв на ключ, направился к лифту.

– Номер я оплачу до конца месяца, так что ничего там не делать и не трогать без моего ведома. Чуть позже пришлю людей забрать остатки багажа и скажу куда отправить. Заранее предупрежу. – отдал распоряжения менеджеру Тим, после чего оплатил счета картой, и внимательно осмотрел полученный чек. Реакция Кэсси на такие числа была впечатляющей и казалось, девушку вот-вот хватит сердечный приступ, но она была просто незабываема. И темноволосый посчитал своим долгом запомнить эту реакцию. В дальнейшем они будут смеяться над этим, как надеялся Тим, но пока подколки не стоили того. Пусть деньги и не были большой проблемой для Дрейка и как на свои удобства, так и ради Кассандры Сэндсмарк, их никогда не будет жалко. По крайней мере, не в этой жизни.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/7e/23/90694.png[/icon][nick]Tim Drake[/nick]

– Не волнуйся, скоро мы приведём порядок у тебя в квартире и заменим всё по высшему качеству, Кэсси. Верь мне.

+2

19

Интересно, чьими же стараниями мне было дано его наблюдать? — лениво интересуется, рассматривая Дрейка безо всякой жалости, которую, возможно, должны были вызвать его слова. Впрочем, если он всего лишь шутит, то, как обычно, в критической ситуации это не срабатывает во благо, включая у Сандсмарк взгляд, который приберегают для людей, задающих вопросы вроде «А что плохого в геноциде?». Рассматривая Тимоти, амазонка понимала с некой горечью, что за не самый большой промежуток времени, их начали разделять расстояния похлеще обеденного стола в номере хорошего отеля. Световые годы пролегли между людьми, гордо называвшими себя «коллегами», «напарниками», «друзьями». Кэсси не представляла, как в подобной ситуации удастся сосуществовать на одной территории, слабо верила в быстрое возвращение былого тандема и в целом старалась не особенно забегать вперёд. Для начала оставалось лениво наблюдать за попытками темноволосого в юмор, ну и поднимать средний палец, когда тот окончательно заиграется. Как сейчас, например.
Я бы выкинула тебя из окна, — бесстрастно оглашает блондинка и вот не удаётся сразу понять по тону, шутка подобное или горькая истина. Вполне возможно, что Дрейка действительно подняли крепкой хваткой у щиколотки с последующим выбрасыванием, подобно мешку мусора в железный бак, только разница расстояния и высоты была бы колоссальной. В конце-концов, символом каждого из Робинов является небезызвестная малиновка. Мальчикам пора бы научиться летать. 
Конечно следовало проявить больше благородства и предложить помощь, вот только все лимиты Сандсмарк были исчерпаны ещё с предложением переезда, на большее можно рассчитывать лишь в следующем месяце. Так что она позволила себе допить чай, пересечь комнату и поставить злосчастную кружку на ещё не убранную тележку, мрачно отметив данный факт в своей голове, возвратилась в номер и тщательно проверила все вещи в сумке, дабы ничего случайно здесь не оставить. Наблюдать за мечущимся туда-сюда Дрейком было откровенно весело, а вот количество его нарядов вызывало не зависть, но, скорее невероятно большое количество вопросов, куда он так часто это напяливает и зачем постоянно меняет. Впрочем, подобные риторические дебри явно находились где-то на одном уровне с рассуждениями о количестве туфель для женского счастья. Ответ всегда оставался неизменным – пределов не существует. В определённый момент всей этой эпопеи встал ребром вопрос с переодеванием, который Тимоти решил как всегда филигранно – просто начал, никого не поставив в известность, вынуждая амазонку тактично отвернуться совсем не тактично закатив глаза. Она жалела о многом в этой затее и теперь мысли касались не только невероятного количества вещей, которые должна была вместить бедная лачужка Сандсмарк.
Как бы там ни было, исполнительный золотой мальчик уложился в отведённый тайминг, сделав всё на скорую руку (но они не вели беседы о качестве, отчего Кэсси тяжело было быть недовольной). Но вот объятия были несколько лишними, отчего из них едва ли не выпутывались, пускай те и оставались короткими. Тактильные прикосновения смущали и несколько раздражали, поскольку перестали быть той самой обыденностью, привычной друзьям. Они уже не друзья. Тимоти пора бы понять, что дружбу Кэсси тяжело купить и не так уж просто вновь заслужить. Зато терять он умел, как и всегда, филигранно.
Значит вперёд, — несколько иронично кивнув на пригласительный жест, блондинка проследовала к выходу из номер первая, довольная, что покидает пространство, в которое не вписывалась как полено в музей современного искусства. В лобби отеля прошлось проглотить фразу про габариты собственного дома, стоило только взгляду зацепиться за чек, который этот чёртов Дрейк выписывал за своё здесь проживание. Это была бы для кого-то полная оплата образования! Возможно она так и осталась бы с немым выражением лица забивать в столешницу грозящийся начаться инсульт, но голубоглазый умудрился вызвать новую волну возмущения своими обещаниями сменить пространство места, где и так было совершенно нормально жить. Поудобнее перекидывая сумку на плечо, девушка отнюдь не случайно устраивает столкновение вещей с рукой готэмского героя и смотрит воистину не самым добрым из имеющихся взглядов.
Тебя пригласили из вежливости и неких добрых побуждений, не нужно превращать мой дом в склад или проект по переделке для удобств драгоценного Тимоти Дрейка! — прошипела амазонка, воистину закипая, но ситуацию разрешил подошедший юноша, со словами, что машина подана. Выхватывая ключи из рук, Кассандра шагает на выход, без единой заминки определяя, где находится очередное авто этого наглого выпендрёжника и сразу устраивается за рулём. Стоит только парню приблизиться, укладывая вещи в машине, она поясняет, поправляя зеркало заднего вида:
Неужели ты полагал, что я пущу вчерашнего алкоголика за руль? — и спорить в этом случае было совершенно бесполезно. Как бы там ни было, стоило только Тимоти оказаться в салоне, автомобиль тронулся с места, унося их подальше от его помпезной, несчастной жизни в разудалую бедность и попытки переосмысления себя.

Отредактировано Cassandra Sandsmark (13.07.2021 00:08:52)

+2


Вы здесь » DC: ManUNkind­ » Завершённые эпизоды » Архив незавершённых эпизодов » людей берегут друзья


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно