DC: ManUNkind­

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Night of the hunter

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Night of the hunter

https://i.imgur.com/z5rJXvQ.gif https://i.imgur.com/1AbkPrE.gif https://i.imgur.com/OAqb3li.gif
[One day it'll all just end]

Дата
15/10/2020

Место
Сиэтл

Участники: Helena Bertinelli, Dinah Drake.

Сюжет

В руки правоохранительных органов попадает видеозапись, на которой Канарейка жестоко расправляется с бездомным. Труп есть, следов борьбы на теле подореваемой хоть отбавляй, а алиби у Дины нет.
Когда все улики против, находится человек, который верит несмотря ни на что.

Отредактировано Dinah Drake (03.11.2021 16:29:06)

+4

2

Готэм любит скандалы, особенно если они связаны со знаменитыми личностями, родившимися и работавшими в этом проклятом городе. Поэтому видео с эксцентричной и своевольной Диной, что и без того славилась своей драчливостью, стало почти вирусным. Помимо новостей, накручивались просмотры в Интернете, несколько дней люди только что и делали, так обсуждали причину такой жестокости. Что только не приписывали Дрейк: психопатия, вспышка гнева, как в былые времена, попытка вновь привлечь к себе внимание. Фанаты, правда, твердили, что это фейк, призывая не верить СМИ и подписать петицию, требующую оставить бывшую солистку рок-группы в покое. И знаете что? Хелена с ними соглашалась, только в отличие от диванных рыцарей, она предпочитала действовать.
Первое, что сделала итальянка – позвонила Барбаре. Рыжая умница уже обшаривала сеть с помощью своих гениальных программ в поисках оригинального ролика, в это время Бертинелли уже стояла в очереди в кассах местного аэропорта, надеясь купить билет на рейс до Сиэтла, что вылетает через час и сейчас, как раз-таки, почти заканчивалась регистрация. Гордон пообещала скинуть всю информацию, как только разберется в этой истории от начала и до конца, разложит исходный код и поймет, откуда растут ножки. Брюнетка пообещала подождать, но, конечно, не собиралась этого делать.
Время не желало останавливаться или замедляться, давая им шанс нагнать упущенное, его не было и у Канарейки, что сейчас находилась под следствием и, неровен час, прокурор мог выбить для неё уютную камерку в тюрьме на подобии Белль Рив. К тому же, что ни говори, а блондинка была не просто одним из лучших рукопашных бойцов, она так же отличалась сообразительностью и детективной жилкой. Хел всегда говорила, что лучше две головы, чем одна.

- Заткнитесь, суки! – Орет жирный, чернокожий коп, со злостью ударив по стальным прутьям решетки, отгоняя разномастных проституток подальше. После того, как эту чертову певичку доставили в правое крыло тюремного блока, где располагались одиночные камеры, куда, обычно, сажали подозреваемых, пока не начинался допрос и к ним на помощь не прибегал адвокат, всеми правдами и неправдами пытаясь вытащить преступника, девки с ума посходили. Наверное, как считал Ларри, защитникам всякого сброда в Аду подготовили отдельный котел. – Что разорались?
- А ты подойди ближе, и я тебе расскажу, душка! – Хищно оскалилась беззубая женщина с пышной, высокой шевелюрой, посылающей привет из девяностых. Они, конечно, хотели рассказать, что тут была какая-то девица, но неприязнь к копам была сильнее. – Мы тебе все расскажем по очереди и одновременно.
Взрыв хохота заглушил тихий стук упавшего предмета в одиночке и привлек внимание ещё одного стража порядка, который, в этот вечер, должен был дежурить у тюремного блока, тяжело вздохнув, он направился к нахохлившемуся напарнику. На полу, рядом с узкой лавкой,  по уму, служившей кроватью, приземлился бумажный пакет. Сверху был наклеен фиолетовый смайлик с рожками и хитрой улыбкой. На обратной стороне неровным, угловатым почерком было выведено послание:

"Дорогая пташка, одень это в знак нашей невероятной любви и привязанности и, быть может, я стану твоим рыцарем на белом коне!

Твоя Х.Б.

P.S: Не забудь сжечь пакет, ну или съешь его!"

Через минуту в здании резко погас свет, а затем начали раздаваться хлопки, сопровождаемые шипением. Полицейские метнулись к шкафчикам, схватили фонари и увидели, как медленно и неумолимо расползается сизый дым, заволакивая коридоры, офисы и блок временного заключения. Одна за одной попадали ночные бабочки на холодный пол, кто-то придавил собой товарок, другие неплохо прикладывались лицами и затылками о каменный пол.
- Противогазы! Срочно! – Рявкает напарник Ларри, показывая на дальний стенд с символом газовой атаки, а сам бежит к столку, где валяется рация. Позади слышится стук тела и, когда рука мужчины почти касается заветной коробочки с антенной, он оседает, бессмысленно цепляясь за столешницы и, наконец, вырубается.
На какое-то мгновение в департаменте воцаряется полная тишина, но если прислушаться, то можно услышать тихое посапывание. Затем, откуда-то из глубины, доносится скрип двери и эхо разносит звук чьих-то шагов. Охотница аккуратно переступает через толстого чернокожего копа, обходит раскинувшего длинные ноги офицера и заглядывает в одиночку.
- Скучала по мне? – Её лицо, под прозрачной, защитной маской, подсвечено бледным фиолетовым светом. – Одна из лучших моих работ, знаешь ли.
Хелена поворачивается и осматривает дело своих рук. Пришлось попотеть, прежде чем воплотить весь план в действие, учитывая, что в Сиэтле она была всего пару раз, не имела тут связей, кроме вот этой самой женщины, чью фигуру исполосовала стальная решетка и понимания, в какую сторону вообще копать, чтобы устроить побег. Хотя, итальянка была уверенно, когда об этом событии узнает Гордон, ей предстоит выслушать кучу упреков и лекций по поводу её безответственности и опрометчивости. И, скорее всего, рыжая будет права.
- Оказывается, тут есть очень разговорчивые ребята. Они с радостью рассказали, как в городе обстоят дела и к кому лучше обратиться в поисках, ммм, ингредиентов. Мне даже скидку сделали. – Щебеча, словно они вовсе не были в уснувшем участке, брюнетка обшаривала пояса полицейских, пока не нашла связку ключей. Найти среди десятка нужный было не так уж и просто, особенно если половина казалось просто копией друг друга. – Милые парни. А как ты провела каникулы? Морской климат явно пошел тебе на пользу, цвет твоего лица может поспорить с моим костюмчиком.
А ведь Дина действительно выглядела не очень. Царапины, синяки, ссадины, кровоподтеки. Хорошо хоть нос не сломан и не выбиты зубы.
- Только не говори, что это тебя так копы! Не поверю совершенно. – Наконец-то она открывает камеру, выпуская подругу. – Та-дам, я молодец, скажи? Ладно, пойдем в соседний блок, выберем твою преемницу. Тут, конечно, много офицеров, но некоторые на выезде, а значит, когда им не ответят по рации, они приедут сюда и будут очень удивлены, не увидев в клетке золотую птичку.
Вообще-то, если им не удастся раскрутить это дело, Бертинелли не собиралась возвращать Дрейк назад, у неё был весьма сносный запасной план по вывозу блондиночки куда подальше, покуда не восторжествует справедливость, пусть это и маловероятно без помощи мстителей в маске. 
- Вон та вполне похожа, даже синяк под глазом того же цвета. Придется, правда, махнуться одеждой, но я тебе приготовила сменку в машине. – Хел вопросительно посмотрела на Канарейку, последнее слово, все же, было за ней.

Отредактировано Helena Bertinelli (14.10.2021 11:47:22)

+2

3

Не достаточно переехать из одного города в другой, чтобы выстроить подобие “новой жизни”. Дина не могла оставаться в Готэме (да и не хотела, если говорить откровенно), родной город стал давить на неё непомерно сильно. В темных окнах зданий она видела немой укор, предостережение: не вывезешь в этот раз, ломайся. Ей не хватало воздуха, а потому… даже лучше, что Аманда Уоллер отправила на продолжительную миссию в Сиэтл. К тому же, после всего, что произошло в Белль Рив, Канарейка не могла смотреть в глаза Барбаре и всячески избегала с ней встреч.

Новый мегаполис вовсе не принял её с распростертыми объятиями. Стар-Сити был другим, а она здесь — незваный гость, который пытался вломиться в чужой монастырь со своими правилами, за что получал по лбу раз за разом. Спустя какое-то время всё же начало казаться, что Дина сумеет свыкнуться с новыми правилами игры, сможет их принять… а потом будто пыльным мешком по голове ударили. Незримая рука протянулась из прошлого и схватила за ворот, влив туда ведро холодной воды, заставив вздрогнуть всем телом и поёжиться. Кто-то действовал от её имени, и этот “кто-то” явно надумал потопить Черную Канарейку. Как это часто бывает, именно к таким поворотам Дина не была готова совершенно никак. В тот день она не высовывалась из дома, а под вечер отправилась обследовать секретного логова Оливера Куина, где схлестнулась с неизвестным. Да она потом по квартире перемещалась с трудом, поминутно вспоминая чертову стрелу, что бывший сайдник Зеленого воткнул в голень. Куда ей до размахивания ногами где-то в подворотне! Поэтому официально никакого алиби у нее не было. Не могла же она рассказать, чем занималась на самом деле, когда некто отдаленно похожий на неё избивал кого-то до смерти.

Полиция нагрянула внезапно. Не вдаваясь в подробности, Дине было объявлено, что она обвиняется в убийстве и будет содержаться под стражей до суда. Гром посреди ясного неба ничто по сравнению с замешательством, которое она испытала. Она привыкла, что ей до сих пор припоминали убийство мужа (который в итоге оказался жив, пусть и не совсем здоров и которого Канарейка самолично вытащила из лап врага, чтобы потом передать во служение АРГОС), еще живы в памяти народа заголовки желтой прессы, где большими буквами было написано: “Д.Д. СНОВА УСТРОИЛА ДРАКУ ВО ВРЕМЯ КОНЦЕРТА В <город выберите сами>!” Ну да, был такой период в её биографии, вот только закончилось это еще лет пять назад, а с тех пор Канарейка мутузит негодяев не под прицелом камер, а тихо и почти мирно в темных переулках. Спрашивается: в этот раз где она так накосячила, что на неё повесили убийство?

Сидя в камере, Дина пыталась отыскать плюсы своего положения: ну, камера одиночная, а значит хотя бы “соседи” не лезут с расспросами. На этом положительные моменты заканчивалсь. Она пыталась вспомнить, кому за последние годы перешла дорожку да так, чтобы её подставили столь хитрым образом. Тот, кто это придумал, явно знал её, знал, когда у нее не будет алиби и в этот момент нанёс удар. Что ж, выводы неутешительные: кто-то следил за Диной, пусть и не круглые сутки, а она настолько была занята самокопанием, что слежки не заметила. Как какая-нибудь дилетантка! Беда в том, что в состоянии подавленности и опустошения, в каком на протяжении последних месяцев находилась Канарейка, отпуск за высокими стенами казался ей даже привлекательным. Сменит обстановку, подумает, а там может и сообразит, отчего у неё вечно всё идет наперекосяк.

Снаружи шумели. Наверное, пресса пожаловала. А затем через прутья решетки на пол упал пакет, и Дина невольно закатила глаза, едва не издав протяжный вой, поняв, что скандал докатился и до Готэма. В свете недавних событий, она раз и навсегда решила не вовлекать близких людей в свои проблемы. Снова обжегшись, Дина еще сильнее укоренилась в мысли, что приносит одни лишь горести, а потому намеренно дистанцировалась от прежних знакомств, ведь так будет лучше для всех. Меньше всего она хотела, чтобы из-за неё пострадала теперь и Хелена. Но если Охотница уже здесь, разве есть смысл спорить с этой ходячей сицилийской упертостью с арбалетом наизготове? Когда свет погас, Канарейка поняла, что наступило время действовать. 

Дина была рада видеть Бертинелли. От осознания, что она примчалась в Сиэтл, невесть какими усилиями раздобыла необходимые компоненты и все же пришла сюда за ней, на глазах наворачивались слёзы. Значит Хелена в самом деле не поверила обвинителям и не считала Дину убийцей? Почувствовав, что прямо сейчас тут же расклеится и превратится в сентиментальную размазню, Канарейка едва прикусила дрожащую губу и приняла демонстративно холодную позу. Лицо каменное, ничего не выражающее. Но стоило Охотнице переступить порог, как броня дала трещину, и в следующую секунду Дина бросилась к ней, чтобы заключить в крепкие объятия. Словами не передать благодарность, что разливалась в сердце. Но об этом потом. Не место для этого, да и не время.

Какие сговорчивые, — пробубнила Канарейка из-за защитной маски, спрятавший нижнюю часть её лица. — А со мной иметь дела категорически отказывались.

И не удивительно. Это же Хелена, которая при желании могла раскрутить кого угодно и на что угодно! Она не вечно хмурая Канарейка, которая широко улыбалась разве что в те моменты, когда играла роль глупой блондинки. В остальное время у неё пожизненные проблемы с коммуникацией и налаживанием новых контактов.

Да не, — отмахнулась она, — познакомилась тут с местным аналогом Робина в отставке.

Чувствовала она себя немногим лучше, чем выглядела. Но боль — это мелочь, с ней можно работать и даже забыть на время. И времени, как раз, у Канарейки не было, а посему нельзя было задерживаться. Ну да, побитая блондинка идеально подходила на роль задержанной. Синяки на месте, если переодеть, то никто не будет выяснять, кем она приходилась на самом деле. А если и очухается не скоро — так и подавно.

Если Хелена демала смутить Дину необходимостью напялить проститутские шмотки — очень зря. Она несколько лет назад прыгала по сцене в боди и рваных сеточках — в тряпье путаны явно не могло быть чего-то намного более откровенного. Ну ладно… пожалуй, с последним она все же горячилась… Напялив на себя тряпочку, едва прикрывавшую пятую точку, с декольте, в которое при каждом шаге норовила вывалиться грудь, в ботфортах на высоченных каблуках, Канарейка вывалилась из камеры.

И как в этом вообще можно ходить? — возмущалась на ходу она, подразумевая сапоги, ведь голый зад бегать не мешал.

Выскользнув из участка, она мысленно проверила все составляющие плана: псевдо Дина в камере в отключке, камера закрыта, ключи вернули обратно. Если повезет, то и в самом деле раньше утра не хватятся.

Надеюсь, в твоей тачке найдутся крепкие штаны, — поинтересовалась Канарейка, когда удалось убраться на некоторое отдаление от участка. Да даже если и не имелась, на улице вне решетки всяко лучше, чем сидеть в четырех стенах и грызть себя живьем.

Она хмуро посмотрела в глаза Хелене. Как ей сказать, что Дина ей рада, но не хочет впутывать её? С другой стороны, всё внутри её буквально сотрясалось от крика, что ей просто НЕОБХОДИМО, чтобы кто-то поверил в неё. Не видел в ней Д.Д. и маску скандальной дивы; не видел вечно невозмутимую Канарейку всегда у себя на уме; не видел кулаков возмездия, готовых в любой момент ввязаться в драку — а сумел распознать истинную её, заблудившуюся и потерянную.

Ты… ведь смотрела то видео?.. — спросила она. — На нем всё отображено предельно ясно.

Отредактировано Dinah Drake (09.10.2021 09:23:31)

+2

4

Реакция Дины была приятной и немного неожиданной, брюнетка не привыкла к таким проявлениям привязанности от напарницы, да и учитывая то, что они в принципы достаточно долгое время держали связь только через сообщения и редкие звонки, было удивительно хорошо почувствовать крепкие объятья Дрейк.
Вообще-то, в Птицах самой эмоциональной всегда считалась именно Хелена, которая и слезу в любой момент пустить могла, и смеялась до колик и грустила, ища поддержки. Сама женщина шутила про горячую, итальянскую кровь, но на деле же ей всю жизнь не хватало эмоций. Она вообще удивлялась, как не выросла социопаткой и смогла допустить в свою жизнь кого-то, назвав их семьей. Строгость воспитания, мужское окружение, мафия, которая не особо любит показывать свою слабость – все это, так или иначе, должно было оставить свой след. Поэтому, когда на лице маска, а в руках арбалет, она позволяла себе забыть про человечность, выместить гнев и ненависть, что годами накапливались. Краеугольный камень конфликтов с семьей Бэтмена.
- Вот не надо так смотреть, а то сейчас сядем и будем рыдать, словно девчонки из подросткового кино. – Ворчливо так протянула Охотница, отводя взгляд и пряча улыбку. – Что-то типа Грейсона? Задница тоже зачетная?
Когда кто-то говорил: «Робин», первым на ум всегда приходил нынешний Найтвинг, а не пошутить про его ягодицы, плотно обтянутые костюмчиком, увы, мало кто мог. Тихо посмеиваясь, мстительница шла вперед. Забавно, значит Канарейка успела навести шороху в Сиэтле и обзавестись сомнительными знакомыми, что не поленились отмутузить её как следует, судя по ярким отметинам на лице, шее и ногах, - правда это она увидит лишь в момент миниатюрного стриптиза в исполнении блондинки, - что вызывало не мало вопросов. Во-первых, Хел видела визави в действии, более того, однажды даже была ею бита и без применения способностей в виде крика, сносящего крышу в прямом и переносном смысле. Надо сказать, по скромному мнению Бертинелли, Дина вполне могла посоперничать в рукопашном искусстве с Бэтменом и, возможно, даже уложила бы его на лопатки. Поэтому, скорее всего, этот самый отставной сайдик не промах. Не он ли виновен в злоключениях Дрейк? Вопрос и весьма хороший.
Во-вторых, что могло столкнуть их нос к носу? Златовласка никогда не отказывалась от драки, но в её рассудительности и разумности сомневаться не приходилось. Это вам не свихнувшийся злодей, что сначала произносит длинный, витиеватый и абсолютно бессмысленный монолог, о том, какой он офигенный. Она – герой, даже не так, Герой. Что же произошло? Ладно, об этом всем можно поговорить в машине, пока они будут выезжать из опасной зоны близ участка.
- Я позже спрошу, во что ты ещё вляпалась, а пока – ты бери ноги, я подхвачу за руки. Раз, два, три – взяли! – Проститутка оказалась не из легких. Не то, чтобы двум женщинам на пики физического развития было сложно перетащить расслабленное тело, вот только это самое тело, словно вода, то и дело норовило выскользнуть или стукнутся головой о косяк двери. С другой стороны – плевать, одним синяком больше, другим меньше. Не верила Хелена, что у дамочки отбоя от клиентов не было, судя по её одежке, да и на Канарейку она походила лишь если очень сильно нажраться незамерзайки, но ведь им только и надо, что создать образ. Водрузив ношу на нары, кое-как стянув сапоги и что-то типа то ли юбки и майки, то ли платья, - не поняла, к сожалению, Охотница образ ночной бабочки, - она передала все это подруге. – Переоденься, а я пока натяну на неё твои вещи.
Переодев путану, итальянка передернула плечами и поморщилась. Не любила вот такое, но что поделать. В их работе приходилось и по колено в дерьме ходить, и обшаривать трупы и, иногда, с бездомными дела иметь. Правда, как ни крути, привыкнуть к запахам сложно, зато бороться с тошнотой научилась. Уложив спящую на прочти прогнивший матрас, с головой накрыв её старым, пожранным молью пледом, так, чтобы торчала только белокурая макушка, кивнула, направляясь на выход, тщательно закрывая клетку и возвращая ключи на пояс каланче, развалившейся у рабочего стола.
Надо сказать, блондинка выглядела комично, а ещё её эти стенания по поводу каблуков, приглушенные респиратором, в общем, Хел почти хохотала, периодами прыская, дабы не вызлить Дину окончательно. Только в фильмах красотки-героини бегали по крышам, вступали в рукопашный бой и красиво убегали на фоне взрывающегося здания. В реальности, ни одна её знакомая не использовала каблуки, сама же брюнетка предпочитала подошву военного образца.
- А, по-моему, ты выглядишь сногсшибательно, - сказав это, Бертинелли закусила нижнюю губу, дабы не рассмеяться, толкнула дверь и тут же сорвала маску. Дымный, загазованный воздух большого города ворвался в легкие, едва не сорвав кашель. Прочистив горло, она выудила из поясного кармашка ключи, где-то в переулки отозвалась машина тонким писком, сообщая о своем местоположении и готовности ехать. Хвала современным технологиям, многие тачки можно было завести с помощью электронного пульта, что и сделала Хедлена, усаживаясь на водительское сидение. – Ну, я купила тебе спортивный костюм. В твою временную квартиру влезать не стала, мало ли. Так что, держи.
Она кинула на колени Дрейк пакет с серыми, велюровыми штанами и такой же мастерской, а на самом дне лежали дешевые слипоны вырвиглазного, зеленого цвета. Вообще-то, женщина хотела пошутить, но, к сожалению, в круглосуточном маркете не нашлось ничего, даже отдаленно похожего на одежду Черной Мамбы из Убить Билла. Хотя, судя по настроению подруги, она бы не оценила.
- А ты? Блин, Дина, ты серьезно думаешь, что я или Барб купимся на эту туфту? Я видела, как ты ногу задираешь во время удара, тут угол другой, да и ещё парочка моментов напрягли. Сейчас Гордон прогоняет оригинальное видео через фильтры, как выяснить все – сообщит. А пока, мы устроим пижамную вечеринку в домике у озера на окраине города. Пристегнись. – Она тушит фары, жмет на педаль газа, и тачка срывается с места, входя в крутой поворот, выруливая на улицу с двусторонним движением. – Где ты была, когда видео начало бомбить Говнонет? И что это за Робин в отставке, который рискнул своими шарами и украсил твое милое личико? Я уж молчу про божественные лодыжки…

Отредактировано Helena Bertinelli (14.10.2021 11:47:45)

+1

5

И не такое напяливать на себя приходилось. На фоне рабочего наряда ночной бабочки костюмчик как из сэконда и зеленые скороходы казались вещами экстра-класса. В самом деле, не будет же Хелена разгуливать по магазинам в поисках одежды канареечного цвета? Позаботилась о сменке — уже отлично. Большего и не надо.

Спасибо, — проговорила Дина, забрав пакет.

Вытащив одежду, Дина налегла на ноги, оторвав задницу от сиденья, и стащила с себя убогое одеяние. Голой и то приличнее разгуливать, чем в таком, в самом-то деле! Но она не жаловалась, чего только ни случалось за годы геройской карьеры. Ко многому привыкаешь со временем, даже к постоянным переодеваниям в машине, мчащейся на полном ходу.

Все приходит с опытом. Хелена водила не особо аккуратно и в светлое время суток, теперь же приходилось на каждом повороте молить сицилийского боженьку, чтобы уберег от заноса в угол ближайшего здания. И, надо сказать, удивительно, но это срабатывало (или же Бертинелли была асом вождения, но как так!) Покончив со штанами и кофтой, Канарейка сначала пристегнулась — продолжать биться лбом об обшивку или о приборную панель совершенно не хотелось — и, сидя более-менее удобно, поменяла обувь.

Дина искоса посмотрела на подругу. Вид сосредоточенный, наверное, именно с таким крестоносцы ходили отбивать от сарацин святые земли. В глазах — праведный гнев и 100% уверенность в своей правоте. Вот она, Хелена, которую знала Дина. И ей нужны были ответы. И если на вопрос о красоте пятой точки еще можно было промямлить что-то невнятное, то теперь точно не отвертеться.

Она посмотрела в сторону на проносящиеся за стеклом здания и гудящие машины, когда речь зашла о Бэтгерл. Канарейка бы нисколько не удивилась, если бы Барбара отказалась впредь иметь хоть какие-то общие с ней дела. Но Охотница говорила другое… Жутко подмывало спросить, как там рыжая. Гоняется ли по-прежнему за Грейсоном по крышам, а на вопросы об их взаимоотношениях отвечает неизменное “все сложно”? Как сказались на ней последствия проникновения в особо охраняемую тюрьму, и под что подписала их с Найтвингом Аманда Уоллер? Но Дина прикусила язык, дабы не перекидывать с больной головы на здоровую. Если Барбара не поделилась с Хеленой, должно быть, у нее имелись на то причины.

Похоже, что у тебя есть план, — отозвалась она. У нее тоже имелись кое-какие соображения. Не ясно только, зачем ехать куда-то далеко и терять время, которого и так не было. Хотя, зная Охотницу, Канарейка могла предположить, что едва приехав в город, она сумела разжиться секретным убежищем или его подобием. Вот только когда всё успевала?

Посыпались вопросы строго по существу, промолчать в ответ на которые Дина никак не могла. Они тут не на дружеских посиделках за бокалом вина, и Хелена интересуется не ради праздного любопытства. Чем больше она будет знать, тем более велика вероятность, что вместе им удастся отыскать решение раньше того, как пропажи в участке хватятся.

Я не просто так приперлась в этот город. И не потому что меня задрала моя херовая жизнь и захотелось перемен. Я на задании. Разыскиваю местного линчевателя под кодовым именем Зеленая Стрела, который пропал почти как месяц назад, — Дина повернула голову в сторону подруги, пытаясь прочитать по её лицу оттенки эмоций. — Ну, знаешь, бородатый такой? Так вот, мы расследовали дело по торговле людьми, а потом он как будто сквозь землю провалился. Парни в масках не исчезают просто так.

На очередном крутом повороте Канарейка зажмурилась, сжавшись в сиденье и схватившись за ручку на дверце. Кажется, пронесло.

В тот вечер я ходила обследовать его логово в надежде отыскать хоть какую-то зацепку. И там встретилась с его бывшим сайдником, которого приняла за воришку. Разумеется, мы подрались, — а теперь следовало сделать максимально непроницаемую мину, потому что Бертинелли была из той редкой породы людей, что умели читать Дину как раскрытую книгу, — Ты когда-нибудь пересекалась с лучником? Я думала, эта штуковина жесть какая неудобная и неповоротливая, но эти двое местных управляются ею как боги, — она опустила глаза в пол, не желая, чтобы её взгляд был перехвачен. — Позже выяснилось, что мы раньше встречались с этим Робином-переростком, и я даже знаю его имя. Потом мы нашли видеообращение Стрелы и узнали, что он опасался своих же коллег по бизнесу.

Она замолчала, дав Охотнице какое-то время, чтобы переварить информацию.

А на следующий день за мной пришли мужики в форме и сказали, что я кого-то убила. Я не могу сказать, где на самом деле была в ту ночь, а потому алиби у меня нет.

Теперь точно все. Между тем, Дина заметила, что они оказались в отдаленном районе и двигались по направлению прочь из города. Значит Хелена не пошутила, сказав о вечеринке.

Я тут вот что подумала: тот, кто меня подставил, знал, что я не сумею оправдаться и что никто не сможет меня прикрыть. И выбрал самое удачное время, чтобы нанести. Полагаю, за мной следили.

Наконец, автомобиль затормозил. Открыв дверцу и ступив на отсыпанную гравием дорожку, Дина вдохнула воздух, непривычно свежий для жителя мегаполиса.

И зачем мы сюда приехали? — поинтересовалась она, посмотрев на Бертинелли. Поговорить могли и в машине, а на барбекю времени все равно нет.

Отредактировано Dinah Drake (13.10.2021 10:33:24)

+1

6

- Да, и я собираюсь его придерживаться. – Кивает Хелена, резко входя в поворот, и, сбавив скорость выруливает на объездную дорогу, ведущую загород. Сан-Франциско яркими искрами остается позади, в окнах заднего вида горит, словно Рождественская ёлка. А говорят, что только Нью-Йорк никогда не спит. – Сейчас все зависит от Бабас, а дальше вступаем мы. Я считаю, что тебя подставили, не знаю, насколько со мной согласна наша рыжая подруга, но она взялась за дело с энтузиазмом.
Забавно, что в последнее время итальянка все чаще и чаще работала одна и, если честно, её это угнетало. Не хотелось бы сдохнуть где-нибудь в подворотне в полном одиночестве, наверное, именно это было её главным страхом. С возрастом, к смерти начинаешь относится спокойнее, она тебя пугает, конечно, но с мыслью, что ты не вечен смиряешься, а вот когда ты носишь маску и тебя ненавидит большая часть преступного мира, лелеять надежны, что ты доживешь до пенсии не приходится. Вслух, конечно, женщина об этом не говорила, ни к чему грузить свое окружение и без того не особо разнообразное подобными мыслями. Но что точно знала Бертинелли, так это ту горстку людей, которых с гордостью могла назвать друзьями и даже семьей, а значит, за них она будет бороться даже с того света.
Полотно серой змеи вьется впереди, фары выхватывают разделительную полосу, та вспыхивает белизной и гаснет. Впереди темнота, лишь изредка сверкает молния где-то далеко, в центре залива, освещая ртутную поверхность пока ещё спокойной воды. Красиво и очень напоминает Готэм, пусть город и более светлый, что ли. Для Охотницы мрачная обитель Темного Рыцаря всегда была сравнительной мерой. Но, не смотря на ужасы, творящиеся там, город она любила.
- Зеленая стрела, стрела-а-а. Зеленая. – Задумчиво потянула брюнетка, не сводя взгляда с дороги. Она прекрасно знала, что водит на грани фола и, одно дело угробить себя, другое – своего пассажира, поэтому была предельно собрана и сосредоточена. – А, это тот, который Робин гуд с примочками, да? Все, поняла о ком ты. Вроде как знакома с его, скажем так, близким кругом. Не сильно интересуюсь кем-то вне своей зоны ответственности. Продолжай.
На приборной панели пискнул телефон, брошенный туда ещё до начала спасительной операции под названием «птичка в клетке». И да, Хелена страсть как хотела проверить входящие сообщения, но, сейчас важнее было убраться подальше от полицейского участка. Она точно не знала, насколько долго будет работать программа Тима и, возможно, система видеонаблюдения активировалась до того, как они отъехали на достаточное расстояние, а сейчас… Ну, у мстительницы не было привычки копаться в смартфоне во время поездки, даже если она находилась на месте, которое сейчас занимала славная попка Дины Дрейк, обтянутая дешманскими штанами.
- Арсенала, что ли? Хотя, раньше он был Спиди. Ну такое себе имечко, хотя, там и костюмчик был такой себе. Так, стоп, он тебя отделал? – Она знала Роя достаточно хорошо, чтобы теперь картинка в её голове сошлась. Вот вам и причина синяков и прочих следов жаркой битвы не в горизонтальном положении. – Сталкивалась, да и знаю, как сильно можно заблуждаться на их счет.
Она чуть прищурилась и на секунду отвела взгляд, хитро глянув на Канарейку, что вжалась в сиденье и хватилась за ручку у потолка. Наверное, Харпер произвел на блондинку впечатление, потому что раньше она бы опустила подобное, сухо перечислив факты касающиеся дела, – не та обстановка, чтобы мусолить произошедшее, - но все бывает впервые. Приятно подмечать такие изменения, главное теперь держать себя в руках, не раскрыть тайну личности отставного линчевателя и не вызлить Ди топорными шутками.
- То есть, его вы не нашли, раскрыли причину исчезновения, намылили друг другу морды и мирно разошлись? Да, хреновое алиби. Даже если его подкорректировать, убрав геройский умысел и связь с исчезнувшим, все равно будет не торт. Понятно. – Последний поворот и они въезжают в пригород Сиэтла. Маленькие, уютные домишки, разделенные забором и ухоженными лужайками. Та жизнь. Которая никогда не светит им обоим, ну, хоть на пару часиков прикоснутся к чему-то спокойному и светлому. – Полагаю да, следили. А знаешь, что меня пугает больше всего? Ты этого не заметила. Кто-то о тебе знает больше, чем должен.
Она остановилась у самого неприметного и абсолютно нормального здания, отстегнула ремень и, наконец-то, взяла телефон в руки. Сообщение от Оракула. Ясно, Барбара воспользовалась своей программой, и та автоматически выслала результат на нужный номер. Отлично! К короткому письму был прикреплен файл, который лучше бы открыть на нормально экране, например, ноутбука или, хотя бы, планшета.
- Есть ответ. – Она вышла следом за Диной, захлопнув двери и направляясь по мощеной дорожке вперед, к темному пятну двери на белой облицовке дома. – Тебе нужно принять душ, поесть, а потом посмотрим, что нашла наша гениальная подруга на этой дерьмовой записи. Я не хочу сломя голову решать эту задачу, упуская что-то важное и усугубляя ситуацию.
Ключ легко повернулся в замке, она вошла первая, включая свет в прихожей и бросая связку в вазу. Дом встретил Дину неуютной прохладой, давая понять - здесь никто не живет, но, не смотря на это в самой большой комнате, которая, наверное, задумывалась как гостиная, были раскиданы вещи. Сумка стояла по центру, раскрывая, под ворохом обычной одежды виднелся краешек плаща от костюма Охотницы, на столе лежаили бумаги, билеты, карты Сиэтла, инженерные планы подземки и канализации. Поддельные документы, на фотографии которых красовалась лицо Канарейки и ещё куча разной мелочи.
Бертинелли, не снимая обуви, быстрым шагом проходит внутрь, сдергивая кожаную куртку. Отодвинув в сторону весь хлам, она выудила из-под завала ноутбук и воткнула в гнездо провод, которым подключила телефон. Выведя на экран присланный Бэтгерл файл, присела, поморщившись, изучая содержимое.
- Бинго. Смотри, она отследила место загрузки оригинала и да, видео смонтировано, но очень тщательно, почти идеально. Но не для нашей рыжей умницы. - Хелена выпрямилась и направилась к своей сумке, выуживая костюм. - Тебе лучше остаться тут. Никто не будет искать тебя в этом захолустье, а я разберусь с теми, кто решил нечестно поиграть.

Отредактировано Helena Bertinelli (20.10.2021 07:32:31)

+2

7

Иной раз, в разговоре с людьми, которые знали Дину достаточно близко (благо таких людей было немного), она чувствовала себя почти что голой. Одно дело недоговаривать что-то, общаясь с посторонними, которые не знали её и не понимали невербальных жестов, и совсем другое пытаться утаить, практически глядя в глаза девушке, которая знала Канарейку как облупленную, и давно научилась подмечать интонацию, паузы и особенности жестикуляции. Она чувствовала себя как подсудимый во время допроса: старалась не ляпнуть лишнего и не вдаваться в подробности, чтобы не спровоцировать новых вопросов, отвечать на которые ей не очень-то хотелось. Да и вообще эта информация ровным счетом никак не относилась к делу! Ну, почти.

Но пояснять Дине все же приходилось. Не игнорировать же теперь все подряд, по-дурацки хлопая глазами при этом?

Вот именно, что с примочками. Откуда мне было знать, что столкнуть еще с одним из таких и что этот гад использует усыпляющий газ в стрелах, будто ученик не Стрелы, а Пугало какого-нибудь!

Ну нихераси, она тут, знаешь ли, умотала в чужой город, работу работала рядом с зеленым бородачом, но ни слухом ни духом не ведала о существовании никакого Спиди. И вдруг Бертинелли, которая явно осведомлена намного и намного лучше Дины. Откуда? Оливер не рассказывал о бывшем сайднике, не упомянул о нем ни разу за время знакомства, но Хелена, по всей видимости, откуда-то знала, что Стрела не один. Их, как минимум, двое. А если посчитать Эми, то уже трое. Наверное, в другое время Дина бы расспросила подругу поподробнее, но не когда тебя несет неведомо куда, а дражайшая Хелена за рулем и в её руках твоя никчемная жизнь. Ничего, Канарейка задаст интересующие вопросы как-нибудь потом, когда под ногами будет твердая почва. Возможно, не сегодня и не завтра, но обязательно спросит.

Оставшуюся дорогу Дина бубнила практически себе под нос, боясь моргнуть, чтобы упустить из виду дорогу. Говорила, что выяснили только предположительную причину исчезновения Стрелы, но проверить не успели, так как на следующий день за ней пришли копы. И что понимает, в какой жопе оказалась, раз не заметила слежки. Да и как так вообще? Оперативное прошлое, работа в секретных объединениях и геройская карьера её совсем ничему не научили что ли? Не могло такого быть — Канарейка всегда была осторожной, не только потому, что от этого зависела сохранность её шкуры — она больше волновалась за благополучие друзей, которые также могли попасть в неприятности, будь она разиней. Но Дина не была, в том-то и дело.

Если за мной кто-то ходил, я не могла не заметить, — произнесла она твердо. Осознанно. — А значит слежка велась более хитрым образом. Нужно походить вокруг дома и осмотреть углы. Думаю, где-то должна была быть камера.

И это также не радовало. Так или иначе, Дина попалась, совсем как профан какой-нибудь.

Тихое местечко, удаленное. Тут хоть три года кого-то ищи — не найдешь. И озеро рядом на случай, если нужно спрятать труп. Удобно! Неприметный домик, куда привела Хелена, был намного симпатичнее готэмской квартиры Дины — аскетично и уныло, никакого тебе бардака (кроме разбросанных вещей Охотницы) и даже с мебелью все в порядке: есть где сидеть, есть диван и телик, есть даже стол и холодильник. И наверняка имелась кровать, а может и не одна. Прям курорт, а не жилье сыча!

А тут довольно миленько, — прокомментировала она выбор подруги. — Может подумаешь над тем, чтобы задержаться в городе? Рыбки бы половили.

Среди вороха вещей Дина заметила документы с собственным изображением. Взяла в руки и рассмотрела поближе, а после вопросительно обернулась к Охотнице.

Надеюсь, ты же не думаешь, что соглашусь сбежать, если мы не сможем поймать засранца? — но Хел думала. Канарейка по глазам видела, что думала, поэтому и подготовилась на случай, если придется изменить первоначальный план. — Я должна вернуться за решетку к утру, вне зависимости найдем мы настоящего виновника или нет. Мой побег лишь усугубит положение.

У них разные понятия о морали и различные методы. Они по-разному видят границу дозволенного и на что можно пойти во имя блага. Канарейка была более приземленной что ли: напросился — получай по роже, закон един для всех и все такое. Бертинелли же видела размытые границы во многих сферах. И в законности действий в том числе. Но сложно винить в излишнем усердии человека, который пришел к тебе на помощь. Так что налегать с лекциями о должном Дина явно не станет.

Хотелось спросить, как так на небе звезды сошлись и Бэтгерл оказалась в деле. Так и тянуло поинтересоваться, что сказала ей Бертинелли, чтобы та выразила готовность вновь проявить участие в судьбе бедовой некогда подруги; язык чесался, но нет. Не хватало еще Хел грузить всей той херовой историей, что связывала блондинку и рыжую и из-за которой в итоге они отдалились.

Разумно было бы послушать Хелену. Тело так и ныло, прося оказаться под теплыми струями воды и смыть с себя тюремную, а заодно и вонь от проститутских шмоток. Но стоило зайти речи о том, что Охотница куда-то пойдет, а она останется просиживать штаны здесь, как Дина встрепенулась и встала в позу.

Отсиживаться я могла и на нарах с таким же успехом, — возразила она. — Боже мой, подумай головой: мы справимся быстрее, если возьмемся за дело вдвоем. Я надену маску, сделаю ее из подручных материалов или нарисую да хоть зубной пастой! Я пойду вот в этом, и никто меня не узнает, — да она сама себя не узнала бы и не поверила бы никогда, что придется нацепить на себя подобный отстой и помалкивать при этом. Но она помалкивала и была благодарна выше крыши.

Не оставляй меня! — взмолилась, наконец, Канарейка и состроила жалобную моську. — Я буду более полезной в деле, нежели если останусь тут.

Отредактировано Dinah Drake (22.10.2021 20:06:15)

+1

8

Хелена изменилась, стоило только переступить за порог. Стала собранной, сдержанной, серьезной и, кажется, строгой. Деловито прошла к сумке, медленно вытягивая сначала плащ, затем щитки. Влезть в костюм не так-то просто. Это не первая его интерпретация, но самая сложная с многочисленными скрытыми застежками, пластинами, наплечниками, налокотниками и наколенниками. Несколько килограмм дополнительного веса, давящего на плечи, помимо, конечно, ответственности.
- Назову себя Рыбачка, вместо арбалета – удочка! Заманчивое предложение взять отпуск, конечно, да только дела душат и тянут обратно в Готэм. – Покачала головой итальянка, слегка поморщившись. Как-то раз, она сказал своим друзьям, что хочет посетить родину, полежать на пляже Сицилии, понять, что это такое – быть обычным человеком с не малым таким наследством, ну и, конечно, заявить права на особняк Бертинелли. Вот только по факту, брюнетка перебила всех, кто был причастен к смерти семьи, не одна, конечно, но все-таки. Ах да, она там ещё чуть не сгорела заживо, но это мелочи жизни. Так что, с уверенностью можно было заявить – мстители не знают, что такое каникулы.
Дрейк переживала. Наверное, попади Хэл в такую же ситуацию, она бы вряд ли смогла избежать вопрос, где же оступилась. Сразу вспомнился тот момент, когда Бэтмен впервые назвал её по имени. Взрыв эмоций, недоверие и самокопание: где я успела оступиться?! Но такое бывает, даже Уэйна узнавали, не Супермен, что видел через маску. Так что, даже сильные мира сего могут ошибиться и блондинке не стоит грызть себя за подобное стечение обстоятельств. Её личность не скрыто, в чем, собственно, проблема. Птичка не носила маску, прикрываясь ложной репутацией и стараясь просто действовать из тени, когда дело касалось геройства. У каждого, конечно, свой путь, но даже Хелена, в узких кругах считавшаяся мертвой, все равно долгое время старалась сохранить обе свои личности в полном секрете, пользуясь как поддельными документами, так и образом Охотницы.
- Оракул следила за всеми героями и многие из них даже не подозревали об этом, помнишь? Барбара, Тим и Брюс не единственные гении на этой шлюшке-планетке. Другой вопрос – когда ты кому-то успела уже насолить настолько, что он захотел тебя упечь куда подальше, желательно надолго. Он так же должен знать, что с твоим прошлым послужным списком ты вполне можешь получить максимальный срок, а может даже пожизненное. – Она не сказала и другой вариант. Если всплывут подробности определенного отрезка её жизни, не того, где она чирикала со сцены и била морды в пылу угара, поддерживая образ драчливой дивы, то Дину вполне могут убрать свои же. СМИ не упустят возможность помусолить косточки звезде в отставке, а правительству это ой как не нравится. Достаточно и того, что узкий круг приближенных знал о прошлом Канарейки, когда она ещё носила униформу и имела милое колечко на пальчике. – Вот этим-то рыжуля и занялась. Удачно, надо сказать. А дом я проверила, в распределительный щиток заложен КПК с программой Бабс, через него идет питание, и оно определяет, какие девайся подключены. На остальное есть глушилка. Не переживай, тут полностью безопасно.
Шуршание ткани и скрежет щитков заглушил шаги блондинки, так что Хелена не знала, где именно находилась подруга, а когда повернулась, замерла, увидев, что она разглядывает фальшивые паспорта. Подав губы, итальянка не стала оправдываться или переубеждать Дрейк. А смысл? Они обе упрямые и обе вполне могли пойти на крайние меры, например, вырубить напарницу и посадить на частный самолет.
- Это запасной план, если что. И да, я думаю, что тебе, не следует оставаться в штатах, если дело совсем уж запахнет жареной, канареечной задницей, понимаешь? К тому же, уверена, сицилийское солнце куда как приятнее сиэтловского. – Отвернувшись, надев пояс, она начала раскладывать по кармашкам маленькие устройства, свето-шумовые, газовые бомбочки, дымовые шашки размером с конфету и прочие плюшки, которыми она успела обзавестись за годы работы в образе линчевателя. – Я так не считаю, и ты меня не переубедишь, Ди. Даже не старайся. Тебя не просто так решили посадить в одиночку. Утром тебя перевезут, а дальше, пока суд не вынесет решение, ты будешь помещена в тюрьму, только вот не обычную, это точно. Вычислить, что ты мета будет не сложно, а дальше, ошейник и кандалы. Я могу тебя представить в наручнике и чокере, но и только. А теперь представь, с каким «радушием» поприветствуют заключенные ту, что их туда и засадила?
Все всегда забывали, что Бертинелли росла окруженная криминалом и знала их порядки не просто потому, что изучила вопрос, словно прилежная школьница. На самом деле, Хел могла привести сотню примеров подобных расправ, и столько же видов пыток, чтобы смерть была желанным освобождением. Никому подобного желать она не хотела, даже врагам.
- Ты собираешься бегать со мной по крышам и улицам в трениках велюровых? – Едва сдержав смех, поинтересовалась брюнетка, натягивая маску и расправляя плащ. Вообще-то, женщина была куда упрямее Дины, но только это её дело, так что, если хочет, пусть участвует, в любом случае мстительница прикроет, если дело дойдет до перестрелки, погони и тому подобном. – Ладно, делай, что хочешь, только не лезь на рожон и отключи свои суицидальные наклонности, идет? Я не знаю, что у тебя в последнее время в голове происходит, у всех вас, но это только мешает. Посмотри, может что подберешь из моих вещей в сумке. У нас не такая большая разница в росте и телосложении.
Она вновь подошла к ноутбуку, быстро стукнула пальцем в перчатке по тач-панели и вывела на экран карту, на которой мигал красный сигнал. Бэтгерл позаботилась и об этом, указала место, откуда загрузили видео. Первая ниточка из клубка, в котором запуталась пташка.
- Ладно, у нас есть адрес. Ты за рулем, я – мониторю камеры на перекрестках и ищу обходные пути. Идет?

+3

9

Спорить с Хеленой было практически бесполезно, но Дина и не собиралась в общем-то. Все равно каждая останется при своем мнении, а времени раздувать противостояние нет, иначе могут проорать друг на друга до самого утра, так ни к чему не придя в итоге. Бертинелли была упрямой, даже слишком. Ей нужно было во всем убедиться лично, чтобы принять решение, на веру она едва ли что способна была принять. Не та натура. А потому Дине ничего не оставалось, кроме как перевести разговор в иное русло. У нее также были свои причины упорствовать: например, обещание вернуться как можно скорее и продолжить поиски клёвого бородача или обязательные доклады о проделанной работе для Уоллер. Кстати, об Аманде… в курсе ли она небольших проблем бывшей сослуживицы? Скорее да, чем нет. А если так, разумно ли запросить помощи у АРГОС? Уж влияние и длинные руки этих ребят простираются бесконечно далеко и, по идее, могли бы поспособствовать скорейшему очищению честного канарейского имени. Вот только директор Уоллер, вероятнее всего, считает, что со своими напастями агент Дрейк в состоянии справиться сама. Хотя, погодите-ка… если Дина все же угодит за решетку и, как говорит Хелена, местом ее содержания будет не обычная тюрьма… то Белль Рив и в самом деле маячит перед носом весьма отчетливо, и уж там-то Дина точно окончательно и бесповоротно угодит под каблук Большой Ма и уже не выберется. Мысли об этом заставляют нервно сглотнуть и встрепенуться. Теперь все становилось на свои места: Аманде выгодно, если Канарейку осудят, для нее Дрейк — еще один актив, по значимости равносильный любому другому узнику тюрьмы для особо опасных преступников. Уоллер давно дала понять, что “друзьями” никто из членов К-7 никогда не был. А теперь и подавно.

И все же она противилась мысли о побеге. Решение должно быть, просто обязано. Нужно только успеть вовремя его отыскать.

Не в положении Дины выбирать, в чем ей разгуливать. Есть одежда — уже круто. Но раз Хелене стрёмно появиться в компании девицы в растянутых бабулькинских штанцах, Канарейка переоденется во что-нибудь более приличное. Ей даже брючки не придется подкатывать — рост с Бертинелли практически одинаковый. Главное отрыть что-нибудь черное и максимально неброское. Благо, дефицита этого цвета в вещах Хел не наблюдалось. Нарядившись в водолазку с длинным рукавом и в штаны из стрейчевой ткани, Канарейка была готова к покорению ночных улиц. Волосы для удобства затянула в хвост, а на макушку надела платок, дабы не светить лишний раз светлой головой. Привычная бандана была бы более кстати... но что бог послал.

Ах да, подружка Мышка-норушка везде отметиться успела. Дина привыкла думать, что способности Барбары исключительны (и она не раз доказывала на деле оправданность звания лучшего хакера Готэма), но реальность такова, что даже самый профан мог купить умные игрушки и насолить очень даже ощутимо. Человеку, подставившему Канарейку, вовсе не обязательно быть компьютерным гением, чтобы выведать некоторые интересные факты ее биографии. И да, Хелена права — у Дины слишком много “приятных” знакомств в прошлом. Всех и не упомнишь.

Идет, более чем, — отозвалась она, наблюдая за действиями Охотницы.

Зная стиль вождения Бертинелли, уж лучше она будет как можно дальше от руля. И пусть касалось это скорее только автомобиля, еще слишком жива была в памяти совсем недавняя поездка. Лишний раз переживать новый стресс совершенно не хотелось, а потому Дина согласилась бы сесть за руль и с завязанными глазами, лишь бы не пускать туда Хелену.

На самом деле, Канарейка была рада занять себя хоть чем-нибудь, лишь бы не сидеть запертой в четырех стенах. Понимая свое плачевное положение, хотелось действовать — не важно, в каком направлении, на анализ и подготовку все равно нет лишних часов. А потому придется решать вопросы на ходу, по мере их поступления.

Дина была практически на 100% уверена, что передвигаться они будут на том самом четырехколесном драндулете, на котором Охотница доставила их обеих к милому домику на берегу. А потому, когда вышли из дома и Хел направилась не в автомобилю, а к гаражу, где под пологом обнаружился классический мотоцикл, Дина едва не подпрыгнула от радости. Байк был прекрасен, как и все двухколесное (да, сюда же относятся и велосипеды).

Поверить не могу, что тебе удалось раздобыть такого красавчика! — с воодушевлением заметила Канарейка, поглаживая гладкую поверхность бака и хромированные детали руля. Вот он кайф в чистом виде! — Ты же не привезла его не самого Готэма, верно? — неизвестно зачем поинтересовалась она. Да даже если и так, Дина бы не сильно удивилась — если Охотница готовилась к делу, то транспортировка мотоцикла для нее покажется сущим пустяком. — Ну привет, малыш. Ты мне уже нравишься, — Канарейка быстро запрыгнула верхом и была почти счастлива от осознания, что могла провести всю ночь в тюремной камере вместо того, чтобы объезжать такого симпатягу, но судьба распорядилась иначе.

Когда ветер играет волосами, а перед глазами ничего, что мешало бы обзору или не давало прочувствовать дорогу — это непередаваемое чувство сродни полету во все. Ощущение свободы опьяняет, а за спиной словно вырастают крылья. Забавно, что такой крохотной детали достаточно, чтобы вновь почувствовать себя живой… Город больше не казался душным и неприветливым, а дороги не выглядели цепью лабиринтов — улицы заметно опустели, и это давало возможность рассмотреть Стар-Сити во всей его красе. Но сейчас не до экскурсий и достопримечательностей.

Следуя указаниям Хелены, Канарейка сворачивала на перекрестках и выбирала обходные пути. В Сиэтле слишком много камер на дорогах, а потому нередко приходилось ехать по проулкам, о существовании которых Дина даже не догадывалась. Все же тут не родной город, где знаешь каждую лазейку и каждый съезд, здесь Дина почти что турист.

Когда перед глазами возникло здание, откуда, как говорили приборы, и было изначально выгружено то самое видео, Канарейка не стала глушить мотор в непосредственной близи, а предпочла отъехать подальше, чтобы оценить, куда предполагается вломиться и где, в случае чего, искать запасной выход. С виду строение не представляло из себя ничего особенного — невысокий кирпичный фасад напоминал застройку 20-х годов ХХ века. Возможно, когда-то внутри располагались цеха по производству чего-нибудь, а теперь площади разделены на модные квартиры и только высокие потолки напоминают о прошлом назначении помещений.

Богемный райончик, — фыркнула Дина, слезая с байка. — По старинке воспользуемся пожарной лестницей?

В таких домах просто обязано быть видеонаблюдение, вместе с охранником, который непременно встретит в холле. А светиться совершенно никак нельзя, особенно в обстоятельствах Дины. Нужно пробраться тихо и самим все рассмотреть.

+1

10

Охотница заканчивала сборы, пока Дина переодевалась. Да, теперь она выглядела лучше, к тому же, едва ли женщина в черном привлечет больше внимания, чем блондинка в велюровом, спортивном костюме верхом на мотоцикле. Кивнув напарнице, итальянка вышла и направилась к гаражу.
- Считай, что мне повезло. Те парни, которые поделились ингредиентами для сонного дыма, были столь любезны, что предложили ещё и свой транспорт. – Естественно любезность в них проснулась лишь после того, как их лица несколько раз встретились с подошвой ботинок Хелены, но это мелочи. Она точно могла сказать, что об угоне не заявят. – Я его проверила, он полностью на ходу и заправлен под завязку.
Брюнетка дала подруге время на знакомство с железным конем, а зная её страсть к двухколесному транспорту, это могло затянутся минут на пять. Ну, зато время было использовано с умом. Хел обновила навигатор до последней версии и скачала расширенное дополнение, где были указаны все известные камеры. Если не нарушать правил дорожного движения и закончить этот беспредел с подставным видео до того, как копы сообразят, что спящая блондинка в одиночке вовсе не та, кем должна быть.
- Ну что, поехали? – Усевшись позади Дрейк, обхватив её рукой за талию, Бертинелли ещё раз сверилась с картой и кивнула, диктуя самый короткий маршрут в ухо птичке. Что ж, их ждала явно интересная ночь, поскольку её начало уже выходило за рамки обычного.
Ветер трепал волосы и относил сказанные слова назад, поэтому, раз за разом приходилось или почти кричать в ухо светловолосой, либо совать ей под нос свой КПК, что едва ли можно назвать правильным поведением пассажи байка, но что поделать. На дорогу они потратили почти полчаса, время слишком стремительно утекало сквозь пальцы охлаждая следы и приближая предрассветный час.
Стар-Сити не казался таким мрачным, как Готэм и раз за разом заставлял удивленно вскидывать брови, когда мстительница ловила себя на мысли, что не слышит воплей, рева сирен и в небе не вспыхивал сигнал летучей мыши, лишь искрился серебром и золотом Даунтаун. Неужели здесь Дине интересно? С другой стороны, Охотница и сама была бы не прочь отдохнуть от конченных психов, наводнивших обитель Темного Рыцаря.
Мотоцикл вырулил из-за очередного поворота, узкая улочка, где Канарейке пришлось скинуть скорость настолько, что их вполне могла обогнать какая-нибудь бабулька с ходунками.
- Вроде этот клуб, судя по координатам. – Больше себе, нежели блондинке, сообщила итальянка, отключая программу и переводя все свое внимание на здание. Едва ли они работали сутками, но все же помещение не выглядело пустым. Может задержался ночной игрок или охранник, решивший посмотреть очередной выпуск своего любимого блогера, ну, или же порнушку.
Напарница предусмотрительно проехала чуть дальше и остановила мотоцикл. Ладно, пора начинать. Хелена спешилась, расправила плащ и выудила арбалетный болт, свободной рукой она нащупала в одном из многочисленных кармашков на поясе съёмный наконечник.
- Уверена, раньше это было окраиной, каким-нибудь производственным районном, но с нынешним ростом городов… Да, думаю, нам лучше попробовать по старинке. – Она кивает, меняя снаряд в желобе арбалета и, сняв его с предохранителя, быстрым шагом идет вслед за Дрейк. – Скорее всего, там или ночной охранник, или припозднившийся клиент. Оба варианта не особо приятные. Постараемся не поднять лишнего шуму и не приписать к твоему обвинению ещё пары статей.
Последнее, конечно, было не просто шуткой, а обещанием со стороны брюнетки быть осторожной. Вообще-то, Хел никогда не причиняла вред невиновным, даже если ей угрожала опасность, другое дело бандиты, преступники и прочий сброд, готовых покрошить тебя на кебаб прежде, чем ты успеешь разобраться, что же происходит.
С другой стороны, наличие в клубе персонала облегчало другую задачу – проникновение. Едва ли их попытка взломать двери приведет к активации сигнальной системы. Всегда ищи что-то позитивное.
На первом, удобном пролете они остановились.  Такие малоэтажные, старые здания едва ли требуют дополнительной защиты в виде решеток на окнах или стальных жалюзи, к тому же, по пожарной безопасности подобное исключалось. Можно сказать, женщинам крайне везло последний час. Присев у рамы, выудив тонкое лезвие, Бертинелли просунула его в зазор и осторожно поддела замок, а затем, приподняла. Механизм поддался и стекло отъехало вверх. Итальянка замерла, прислушиваясь, но, вроде, легкий шум не привлек должного внимания.
- Старшие вперед, - поднимаясь и чуть отходя в сторону, приглашает Дину движением руки, в то же время внимательно осматривая подворотню. Вроде, на их незваное вторжение никто внимание не обратил, так что, она нырнула следом. Их встретила темнота и тихий гул множества компьютеров, находившихся в спящем режиме. Видимо, это был дневной зал и в такое время его закрывали, предпочитая сосредоточить работу на первом этаже. Логично. - Нам нужно найти записи с камер наблюдения. Примерное время загрузки есть. Как думаешь, где у них серваки охраны?
Аккуратно пробираясь к двери, лавируя между столами и стульями, она старалась не шуметь, совершенно забыв, что Канарейка едва ли подумала прихватить с собой фонарик.
Барбара, конечно, многому научила своих подруг в свое время, не тонкостям хакерского ремесла, конечно, но все же. А ещё, она приучила как минимум Хелену брать с собой элементарный декодировщик – никогда не знаешь, столкнешься ли ты с защищенной системой. Вот и сейчас, пароли не были тем самым стоп-фактором, другое дело – охранник, чьи шаги она услышала, стоило только оказаться у закрытого портала.
-Черт! – Тихо выругалась, чуть отступив, поравнявшись с подругой. – Что будем делать? Не уверена, что эти компьютеры связаны с безопасностью.
Инцидент произошел пару дней тому назад, стандартное время хранения записи – неделя. Другой вопрос, засветился ли «доброжелатель» Дины на камерах. Вот что действительно волновало Охотницу, потому что справится с парочкой сторожей и персонала они смогут, от полиции уйти тоже, но если ниточка оборвется здесь… Что ж, даже запасной план не спасет, либо вынудит блондинку пересмотреть свои приоритеты и полюбит Сицилию на веки вечные.
Не самая страшная перспектива, если так подумать.

- Эй, Ларри. Не могу поставить на сигналку клуб. Проверь, все ли окна закрыты, может ребята забыли из дневной смены? - Прыщавый, рыжеволосый парень в очередной раз надавил на углубление магнитным ключом, прерывая ход замыкания системы.
- Ладно! - Выдыхает потный, полный мужчина, с тяжелым вздохом направляясь на второй этаж и мысленно проклиная тех, у кого память, как у хлеба. Ну надо же было подложить такую свинью, а? Он, громко топая, проходит вперед, щелкает выключатель и коридор освещает яркий свет. Первое, что хочет проверить охранник - туалет. Обычно, все эти геймеры и мамкины рукоблудники выдувают литры колы, спрайта и прочей модной лабуды, пока играют или "серфят", а потом толпой несутся в нужник и, вот незадача, может во всяких там контрах и фортнайтах они снайперы высшего уровня, а вот со своим краником управляются из рук вон плохо, поэтому в сортире стоит тяжелый запах старой мочи и работники постоянно держат окно открытым. Знал бы он, что его отделяет пара сантиметров бетона от двух горячих красоток, никогда бы не поверил.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно