DC: ManUNkind­

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: ManUNkind­ » Личные эпизоды » Runaway Car


Runaway Car

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Runaway Car

https://i.imgur.com/ZDyVq0D.jpeg
[Knorkator - Highway to Hell]

Дата
29.11.2020

Место
Готэм

Участники: Уна Тиара, Ева Вагнер.

Сюжет

Международные террористы давно вывели формулу успеха своих шоу: взять заложника, на его фоне зачитать в прямом эфире свой манифест, убить заложника. Что может быть проще? И что делать, если полиция окажется не в меру расторопна, а заложник становится неожиданно полезен?..

0

2

- Послушай, я не идиотка. Перечитай заказ, дружок, и заплати мне компенсацию. Хочешь сказать, Аваланш не отличу от Венделы?! Да пошел ты!
Уна не дослушала велеречивые разглагольствования Нила и отключилась. Телефон полетел куда-то вправо, наверняка придется среди этих проклятых голландских роз и искать. Плевала она.

Через минуту она вдохнула, выдохнула и опасливо осмотрелась: нет ли клиентов, которые снимают на телефон сочную сценку с ее участием. Пусто. Обычно это был повод для расстройства, но не сегодня.
Лину пришлось отпустить и встать за прилавок самой. Что-то случилось с ребенком. Да, вот так подумаешь, хорошо, что она…что у нее…в общем, все хорошо, а будет еще лучше.
Уна улыбнулась отражению в зеркальце, подкрасила губы, и, наконец, расслабилась.
Да что случилось-то? Продаст она этот Аваланш, выкрутится с уже заказанными букетами, Нил говнюк, сомнений нет, но парень сам расстроился. Где она найдет еще такого поставщика, который среди ночи перед уик-эндом отыщет нужное, если Уна попросит хорошенько. Один раз не это самое. Не говнюк. Забыли.
Мисс Тиара вздохнула и запустила пальцы в ворох цветов, разыскивая злосчастный телефонный аппарат. Тот неожиданно быстро попался под руку, и цветочная фея тут же набрала номер Нила – извиниться.
Колокольчик над дверью цветочного салона призывно звякнул. Кто-то вошел.
- Нил, в общем у меня клиент…не могу долго. Прости за все.
- Уна, что случи...
- Я все-таки, идиотка, серьезно. Все, все, все. Не могу больше говорить.
---------------------------

* Аваланш, Вендела – сорта голландских роз.

Отредактировано Una Tiara (10.07.2022 23:53:27)

+1

3

[indent] Светало.
[indent] Долгая ноябрьская ночь неохотно отступала, передавая права промозглому воскресному утру, лениво разгонявшему густые сумерки на длинные тени, из которых они появились на самом закате. Поднявшийся было перед самым рассветом туман туман постепенно рассеивался. Готэм лениво просыпался. В центре яркие огни неоновой рекламы и ещё не погасших уличных фонарей окончательно разогнали последние ночные тени, так и не дав привыкшим к бешеному ритму жизни горожанам вспомнить, что им вообще надо было ложиться спать. На окраинах же сумерки всё ещё не желали сдавать позиции, скрадывая неприглядный быт городских трущоб. Редкие уличные фонари едва справлялись со своей задачей, а тусклый свет окон домов и вовсе скорее подчёркивал утренний осенний мрак.
[indent] По ещё тёмным улицам, словно в вечной гонке уже мчались пёстрые автомобили. Разбавляли их поток любители любители более эффектного или, наоборот, практичного транспорта – чинно ехали на сверкающих хромом чопперах и блестящих пластиком нейкедах мотоциклисты, мелькали между машинами яркие скутеры. Хватало и велосипедистов, то и дело так и норовивших выскочить с отведённых им дорожек на тротуар или проезжую часть, за что на них сердито гудели клаксонами автомобилисты. В пёстром дорожном потоке просто невозможно было не заметить массивный золотисто-фиолетовый мотоцикл, бока обтекателя которого украшали не только надписи «Blitzkrieg», но и бело-красная светодиодная подсветка. Стилизованные под пропеллер бело-голубые эмблемы на боках бензобака не оставляли сомнений в происхождении этого, словно вышедшего из старой бульварной фантастики, спортбайка. Он уверенно двигался среди автомобилей, то и дело в нарушение всех правил проскакивая между ними. Массивный, хотя и не слишком широкий пластиковый обтекатель делал мотоцикл асимметричным на вид, заметно увеличивая перед. Усиливала этот эффект и посадка водителя в спортивной манере с ощутимым наклоном вперёд и выносом подножек назад, а восседавшая на мотоцикле высокая светловолосая девушка ещё и то и дело пригибалась к баку. Для мотоциклистки она выглядела откровенно нелепо – плотный бежевый плащ то и дело распахивался и задирался в поворотах, открывая больше похожее на наряд немецкой официантки золотисто-фиолетовое платье без рукавов, дополненное высокими фиолетовыми перчатками с золотистыми дисками на ладонях, которые куда лучше подошли бы к вечернему платью, и фиолетовыми ботфортами на высоких каблуках, которые так и норовили запутаться в подножках, не позволив вовремя нажать на тормоз или переключить передачу, однако странная девица определённо чувствовала себя на железном коне уверенно. Она лихо клала его на бок в крутых поворотах, не обращая внимания на то, что её золотистые косы так и норовят хлестнуть по асфальту. Проскочив очередной перекрёсток на красный, она резко свернула с дороги и тут же ударила по тормозам. Мотоцикл послушно замер. С характерным щелчком выдвинулась подножка, и блондинка спешилась. Она сняла массивные мотоочки, плотнее запахнула плащ, и зашагала вперёд.
[indent] Она обошла вокруг здания, за которым оставила мотоцикл, и остановилась перед дверью цветочного салона, из-за которой доносился раздражённый женский голос. Блондинка прислушалась. Собеседника невидимой дамы слышно не было. Воровато посмотрев по сторонам, девушка довольно улыбнулась, резко повернула дверную ручку и уверенно перешагнула порог. Хрустальный звон колокольчика заставил её усмехнуться. Ей нравились такие приветы из далёкого прошлого, казалось бы, давно и безнадёжно вышедшие из моды, но всё никак не спешившие окончательно выйти из обихода. В нос ей ударил густой цветочный запах. Она попыталась было задержать дыхание, но почти сразу же оглушительно чихнула, а потом ещё раз. Наконец, кое-как совладав с собой, блондинка, ослепительно улыбаясь, зашагала к прилавку, положив руки в карманы плаща.
[indent]  – Доброе утро! – задорно проворковала она. – Скажите, у вас можно заказать миллион алых роз? – поравнявшись с прилавком, блондинка молниеносным движением выхватила газовый баллончик и, глубоко вдохнув, тут же выплеснула его содержимое в лицо миловидной темноволосой женщине, которая была старше её лет на десять, но не растеряла привлекательности, а потому идеально подходила для планов преступницы. Не дожидаясь, пока облако усыпляющего газа доползёт до неё, голубоглазая девица опрометью выскочила из салона, чтобы вновь прочихавшись, поспешно натянуть газовую маску и вернуться внутрь.
[indent] Минут через двадцать, когда холодный осенний ветер прогнал и сонный газ, и сладкий, но удушливый цветочный аромат, блондинка, сбросившая плащ и оставшаяся лишь в предельно откровенном золотисто-фиолетовом костюме, сняла противогаз, надела кожаную фиолетовую полумаску и закрыла окна. Она довольно кивнула и включила синхронизированную с телефоном экшн-камеру. На экране смартфона возникло изображение привязанной к стулу женщины с заклеенным изолентой ртом. Убедившись, что трансляция по зашифрованному каналу началась, злодейка, ослепительно улыбаясь, вошла в кадр.
[indent]  – Эта милая женщина сегодня умрёт! – громко объявила она, глядя в объектив камеры. – И никто не сможет это предотвратить. Она ни в чём не виновата. Просто оказалась не в то время не в том месте. На её месте мог быть любой из вас, дорогие зрители, – блондинка обошла стул и потянула заложницу за волосы, давая камере хороший план её миловидного лица. – Уверена, вы уже узнали меня, – вновь заговорила она, выходя на первый план. – Тех же, кто смотрит моё Величайшее Шоу на Земле, впервые, прошу позволить мне вам представиться! Я – Блицкриг! Самая Плохая Злодейка во всём Готэме! И сегодня я убью эту ни в чём неповинную женщину в прямом эфире! А все вы сможете только сидеть и смотреть!
[indent] Она говорила, а из-за неплотно закрытого окна слышались записи объявления остановки в проходивших мимо автобусах. Внимательный слушатель сумел бы их разобрать, но Блицкриг была слишком поглощена своей речью.

+1

4

Миллион алых роз – дурацкая фраза из какой-то песни, которую пели японки*. Нил слушал всякую этническую музыку, иногда и ей перепадало на уши, и он фанател от этих японок. Японки или корейки, в общем, азиаты. Уна была не против азиатов, и вообще всех людей на Земле, которые покупают цветы и могут приехать в Готэм хотя бы теоретически, чтобы купить цветы, но сейчас остатки раздражения еще в ней вспыхивали, как спички ночью.
Девица попала под горячую руку, что называется, да и вид у нее в этом плаще был, честно говоря, тоже дурацкий. Сейчас все кинулись играть в каких-то героев, эта тоже не наигралась.
Только Уна раскрыла рот чтобы ответить, что у нее не хватает двух роз до миллиона, как оказалось, что ее никто и спрашивать не собирается, а предположение о разгуливающих по городу психованных девчонках не такое уж предположение.
Противный привкус от брызнувшего в лицо облака сразу заплясал на языке, почти мгновенно – в ушах и в мозгу.
Уна раскрыла рот чтобы позвать на помощь, но произнести уже не было сил даже подобие звука. Нажать на отбой, кажется, тоже. Телефон выскользнул из ослабевшей руки и нырнул куда-то под торговую стойку.
Бедняга Нил. Что он теперь подумает насчет нее?
Так начался для Уны Тиара один из самых удивительных эпизодов в ее уже довольно долгой, и, что скрывать, довольно унылой жизни.
Правда, очнувшись привязанной намертво к стулу в незнакомой комнате, в компании с той самой психопаткой (костюмеру девицы уши оборвать, это же надо такое придумать, ужас, безвкусица!), Уна думала лишь о том, как не блевануть себе на колени.
Тошнило ужасно. Джинсы прилипли к коже, синяя майка которую она купила на распродаже и собственноручно задекорировала вышивкой, какими-то лоскутками и бусинами – тоже.
Ей сразу стало страшно. Сомнений в том, что она попала в полное дерьмо не было ни единого.
Уна тяжело дышала и выпила бы сейчас Ниагару, надумай та излить свои воды в досягаемости от проклятого стула, к которому ее прикрутили.
«– Блицкриг! Самая Плохая Злодейка во всём Готэме!»
Так вот кто это. Уна старалась держаться подальше от всех этих «героических разборок», намеренно пропускала все новости, которые просачивались в прессу – злодеи и герои, они все были для нее странными существами, от которых стоило держаться подальше. Чтобы дожить до глубокой старости.
Но видно такая карма у Готэма, да и у нее самой, раз захотела остаться здесь жить вместо того чтобы выйти замуж, уехать и забыть.
Да, она слышала о Самой Плохой Злодейке, ведь клиентам рот не заткнешь, те любили обсуждать выходки Блицкриг и даже восхищались ею иногда. Вот, мол, сильная женщина делает что хочет.
Дряни. Все.
Уне хотелось жить.
Единственное, чем она могла шевелить – это стопой ноги.
Пошевелила и промычала что-то сквозь заклеенный рот. Смысл послания был прост: если сейчас не дадите мне воды, захлебнусь рвотой и сломаю весь кайф в прямом эфире**. Так-то. Тем более что это и было истинной правдой.
Захлебнувшаяся рвотными массами жертва – наверняка не совсем то, о чем мечтала Блицкриг с целью покрыть свое имя неувядающей славой.

* Те самые "Миллион алых роз" на японском. Но Уна, конечно, об этом не в курсе, для нее все подобное "этническая музыка" хД

***
https://www.youtube.com/watch?v=Sm8lO0oB9w8

**

В качестве усыпляющего газа используют, как правило, наркотики (по кр. мере, спецслужбы). Одно из серьезных побочных действий - сильная рвота и риск жертве захлебнуться рвотными массами

Отредактировано Una Tiara (31.07.2022 16:25:02)

+1

5

[indent] Увлёкшись самолюбованием, Блицкриг не сразу заметила, что её пленница начала подавать признаки жизни. Да и не слишком-то её это волновало. Если бы незнакомка не очнулась, злодейка привела бы её в чувства непосредственно перед кульминацией своего шоу. Сейчас её куда больше интересовало, сколько она соберёт просмотров, а потому куда чаще поглядывала на неуклонно, но слишком уж медленно увеличивающиеся цифры под названием своего канала. Главной проблемой было то, что сценарий шоу не предполагал каких-либо особых изысков – гвоздём программы была смерть случайно выбранной горожанки, вот только убей она её сразу, и трансляцию пришлось бы заканчивать, а тогда с мечтами о высоких рейтингах можно было прощаться. Но и какой-либо протестной или политической программы, чтобы заполнить время до показательной казни, у Блицкриг тоже не было. Оставалось только импровизировать.
[indent]  – Итак, мои дорогие поклонники, давайте поиграем! – ослепительно улыбнулась злодейка. – Сейчас я запущу голосование! Жизнь, в моём лице, даёт вам уникальный шанс стать настоящими соучастниками преступления! Разве не об этом все вы мечтали втайне даже от самих себя? Просто подумайте – именно ваше решение непосредственно убьёт эту несчастную женщину, и никто из вас не понесёт за это никакого наказания! Голосование анонимное! Никто и никогда не сможет узнать, кто вошёл в то большинство голосов, которое вынесло смертный приговор! Никакого риска и самое настоящее убийство! Вы выбираете, я – делаю! – она отошла в сторону, чтобы на экране вновь оказалась лишь привязанная к стулу женщина. – Итак, у нас есть мои суперперчатки, выстрел которых превратит эту бедняжку в барбекю, садовые ножницы, которыми так удобно перерезать шеи, самый обычный кухонный нож, которым можно и перерезать глотку, и ударить в самое сердце, верёвка, из которой можно сделать отличную удавку, и мои нежные девичьи руки, которыми тоже можно задушить! – её изящные, гибкие пальцы забегали по виртуальной клавиатуре на дисплее планшета. – Я даю вам пятнадцать минут, чтобы выбрать, чем именно будет прервана жизнь этой красотки! – блондинка послала в объектив камеры воздушный поцелуй. – Время пошло! – она развернулась спиной к камере, пританцовывая и соблазнительно виляя бёдрами, так и норовившими выглянуть из-под экстремально короткой юбки.
[indent] Только теперь Блицкриг заметила, что её пленница, всё же, пришла в себя. Её рубиновые губы растянулись в широкой улыбке, и она, покачивая бёдрами, подошла к стулу. По выражению лица заложницы нетрудно было догадаться, что от шока она не узнаёт подсобку собственного магазина, всё содержимое которой злодейка, не мудрствуя лукаво, вышвырнула в торговый зал, предварительно заперев входную дверь и повесив табличку «Закрыто». Перетащить женщину, с которой они были примерно в одной весовой категории, куда-нибудь подальше у неё просто не хватило бы сил, и потому Блицкриг решила рискнуть, тем более, что давать жертве слово в её планы не входило. Она задумчиво посмотрела на корчившуюся в путах незнакомку. Если та и в самом деле не догадалась, что её никуда не увозили, то можно было не опасаться, что она попытается сказать полиции хоть что-нибудь опасное, а вот мольбы о пощаде, обвинения или угрозы вполне могли дополнительно поднять рейтинги кровавого шоу.
[indent]  – Смотрите! Она очнулась! – громко объявила Блицкриг. – Уверена, нашей будущей жертве есть, что нам сказать! Может быть, она сама хочет выбрать, чем именно будет прервана её жизнь! – она наклонилась к лицу женщины. – Итак, как я уже сказала, ты можешь принять смерть от моих перчаток, садовых ножниц, кухонного ножа, верёвки или моих хрупких ручек! – блондинка заливисто рассмеялась. – Что ты выберешь! – она грубым рывком сорвала с губ заложницы изоленту и поднесла к её рту стакан воды. – Освежись и подумай! Это последний важный выбор в твоей жизни! – она повернулась лицом к камере, лучезарно улыбаясь. – Улыбнись нашим зрителям! Сейчас они принимают то же решение, что и ты! Посмотрим, насколько твой выбор совпадёт с мнением большинства!

+1

6

Уна с жадностью сделала  пару глотков и стакан показался ей полным воды воистину живой. Поскольку у нее прорезался голос и подступило отчаяние. Жить захотелось еще больше чем раньше, а отчаяние превратилось в отчаянные и бездумные попытки что-то делать. Вследствие этих нехитрых трансформаций сознания жертва вместо мольбы о пощаде изрекла сперва многоступенчатое ругательство, потом помахала аудитории в камеру, а потом огляделась и заорала, поскольку ее озарило. Да! В голове прояснилось и ее озарило, мать вашу! Эта паршивка затащила ее…затащила ее…точно! Та самая облупившаяся стена в том самом месте, похожая на миниатюрную карту Италии. 

Если кровавая шоуменша рассчитывала на блеянье потрясенной скорой гибелью жертвы и мольбы о пощаде, то очевидно, сильно просчиталась. Взвинченные нервы Уны и ситуация, в которой она ощущала себя загнанной на погибель в угол крысой, подсказывала, что нужно орать. Стоило пораскинуть умом, и тогда бы Уна затаилась, выработала тактику, принялась бы что-то там рассчитывать, а сейчас она просто паниковала. Да еще эта карта Италии, точнее ТА САМАЯ "карта". Ведь это ее собственный магазин, точнее небольшая полупустая (сейчас совсем пустая) кладовка, как тут ни возмущаться во все горло?!
Конечно, она улыбнулась зрителям , а то как же. Правда, улыбка больше похожа была на гримасу, но уж как получилось так получилось.
- Меня похитили и держат в моем собственном магазине, запомните все! Что может быть тупее, сюда сейчас явится полиция и всех арестует. Я Уна Тиара, у меня самые дешевые и красивые букеты во всем городе, после девяти вечера до рассвета скидки, постоянным покупателям скидки, всем скидки, адрес... Уну несло. Она подозревала, что сейчас получит или по шее клюшкой для гольфа, или по горлу бритвой, но это сущие мелочи, когда ты неадекват, привязанный к стулу другим неадекватом.

***
- Уна, я привез тебе кое-что. Компенсация, Уна! Возьми трубку и убери эту табличку. У тебя не закрыто, ты злишься на меня. Прекрати. Твои любимые розы.
Приятный мужчина средних лет, тщетно пытался дозвониться до своей знакомой некой Уны Тиара, затем вылез из фургона с привезенными цветами, подошел к двери, уже не обращая внимания на вывеску "Закрыто". Вместо растерянности и озадаченности его лицо выражало теперь искреннюю тревогу. У них с Уной бывало всякое, но она всегда брала трубку.. Звук телефона  доносился из магазинчика, слабо и тихо, но был слышен.

Полицию вызывать было глупо, хотя ему очень хотелось сделать именно это. Тогда парень схитрил и не стал набирать номер экстренной службы. Он позвонил все в ту же полицию, но на личный телефон Старины Сэма. Старина Сэм был другом отца, и если уж выглядеть дураком, то перед ним , так и быть.
- Пришли патруль, Сэм. Если вызов ложный, с меня выпивка всем ребятам. На всякий случай.

Отредактировано Una Tiara (17.08.2022 23:31:48)

+1

7

[indent] Блицкриг ожидала какого-нибудь подвоха, но когда её пленница сперва принялась материться, как портовая девка, а потом, всё-таки, решила поздороваться с кровожадной аудиторией, расслабилась, довольно наблюдая за приростом количества зрителей. Всё шло точно по плану. Стоило дать жертве ещё немного повыступать, а потом поставить красивую, яркую точку сразу и в её жизни и в сегодняшнем выпуске Величайшего Шоу на Земле. В голосовании, как она и ожидала, с большим отрывом лидировали её убийственные перчатки, а потому злодейка решила выждать ещё несколько минут, чтобы решение большинства не показалось слишком предсказуемым.
[indent] Но именно в тот самый момент, когда количество зрителей достигло заветной шестизначной цифры, шоу внезапно пошло не так. Совсем не так. И начавший раздражающе названивать где-то на заднем плане мобильный телефон оказался всего лишь предвестником грядущих проблем. Внезапно обречённая на смерть занялась рекламой своего готовившегося с минуты на минуту осиротеть магазинчика. Обалдевшая от такой наглости, Блицкриг далеко не сразу сообразила, что ушлая заложница улучила момент, чтобы выкрикнуть ещё и адрес, а потому, хоть и потянулась было за скотчем, но почти сразу же махнула рукой. Момент был упущен. Блицкриг оставалось лишь попытаться сделать хорошую мину при плохой игре, убив заложницу за оставшиеся несколько минут максимально эффектно, оставив себе хоть немного времени на отступление. И она широко улыбнулась.
[indent]  – Умно! – злодейка потрепала заложницу по плечу. – Жаль только, это тебя не спасёт! Мои зрители уже вынесли вердикт! – она пафосно вскинула руки к потолку подсобки. – Им хочется увидеть в действии мои чудесные перчатки! – под бледной кожей изящных рук блондинки зашевелились бугорки крепких мышц. Золотистые диски на фиолетовой коже вечерних перчаток засветились, аккумулируя энергию, а несколько секунд спустя из них вырвались не предвещавшие ничего хорошего язычки пламени. Блицкриг нарочито медленно развернулась вокруг своей оси так, чтобы камера могла снять её со всех возможных ракурсов, и протянула пылающие жаром ладони к ушам заложницы. – Твои самые дешёвые в Готэме цветы украсят твою самую скромную могилу! – провозгласила она.
[indent] Внезапно откуда-то с улицы послышался рёв полицейской сирены. Всего минут десять назад Блицкриг даже не повернула бы на него голову, но собственный арест в прямом эфире своего же шоу никак не входил в её планы, и потому занервничавшая злодейка предпочла всё-таки прерваться, чтобы выскочить из подсобки и выглянуть в окно. Сверкающая мигалками патрульная машина и в самом деле остановилась напротив злополучного магазинчика. Блондинка грязно выругалась на родном немецком. Всё пошло совершенно не по сценарию. Понятия не имея, сколько патрульных машин на самом деле примчалось по тревоге, запаниковавшая преступница сразу же решила, что уже окружена, а это означало одно – до оставленного в соседнем переулке мотоцикла ей уже не добраться. Нужно было срочно импровизировать. Прикусив нижнюю губу, Блицкриг вернулась в подсобку.
[indent]  – Похоже, нам помешали! – воскликнула она и, вдруг, разрядила одну из перчаток прямо в камеру. Взрывная вспышка сбила её с треноги, и на пол упала бесформенное дымящееся месиво из пластика, металла и стекла. – Раз ты испортила мне шоу, тебе и вытаскивать меня отсюда! – недвусмысленным тоном произнесла злодейка и разрядила вторую перчатку в стул, на котором сидела заложница. Жар от вспышки едва не опалил одежду Тиары. Стулу повезло куда меньше, и лишившаяся опоры женщина рухнула на пол. Блицкриг грубо подняла её на ноги, помогая выпутаться из бесполезных теперь пут. – Пошли к твоей машине! И чтобы никаких фортелей! – она поднесла к лицу Уны ладонь и чуть напрягла пальцы. Из золотистых дисков на их подушечках вырвались язычки пламени.

+1

8

Потрясенная Уна, на этот раз молча, рухнула с того, что было стулом, на пол.

Так вот они какие, герои! Не даром Тиара всех этих особенных людей едва терпела. Ладно, раз уж они есть, куда теперь денешь? Готэм большой, в нем кого только нет, приходится с этим мириться.
Произошедшее еще больше убедило госпожу Тиара в собственной правоте и поуменьшило симпатий ко всяким способным на что попало фрикам, но рассуждать у нее появилась возможность намного позже.

Рухнув на пол, она ничего не почувствовала кроме дикого ужаса и потрясения. Красногубая девица трясла ее как тряпичную куклу, что-то говорила, но если это было ей, Уне, то точно зря: оглушенная шквалом происходящих событий, женщина видела перед собой только шевеление ярко накрашенных губ.
Несколько раз ее обалдевшая голова качнулась вверх-вниз, что, скорее всего, автоматически должно было означать согласие с действиями злодейки Евы.
Тут пояснить что-то умное Уна тоже была не в силах - все происходило как бы со стороны, и не с ней.

Парковку Тиара выбрала в свое время удачно: недорогая и совсем рядом с магазинчиком. Когда они вошла на территорию, Уна взглянула на свой старенький любимый Опель с уже осмысленной местами тоской - к его дверце как раз подошел Старина Сэм, тот еще медведь, и верный друг ее гребанного друга, с которым ругалась, кажется уже, в другой жизни.

Умнчка Нил - явился с заказом, что-то там заподозрил и вызвал ребят. Вот откуда была сирена и патруль у магазинчика...да, точно был патруль, но как они мимо проскочили, это еще вопрос.
Бедная ее голова. Бедная голова. А, точно. Выход из подсобки с другой стороны. Эта дрянная девка все просчитала.
Закричать сначала не успела, теперь еще и боялась. Огненные перчатки отлично действуют, и в случае чего на парковке будет ад. Сэм не выскочит, Опель стоит в углу, там дешевле.
Она сперва молча указала в угол, затем произнесла еле-еле шевелящимся языком:

- Вон моя. Вон полицейский.

+1

9

[indent] Блицкриг медленно приоткрыла дверь запасного выхода и грубо вытолкала заложницу на крыльцо, осторожно выглядывая из-за её спины. Она ожидала увидеть, как минимум, отряд спецназа с ростовыми щитами и автоматами, а потому мысленно уже проговаривала полную пафосных угроз речь, в которой самовосхваление должно было занять едва ли не больше места, нежели непосредственно требования организовать ей «зелёный коридор» куда-нибудь до городских трущоб, где она уж точно сумела бы скрыться от погони. Однако переулок, в котором оказались злодейка и заложница, был пуст. Из груди Блицкриг вырвался полный разочарования вздох. Она даже чуть было не позвала полицейских во всё горло, чтобы убедиться в том, что они вообще приехали, но вовремя опомнилась. Хоть ей и было бесконечно обидно терпеть такое неуважение со стороны стражей порядка, за решётку она, отнюдь, не спешила, а потому стоило воспользоваться ситуацией. И Блицкриг грубо подтолкнула Уну, жестом приказывая идти вперёд.
[indent] Если бы она лучше подумала, то сперва надела бы плащ, в котором пришла в цветочный магазинчик – полицейские, сколько бы их ни было, явно высматривали сейчас ярко разряженную суперзлодейку, а не ничем непримечательную, кроме смазливой мордашки блондинку в неброском пальто. Но злодейка, как и всегда, слишком спешила, а потому и думать забыла об элементарной маскировке, и теперь её золотисто-фиолетовый дирндль грозил спровоцировать любого полицейского не хуже, чем красная тряпка – быка. Да и погода не располагала сверкать голыми плечами и бёдрами. Блицкриг невольно обняла себя за плечи и, нервно озираясь, шла следом за заложницей, каждую секунду ожидая окрика искажённым полицейским мегафоном голосом, однако, их короткий путь до парковки прошёл без приключений. Блондинка уже вздохнула было с облегчением, как вдруг заложница подала голос. Голубые глаза злодейки прыгнули на массивную фигуру полицейского, и всё внутри неё оборвалось. Она по-прежнему была уверена, что он был не один, а потому испугалась, что на шум борьбы сбегутся и его коллеги. Её рука легла на шиворот Уне, заставляя её пригнуться к самому асфальту. Прячась за машинами, они на цыпочках пошли вперёд. Блицкриг облизнула пересохшие губы. Главной проблемой теперь становилось даже не то, что она не подумала одеться менее броско, а то, что она не умела водить машину. Овладев искусством управлять мотоциклом, блондинка посчитала, что этого ей будет вполне достаточно. Но сейчас, прячась за массивным пикапом, она могла лишь кусать собственные локти, задаваясь вопросом, почему именно этим утром на ней не остановилось ни одного байкера.
[indent] Откуда-то издали послышался рёв приближающихся полицейских сирен. Помрачневшее было лицо Блицкриг вновь озарила торжествующая улыбка. Теперь она была уверена, что полицейских к злополучному магазинчику приехало, от силы, два. А это означало, что у неё, всё же, ещё есть шансы на побег. Ледяные глаза девушки пробежались по асфальту вокруг. Под пикапом мирно лежала помятая консервная банка. Рубиновые губы злодейки растянулись в коварной улыбке. Она подхватила банку и, что было сил, запустила её в машину на противоположном конце парковки. Тишину разорвал стук железа по железу, почти сразу же потонувший в отчаянном рёве автосигнализации. Несколько машин по соседству отозвались на вой товарки, а за ними стали реагировать и другие, противоугонные датчики которых оказались слишком чувствительны. Блицкриг схватила Уну за широт и, по-прежнему не позволяя выпрямиться, потащила вперёд.
[indent] Полицейский оглянулся по сторонам и, так никого и не заметив, быстро зашагал на шум. Стоило ему пройти мимо машины, до которой успели добраться девушки, и злодейка тут же устремилась к автомобилю заложницы, подталкивая её перед собой. За дикой какофонией автомобильных сигнализаций их шаги были едва различимы. Внезапно на парковку вбежало несколько человек, сжимавших в руках ключи. Они растерянно озирались, отчаянно щёлкая по кнопкам на массивных брелоках. Из яростного хора тревожных сирен выключились сразу несколько машин. Неожиданно ярко-красная «Ламборгини Дьябло», за которой Блицкриг заставила спрятаться заложницу, моргнула фарами и щёлкнула замками. Полная молодая женщина в тёмно-синем деловом костюме вздохнула с облегчением и хотела было снова активировать сигнализацию, как перед ней возникла Блицкриг.
[indent]  – Обожаю доставку на дом! – широко улыбнулась она и выхватила у неё стаканчик кофе, к которому несчастная даже не успела притронуться. – Спасибо, – колено злодейки со всей силы врезалось ей в пах. Конечно, будь она мужчиной, эффект был бы куда мощнее, но и у женщин в интимной зоне хватает нервных окончаний, чтобы удар ниже пояса оказался достаточно болезненным. Не давая несчастной опомниться, Блицкриг рубанула её ребром ладони по горлу, окончательно дезориентируя, выхватила ключи и затолкала заложницу за руль. – Поведёшь, куда я скажу! – она грациозно проскользила по капоту и запрыгнула на пассажирское сидение спереди, всё ещё держа в руке кофе. – Трогаемся! – скомандовала она, снимая с него крышку.

0


Вы здесь » DC: ManUNkind­ » Личные эпизоды » Runaway Car


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно