DC: ManUNkind­

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: ManUNkind­ » Личные эпизоды » Runaway Car


Runaway Car

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Runaway Car

https://i.imgur.com/ZDyVq0D.jpeg
[Knorkator - Highway to Hell]

Дата
29.11.2020

Место
Готэм

Участники: Уна Тиара, Ева Вагнер.

Сюжет

Международные террористы давно вывели формулу успеха своих шоу: взять заложника, на его фоне зачитать в прямом эфире свой манифест, убить заложника. Что может быть проще? И что делать, если полиция окажется не в меру расторопна, а заложник становится неожиданно полезен?..

0

2

- Послушай, я не идиотка. Перечитай заказ, дружок, и заплати мне компенсацию. Хочешь сказать, Аваланш не отличу от Венделы?! Да пошел ты!
Уна не дослушала велеречивые разглагольствования Нила и отключилась. Телефон полетел куда-то вправо, наверняка придется среди этих проклятых голландских роз и искать. Плевала она.

Через минуту она вдохнула, выдохнула и опасливо осмотрелась: нет ли клиентов, которые снимают на телефон сочную сценку с ее участием. Пусто. Обычно это был повод для расстройства, но не сегодня.
Лину пришлось отпустить и встать за прилавок самой. Что-то случилось с ребенком. Да, вот так подумаешь, хорошо, что она…что у нее…в общем, все хорошо, а будет еще лучше.
Уна улыбнулась отражению в зеркальце, подкрасила губы, и, наконец, расслабилась.
Да что случилось-то? Продаст она этот Аваланш, выкрутится с уже заказанными букетами, Нил говнюк, сомнений нет, но парень сам расстроился. Где она найдет еще такого поставщика, который среди ночи перед уик-эндом отыщет нужное, если Уна попросит хорошенько. Один раз не это самое. Не говнюк. Забыли.
Мисс Тиара вздохнула и запустила пальцы в ворох цветов, разыскивая злосчастный телефонный аппарат. Тот неожиданно быстро попался под руку, и цветочная фея тут же набрала номер Нила – извиниться.
Колокольчик над дверью цветочного салона призывно звякнул. Кто-то вошел.
- Нил, в общем у меня клиент…не могу долго. Прости за все.
- Уна, что случи...
- Я все-таки, идиотка, серьезно. Все, все, все. Не могу больше говорить.
---------------------------

* Аваланш, Вендела – сорта голландских роз.

Отредактировано Una Tiara (10.07.2022 23:53:27)

+1

3

[indent] Светало.
[indent] Долгая ноябрьская ночь неохотно отступала, передавая права промозглому воскресному утру, лениво разгонявшему густые сумерки на длинные тени, из которых они появились на самом закате. Поднявшийся было перед самым рассветом туман туман постепенно рассеивался. Готэм лениво просыпался. В центре яркие огни неоновой рекламы и ещё не погасших уличных фонарей окончательно разогнали последние ночные тени, так и не дав привыкшим к бешеному ритму жизни горожанам вспомнить, что им вообще надо было ложиться спать. На окраинах же сумерки всё ещё не желали сдавать позиции, скрадывая неприглядный быт городских трущоб. Редкие уличные фонари едва справлялись со своей задачей, а тусклый свет окон домов и вовсе скорее подчёркивал утренний осенний мрак.
[indent] По ещё тёмным улицам, словно в вечной гонке уже мчались пёстрые автомобили. Разбавляли их поток любители любители более эффектного или, наоборот, практичного транспорта – чинно ехали на сверкающих хромом чопперах и блестящих пластиком нейкедах мотоциклисты, мелькали между машинами яркие скутеры. Хватало и велосипедистов, то и дело так и норовивших выскочить с отведённых им дорожек на тротуар или проезжую часть, за что на них сердито гудели клаксонами автомобилисты. В пёстром дорожном потоке просто невозможно было не заметить массивный золотисто-фиолетовый мотоцикл, бока обтекателя которого украшали не только надписи «Blitzkrieg», но и бело-красная светодиодная подсветка. Стилизованные под пропеллер бело-голубые эмблемы на боках бензобака не оставляли сомнений в происхождении этого, словно вышедшего из старой бульварной фантастики, спортбайка. Он уверенно двигался среди автомобилей, то и дело в нарушение всех правил проскакивая между ними. Массивный, хотя и не слишком широкий пластиковый обтекатель делал мотоцикл асимметричным на вид, заметно увеличивая перед. Усиливала этот эффект и посадка водителя в спортивной манере с ощутимым наклоном вперёд и выносом подножек назад, а восседавшая на мотоцикле высокая светловолосая девушка ещё и то и дело пригибалась к баку. Для мотоциклистки она выглядела откровенно нелепо – плотный бежевый плащ то и дело распахивался и задирался в поворотах, открывая больше похожее на наряд немецкой официантки золотисто-фиолетовое платье без рукавов, дополненное высокими фиолетовыми перчатками с золотистыми дисками на ладонях, которые куда лучше подошли бы к вечернему платью, и фиолетовыми ботфортами на высоких каблуках, которые так и норовили запутаться в подножках, не позволив вовремя нажать на тормоз или переключить передачу, однако странная девица определённо чувствовала себя на железном коне уверенно. Она лихо клала его на бок в крутых поворотах, не обращая внимания на то, что её золотистые косы так и норовят хлестнуть по асфальту. Проскочив очередной перекрёсток на красный, она резко свернула с дороги и тут же ударила по тормозам. Мотоцикл послушно замер. С характерным щелчком выдвинулась подножка, и блондинка спешилась. Она сняла массивные мотоочки, плотнее запахнула плащ, и зашагала вперёд.
[indent] Она обошла вокруг здания, за которым оставила мотоцикл, и остановилась перед дверью цветочного салона, из-за которой доносился раздражённый женский голос. Блондинка прислушалась. Собеседника невидимой дамы слышно не было. Воровато посмотрев по сторонам, девушка довольно улыбнулась, резко повернула дверную ручку и уверенно перешагнула порог. Хрустальный звон колокольчика заставил её усмехнуться. Ей нравились такие приветы из далёкого прошлого, казалось бы, давно и безнадёжно вышедшие из моды, но всё никак не спешившие окончательно выйти из обихода. В нос ей ударил густой цветочный запах. Она попыталась было задержать дыхание, но почти сразу же оглушительно чихнула, а потом ещё раз. Наконец, кое-как совладав с собой, блондинка, ослепительно улыбаясь, зашагала к прилавку, положив руки в карманы плаща.
[indent]  – Доброе утро! – задорно проворковала она. – Скажите, у вас можно заказать миллион алых роз? – поравнявшись с прилавком, блондинка молниеносным движением выхватила газовый баллончик и, глубоко вдохнув, тут же выплеснула его содержимое в лицо миловидной темноволосой женщине, которая была старше её лет на десять, но не растеряла привлекательности, а потому идеально подходила для планов преступницы. Не дожидаясь, пока облако усыпляющего газа доползёт до неё, голубоглазая девица опрометью выскочила из салона, чтобы вновь прочихавшись, поспешно натянуть газовую маску и вернуться внутрь.
[indent] Минут через двадцать, когда холодный осенний ветер прогнал и сонный газ, и сладкий, но удушливый цветочный аромат, блондинка, сбросившая плащ и оставшаяся лишь в предельно откровенном золотисто-фиолетовом костюме, сняла противогаз, надела кожаную фиолетовую полумаску и закрыла окна. Она довольно кивнула и включила синхронизированную с телефоном экшн-камеру. На экране смартфона возникло изображение привязанной к стулу женщины с заклеенным изолентой ртом. Убедившись, что трансляция по зашифрованному каналу началась, злодейка, ослепительно улыбаясь, вошла в кадр.
[indent]  – Эта милая женщина сегодня умрёт! – громко объявила она, глядя в объектив камеры. – И никто не сможет это предотвратить. Она ни в чём не виновата. Просто оказалась не в то время не в том месте. На её месте мог быть любой из вас, дорогие зрители, – блондинка обошла стул и потянула заложницу за волосы, давая камере хороший план её миловидного лица. – Уверена, вы уже узнали меня, – вновь заговорила она, выходя на первый план. – Тех же, кто смотрит моё Величайшее Шоу на Земле, впервые, прошу позволить мне вам представиться! Я – Блицкриг! Самая Плохая Злодейка во всём Готэме! И сегодня я убью эту ни в чём неповинную женщину в прямом эфире! А все вы сможете только сидеть и смотреть!
[indent] Она говорила, а из-за неплотно закрытого окна слышались записи объявления остановки в проходивших мимо автобусах. Внимательный слушатель сумел бы их разобрать, но Блицкриг была слишком поглощена своей речью.

+1

4

Миллион алых роз – дурацкая фраза из какой-то песни, которую пели японки*. Нил слушал всякую этническую музыку, иногда и ей перепадало на уши, и он фанател от этих японок. Японки или корейки, в общем, азиаты. Уна была не против азиатов, и вообще всех людей на Земле, которые покупают цветы и могут приехать в Готэм хотя бы теоретически, чтобы купить цветы, но сейчас остатки раздражения еще в ней вспыхивали, как спички ночью.
Девица попала под горячую руку, что называется, да и вид у нее в этом плаще был, честно говоря, тоже дурацкий. Сейчас все кинулись играть в каких-то героев, эта тоже не наигралась.
Только Уна раскрыла рот чтобы ответить, что у нее не хватает двух роз до миллиона, как оказалось, что ее никто и спрашивать не собирается, а предположение о разгуливающих по городу психованных девчонках не такое уж предположение.
Противный привкус от брызнувшего в лицо облака сразу заплясал на языке, почти мгновенно – в ушах и в мозгу.
Уна раскрыла рот чтобы позвать на помощь, но произнести уже не было сил даже подобие звука. Нажать на отбой, кажется, тоже. Телефон выскользнул из ослабевшей руки и нырнул куда-то под торговую стойку.
Бедняга Нил. Что он теперь подумает насчет нее?
Так начался для Уны Тиара один из самых удивительных эпизодов в ее уже довольно долгой, и, что скрывать, довольно унылой жизни.
Правда, очнувшись привязанной намертво к стулу в незнакомой комнате, в компании с той самой психопаткой (костюмеру девицы уши оборвать, это же надо такое придумать, ужас, безвкусица!), Уна думала лишь о том, как не блевануть себе на колени.
Тошнило ужасно. Джинсы прилипли к коже, синяя майка которую она купила на распродаже и собственноручно задекорировала вышивкой, какими-то лоскутками и бусинами – тоже.
Ей сразу стало страшно. Сомнений в том, что она попала в полное дерьмо не было ни единого.
Уна тяжело дышала и выпила бы сейчас Ниагару, надумай та излить свои воды в досягаемости от проклятого стула, к которому ее прикрутили.
«– Блицкриг! Самая Плохая Злодейка во всём Готэме!»
Так вот кто это. Уна старалась держаться подальше от всех этих «героических разборок», намеренно пропускала все новости, которые просачивались в прессу – злодеи и герои, они все были для нее странными существами, от которых стоило держаться подальше. Чтобы дожить до глубокой старости.
Но видно такая карма у Готэма, да и у нее самой, раз захотела остаться здесь жить вместо того чтобы выйти замуж, уехать и забыть.
Да, она слышала о Самой Плохой Злодейке, ведь клиентам рот не заткнешь, те любили обсуждать выходки Блицкриг и даже восхищались ею иногда. Вот, мол, сильная женщина делает что хочет.
Дряни. Все.
Уне хотелось жить.
Единственное, чем она могла шевелить – это стопой ноги.
Пошевелила и промычала что-то сквозь заклеенный рот. Смысл послания был прост: если сейчас не дадите мне воды, захлебнусь рвотой и сломаю весь кайф в прямом эфире**. Так-то. Тем более что это и было истинной правдой.
Захлебнувшаяся рвотными массами жертва – наверняка не совсем то, о чем мечтала Блицкриг с целью покрыть свое имя неувядающей славой.

* Те самые "Миллион алых роз" на японском. Но Уна, конечно, об этом не в курсе, для нее все подобное "этническая музыка" хД

***
https://www.youtube.com/watch?v=Sm8lO0oB9w8

**

В качестве усыпляющего газа используют, как правило, наркотики (по кр. мере, спецслужбы). Одно из серьезных побочных действий - сильная рвота и риск жертве захлебнуться рвотными массами

Отредактировано Una Tiara (31.07.2022 16:25:02)

+1

5

[indent] Увлёкшись самолюбованием, Блицкриг не сразу заметила, что её пленница начала подавать признаки жизни. Да и не слишком-то её это волновало. Если бы незнакомка не очнулась, злодейка привела бы её в чувства непосредственно перед кульминацией своего шоу. Сейчас её куда больше интересовало, сколько она соберёт просмотров, а потому куда чаще поглядывала на неуклонно, но слишком уж медленно увеличивающиеся цифры под названием своего канала. Главной проблемой было то, что сценарий шоу не предполагал каких-либо особых изысков – гвоздём программы была смерть случайно выбранной горожанки, вот только убей она её сразу, и трансляцию пришлось бы заканчивать, а тогда с мечтами о высоких рейтингах можно было прощаться. Но и какой-либо протестной или политической программы, чтобы заполнить время до показательной казни, у Блицкриг тоже не было. Оставалось только импровизировать.
[indent]  – Итак, мои дорогие поклонники, давайте поиграем! – ослепительно улыбнулась злодейка. – Сейчас я запущу голосование! Жизнь, в моём лице, даёт вам уникальный шанс стать настоящими соучастниками преступления! Разве не об этом все вы мечтали втайне даже от самих себя? Просто подумайте – именно ваше решение непосредственно убьёт эту несчастную женщину, и никто из вас не понесёт за это никакого наказания! Голосование анонимное! Никто и никогда не сможет узнать, кто вошёл в то большинство голосов, которое вынесло смертный приговор! Никакого риска и самое настоящее убийство! Вы выбираете, я – делаю! – она отошла в сторону, чтобы на экране вновь оказалась лишь привязанная к стулу женщина. – Итак, у нас есть мои суперперчатки, выстрел которых превратит эту бедняжку в барбекю, садовые ножницы, которыми так удобно перерезать шеи, самый обычный кухонный нож, которым можно и перерезать глотку, и ударить в самое сердце, верёвка, из которой можно сделать отличную удавку, и мои нежные девичьи руки, которыми тоже можно задушить! – её изящные, гибкие пальцы забегали по виртуальной клавиатуре на дисплее планшета. – Я даю вам пятнадцать минут, чтобы выбрать, чем именно будет прервана жизнь этой красотки! – блондинка послала в объектив камеры воздушный поцелуй. – Время пошло! – она развернулась спиной к камере, пританцовывая и соблазнительно виляя бёдрами, так и норовившими выглянуть из-под экстремально короткой юбки.
[indent] Только теперь Блицкриг заметила, что её пленница, всё же, пришла в себя. Её рубиновые губы растянулись в широкой улыбке, и она, покачивая бёдрами, подошла к стулу. По выражению лица заложницы нетрудно было догадаться, что от шока она не узнаёт подсобку собственного магазина, всё содержимое которой злодейка, не мудрствуя лукаво, вышвырнула в торговый зал, предварительно заперев входную дверь и повесив табличку «Закрыто». Перетащить женщину, с которой они были примерно в одной весовой категории, куда-нибудь подальше у неё просто не хватило бы сил, и потому Блицкриг решила рискнуть, тем более, что давать жертве слово в её планы не входило. Она задумчиво посмотрела на корчившуюся в путах незнакомку. Если та и в самом деле не догадалась, что её никуда не увозили, то можно было не опасаться, что она попытается сказать полиции хоть что-нибудь опасное, а вот мольбы о пощаде, обвинения или угрозы вполне могли дополнительно поднять рейтинги кровавого шоу.
[indent]  – Смотрите! Она очнулась! – громко объявила Блицкриг. – Уверена, нашей будущей жертве есть, что нам сказать! Может быть, она сама хочет выбрать, чем именно будет прервана её жизнь! – она наклонилась к лицу женщины. – Итак, как я уже сказала, ты можешь принять смерть от моих перчаток, садовых ножниц, кухонного ножа, верёвки или моих хрупких ручек! – блондинка заливисто рассмеялась. – Что ты выберешь! – она грубым рывком сорвала с губ заложницы изоленту и поднесла к её рту стакан воды. – Освежись и подумай! Это последний важный выбор в твоей жизни! – она повернулась лицом к камере, лучезарно улыбаясь. – Улыбнись нашим зрителям! Сейчас они принимают то же решение, что и ты! Посмотрим, насколько твой выбор совпадёт с мнением большинства!

+1

6

Уна с жадностью сделала  пару глотков и стакан показался ей полным воды воистину живой. Поскольку у нее прорезался голос и подступило отчаяние. Жить захотелось еще больше чем раньше, а отчаяние превратилось в отчаянные и бездумные попытки что-то делать. Вследствие этих нехитрых трансформаций сознания жертва вместо мольбы о пощаде изрекла сперва многоступенчатое ругательство, потом помахала аудитории в камеру, а потом огляделась и заорала, поскольку ее озарило. Да! В голове прояснилось и ее озарило, мать вашу! Эта паршивка затащила ее…затащила ее…точно! Та самая облупившаяся стена в том самом месте, похожая на миниатюрную карту Италии. 

Если кровавая шоуменша рассчитывала на блеянье потрясенной скорой гибелью жертвы и мольбы о пощаде, то очевидно, сильно просчиталась. Взвинченные нервы Уны и ситуация, в которой она ощущала себя загнанной на погибель в угол крысой, подсказывала, что нужно орать. Стоило пораскинуть умом, и тогда бы Уна затаилась, выработала тактику, принялась бы что-то там рассчитывать, а сейчас она просто паниковала. Да еще эта карта Италии, точнее ТА САМАЯ "карта". Ведь это ее собственный магазин, точнее небольшая полупустая (сейчас совсем пустая) кладовка, как тут ни возмущаться во все горло?!
Конечно, она улыбнулась зрителям , а то как же. Правда, улыбка больше похожа была на гримасу, но уж как получилось так получилось.
- Меня похитили и держат в моем собственном магазине, запомните все! Что может быть тупее, сюда сейчас явится полиция и всех арестует. Я Уна Тиара, у меня самые дешевые и красивые букеты во всем городе, после девяти вечера до рассвета скидки, постоянным покупателям скидки, всем скидки, адрес... Уну несло. Она подозревала, что сейчас получит или по шее клюшкой для гольфа, или по горлу бритвой, но это сущие мелочи, когда ты неадекват, привязанный к стулу другим неадекватом.

***
- Уна, я привез тебе кое-что. Компенсация, Уна! Возьми трубку и убери эту табличку. У тебя не закрыто, ты злишься на меня. Прекрати. Твои любимые розы.
Приятный мужчина средних лет, тщетно пытался дозвониться до своей знакомой некой Уны Тиара, затем вылез из фургона с привезенными цветами, подошел к двери, уже не обращая внимания на вывеску "Закрыто". Вместо растерянности и озадаченности его лицо выражало теперь искреннюю тревогу. У них с Уной бывало всякое, но она всегда брала трубку.. Звук телефона  доносился из магазинчика, слабо и тихо, но был слышен.

Полицию вызывать было глупо, хотя ему очень хотелось сделать именно это. Тогда парень схитрил и не стал набирать номер экстренной службы. Он позвонил все в ту же полицию, но на личный телефон Старины Сэма. Старина Сэм был другом отца, и если уж выглядеть дураком, то перед ним , так и быть.
- Пришли патруль, Сэм. Если вызов ложный, с меня выпивка всем ребятам. На всякий случай.

Отредактировано Una Tiara (17.08.2022 23:31:48)

+1

7

[indent] Блицкриг ожидала какого-нибудь подвоха, но когда её пленница сперва принялась материться, как портовая девка, а потом, всё-таки, решила поздороваться с кровожадной аудиторией, расслабилась, довольно наблюдая за приростом количества зрителей. Всё шло точно по плану. Стоило дать жертве ещё немного повыступать, а потом поставить красивую, яркую точку сразу и в её жизни и в сегодняшнем выпуске Величайшего Шоу на Земле. В голосовании, как она и ожидала, с большим отрывом лидировали её убийственные перчатки, а потому злодейка решила выждать ещё несколько минут, чтобы решение большинства не показалось слишком предсказуемым.
[indent] Но именно в тот самый момент, когда количество зрителей достигло заветной шестизначной цифры, шоу внезапно пошло не так. Совсем не так. И начавший раздражающе названивать где-то на заднем плане мобильный телефон оказался всего лишь предвестником грядущих проблем. Внезапно обречённая на смерть занялась рекламой своего готовившегося с минуты на минуту осиротеть магазинчика. Обалдевшая от такой наглости, Блицкриг далеко не сразу сообразила, что ушлая заложница улучила момент, чтобы выкрикнуть ещё и адрес, а потому, хоть и потянулась было за скотчем, но почти сразу же махнула рукой. Момент был упущен. Блицкриг оставалось лишь попытаться сделать хорошую мину при плохой игре, убив заложницу за оставшиеся несколько минут максимально эффектно, оставив себе хоть немного времени на отступление. И она широко улыбнулась.
[indent]  – Умно! – злодейка потрепала заложницу по плечу. – Жаль только, это тебя не спасёт! Мои зрители уже вынесли вердикт! – она пафосно вскинула руки к потолку подсобки. – Им хочется увидеть в действии мои чудесные перчатки! – под бледной кожей изящных рук блондинки зашевелились бугорки крепких мышц. Золотистые диски на фиолетовой коже вечерних перчаток засветились, аккумулируя энергию, а несколько секунд спустя из них вырвались не предвещавшие ничего хорошего язычки пламени. Блицкриг нарочито медленно развернулась вокруг своей оси так, чтобы камера могла снять её со всех возможных ракурсов, и протянула пылающие жаром ладони к ушам заложницы. – Твои самые дешёвые в Готэме цветы украсят твою самую скромную могилу! – провозгласила она.
[indent] Внезапно откуда-то с улицы послышался рёв полицейской сирены. Всего минут десять назад Блицкриг даже не повернула бы на него голову, но собственный арест в прямом эфире своего же шоу никак не входил в её планы, и потому занервничавшая злодейка предпочла всё-таки прерваться, чтобы выскочить из подсобки и выглянуть в окно. Сверкающая мигалками патрульная машина и в самом деле остановилась напротив злополучного магазинчика. Блондинка грязно выругалась на родном немецком. Всё пошло совершенно не по сценарию. Понятия не имея, сколько патрульных машин на самом деле примчалось по тревоге, запаниковавшая преступница сразу же решила, что уже окружена, а это означало одно – до оставленного в соседнем переулке мотоцикла ей уже не добраться. Нужно было срочно импровизировать. Прикусив нижнюю губу, Блицкриг вернулась в подсобку.
[indent]  – Похоже, нам помешали! – воскликнула она и, вдруг, разрядила одну из перчаток прямо в камеру. Взрывная вспышка сбила её с треноги, и на пол упала бесформенное дымящееся месиво из пластика, металла и стекла. – Раз ты испортила мне шоу, тебе и вытаскивать меня отсюда! – недвусмысленным тоном произнесла злодейка и разрядила вторую перчатку в стул, на котором сидела заложница. Жар от вспышки едва не опалил одежду Тиары. Стулу повезло куда меньше, и лишившаяся опоры женщина рухнула на пол. Блицкриг грубо подняла её на ноги, помогая выпутаться из бесполезных теперь пут. – Пошли к твоей машине! И чтобы никаких фортелей! – она поднесла к лицу Уны ладонь и чуть напрягла пальцы. Из золотистых дисков на их подушечках вырвались язычки пламени.

+1

8

Потрясенная Уна, на этот раз молча, рухнула с того, что было стулом, на пол.

Так вот они какие, герои! Не даром Тиара всех этих особенных людей едва терпела. Ладно, раз уж они есть, куда теперь денешь? Готэм большой, в нем кого только нет, приходится с этим мириться.
Произошедшее еще больше убедило госпожу Тиара в собственной правоте и поуменьшило симпатий ко всяким способным на что попало фрикам, но рассуждать у нее появилась возможность намного позже.

Рухнув на пол, она ничего не почувствовала кроме дикого ужаса и потрясения. Красногубая девица трясла ее как тряпичную куклу, что-то говорила, но если это было ей, Уне, то точно зря: оглушенная шквалом происходящих событий, женщина видела перед собой только шевеление ярко накрашенных губ.
Несколько раз ее обалдевшая голова качнулась вверх-вниз, что, скорее всего, автоматически должно было означать согласие с действиями злодейки Евы.
Тут пояснить что-то умное Уна тоже была не в силах - все происходило как бы со стороны, и не с ней.

Парковку Тиара выбрала в свое время удачно: недорогая и совсем рядом с магазинчиком. Когда они вошла на территорию, Уна взглянула на свой старенький любимый Опель с уже осмысленной местами тоской - к его дверце как раз подошел Старина Сэм, тот еще медведь, и верный друг ее гребанного друга, с которым ругалась, кажется уже, в другой жизни.

Умнчка Нил - явился с заказом, что-то там заподозрил и вызвал ребят. Вот откуда была сирена и патруль у магазинчика...да, точно был патруль, но как они мимо проскочили, это еще вопрос.
Бедная ее голова. Бедная голова. А, точно. Выход из подсобки с другой стороны. Эта дрянная девка все просчитала.
Закричать сначала не успела, теперь еще и боялась. Огненные перчатки отлично действуют, и в случае чего на парковке будет ад. Сэм не выскочит, Опель стоит в углу, там дешевле.
Она сперва молча указала в угол, затем произнесла еле-еле шевелящимся языком:

- Вон моя. Вон полицейский.

+1

9

[indent] Блицкриг медленно приоткрыла дверь запасного выхода и грубо вытолкала заложницу на крыльцо, осторожно выглядывая из-за её спины. Она ожидала увидеть, как минимум, отряд спецназа с ростовыми щитами и автоматами, а потому мысленно уже проговаривала полную пафосных угроз речь, в которой самовосхваление должно было занять едва ли не больше места, нежели непосредственно требования организовать ей «зелёный коридор» куда-нибудь до городских трущоб, где она уж точно сумела бы скрыться от погони. Однако переулок, в котором оказались злодейка и заложница, был пуст. Из груди Блицкриг вырвался полный разочарования вздох. Она даже чуть было не позвала полицейских во всё горло, чтобы убедиться в том, что они вообще приехали, но вовремя опомнилась. Хоть ей и было бесконечно обидно терпеть такое неуважение со стороны стражей порядка, за решётку она, отнюдь, не спешила, а потому стоило воспользоваться ситуацией. И Блицкриг грубо подтолкнула Уну, жестом приказывая идти вперёд.
[indent] Если бы она лучше подумала, то сперва надела бы плащ, в котором пришла в цветочный магазинчик – полицейские, сколько бы их ни было, явно высматривали сейчас ярко разряженную суперзлодейку, а не ничем непримечательную, кроме смазливой мордашки блондинку в неброском пальто. Но злодейка, как и всегда, слишком спешила, а потому и думать забыла об элементарной маскировке, и теперь её золотисто-фиолетовый дирндль грозил спровоцировать любого полицейского не хуже, чем красная тряпка – быка. Да и погода не располагала сверкать голыми плечами и бёдрами. Блицкриг невольно обняла себя за плечи и, нервно озираясь, шла следом за заложницей, каждую секунду ожидая окрика искажённым полицейским мегафоном голосом, однако, их короткий путь до парковки прошёл без приключений. Блондинка уже вздохнула было с облегчением, как вдруг заложница подала голос. Голубые глаза злодейки прыгнули на массивную фигуру полицейского, и всё внутри неё оборвалось. Она по-прежнему была уверена, что он был не один, а потому испугалась, что на шум борьбы сбегутся и его коллеги. Её рука легла на шиворот Уне, заставляя её пригнуться к самому асфальту. Прячась за машинами, они на цыпочках пошли вперёд. Блицкриг облизнула пересохшие губы. Главной проблемой теперь становилось даже не то, что она не подумала одеться менее броско, а то, что она не умела водить машину. Овладев искусством управлять мотоциклом, блондинка посчитала, что этого ей будет вполне достаточно. Но сейчас, прячась за массивным пикапом, она могла лишь кусать собственные локти, задаваясь вопросом, почему именно этим утром на ней не остановилось ни одного байкера.
[indent] Откуда-то издали послышался рёв приближающихся полицейских сирен. Помрачневшее было лицо Блицкриг вновь озарила торжествующая улыбка. Теперь она была уверена, что полицейских к злополучному магазинчику приехало, от силы, два. А это означало, что у неё, всё же, ещё есть шансы на побег. Ледяные глаза девушки пробежались по асфальту вокруг. Под пикапом мирно лежала помятая консервная банка. Рубиновые губы злодейки растянулись в коварной улыбке. Она подхватила банку и, что было сил, запустила её в машину на противоположном конце парковки. Тишину разорвал стук железа по железу, почти сразу же потонувший в отчаянном рёве автосигнализации. Несколько машин по соседству отозвались на вой товарки, а за ними стали реагировать и другие, противоугонные датчики которых оказались слишком чувствительны. Блицкриг схватила Уну за широт и, по-прежнему не позволяя выпрямиться, потащила вперёд.
[indent] Полицейский оглянулся по сторонам и, так никого и не заметив, быстро зашагал на шум. Стоило ему пройти мимо машины, до которой успели добраться девушки, и злодейка тут же устремилась к автомобилю заложницы, подталкивая её перед собой. За дикой какофонией автомобильных сигнализаций их шаги были едва различимы. Внезапно на парковку вбежало несколько человек, сжимавших в руках ключи. Они растерянно озирались, отчаянно щёлкая по кнопкам на массивных брелоках. Из яростного хора тревожных сирен выключились сразу несколько машин. Неожиданно ярко-красная «Ламборгини Дьябло», за которой Блицкриг заставила спрятаться заложницу, моргнула фарами и щёлкнула замками. Полная молодая женщина в тёмно-синем деловом костюме вздохнула с облегчением и хотела было снова активировать сигнализацию, как перед ней возникла Блицкриг.
[indent]  – Обожаю доставку на дом! – широко улыбнулась она и выхватила у неё стаканчик кофе, к которому несчастная даже не успела притронуться. – Спасибо, – колено злодейки со всей силы врезалось ей в пах. Конечно, будь она мужчиной, эффект был бы куда мощнее, но и у женщин в интимной зоне хватает нервных окончаний, чтобы удар ниже пояса оказался достаточно болезненным. Не давая несчастной опомниться, Блицкриг рубанула её ребром ладони по горлу, окончательно дезориентируя, выхватила ключи и затолкала заложницу за руль. – Поведёшь, куда я скажу! – она грациозно проскользила по капоту и запрыгнула на пассажирское сидение спереди, всё ещё держа в руке кофе. – Трогаемся! – скомандовала она, снимая с него крышку.

+1

10

Уна уже пережила первый стресс, второй стресс, а не третьем ее психика сделала кульбит через голову, и Тиара начала снова очень серьезно злиться. Она заметила, что «героиня города» тоже не вполне комфортно себя чувствует. Это придало заложнице не то чтобы уверенности в хорошем исходе ее поганого приключения, но паника понемногу сменилась ровным пофигизмом. Она уставала бояться, как устаешь все время напрягать мышцы, когда держишь тяжелую сумку. Хочется поставить груз на землю и забыть о нем. Само собой разумеется, спокойствие было тонким как шелковая нитка, но другого ничего не было у Уны Тиара чтобы за него схватиться. Она схватилась за нитку и осторожно начала выбираться из мрака безнадежности, и пришла к злости. Не к озлобленности, лишающей сил, а к здоровой справедливой злости на эту девицу, да и на Старину Сэма кстати, тоже. Мог бы повертеть головой и что-нибудь ради разнообразия заметить на парковке! Неповоротливый барсук, как его в полиции столько лет держат!
Грубость девицы перешла уже все мыслимые пределы, однако приходилось подчиняться, помня об огненных перчатках. Соблазн дать той под коленку был очень велик, но и страх, что после этого не выживешь – тоже.
Она не теряла из виду старенький любимый Опель, и все думала, вот стоит оказаться за рулем, и она что-нибудь придумала бы, обязательно придумала и выкрутилась!
Сегодня, видно, был нее ее день.
Когда сирены, наконец-то затихли, по ее оглохшим от воплей  ушам ударил звук замков Ламборгини, а по глазам – свет фар. Любой психолог сказал бы что эта неадекватная реакция на обычные фары вполне обычная когда стресс вовсю гуляет по нервам;но все же хорошо что там не было психолога.  Умнику бы точно досталось от готовой в любую минуту сорваться Уны.

«Эффектный заход» Блицкриг с заталкиванием ее за руль стал последней каплей. Плюсом стаканчик кофе этот, вообще куда мир катится?!!

- Да пошла ты!!! Не умею я водить дорогие тачки, поняла?!! Хочешь разбиться? Кофе прольешь на свои цветные тряпки!

Все время ее руки продолжали панически двигаться по панели авто и где-то около – что-то там нажимали, поворачивали и снова нажимали.
Машина рванула с места.
Обалдевшая Уна с круглыми от ужаса глазами инстинктивно схватилась за руль – управлять.
Ветер засвистел в ушах, сердце трусливо провалилось прямо в желудок.
Одна лишь злорадная мысль грела мисс Тиара: кофе-то поганая девка точно пролила себе на колени, а может (мечта просто!) и повыше.

+1

11

[indent] Полицейский почувствовал неладное, когда сквозь рёв автомобильных сигнализаций послышался рёв спортивного мотора. Он обернулся, выхватывая пистолет, но не успел даже прицелиться – дорогущий спорткар, на который вряд ли хватило бы его зарплаты за все годы безупречной службы, рванул с места настолько резко, что оставалось только подивиться, как он не финишировал в кузове припаркованного напротив пикапа, снеся ему кабину. Блюститель закона только и успел, что неуклюже отскочить в сторону, чтобы не оказаться под колёсами «Ламборгини», оставившей на асфальте дымящиеся следы шин. Краем глаза он различил, что в салоне сидят две женщины, но стрелять даже вслед роскошному автомобилю было уже поздно. Он тяжело поднялся с холодного асфальта и положил ладонь на рацию.
[indent]  – Уинстнон, это Сэм. В твою сторону мчится красная «Ламборгини Дьябло». Нутром чую, надо её тормознуть! – произнёс полицейский и, слушая ответ напарника, пробежался взглядом по парковке. Только теперь он разглядел распростёртую на асфальте толстуху в синем пиджаке, лежавшую подозрительно близко к тому месту, с которого так лихо сорвался злополучный спорткар. Чувство глубочайшего внутреннего удовлетворения не позволило ему сдержать довольного кивка. С машиной определённо что-то было не так. Вопрос был лишь в том, сумеет ли Уинстон на полицейском «Форде» перехватить её.
[indent] А в салоне стартовавшего с места, словно на ралли, «Ламборгини» в это самое время разносились отчаянные стенания Блицкриг, перемежавшиеся неожиданно грубыми ругательствами на причудливой смеси немецкого и английского. Надежды заложницы оправдались, и незадачливая злодейка, попытавшись сделать глоток ароматного кофе на ходу, и в самом деле опрокинула его себе в декольте. Не привыкшая молча терпеть боль, блондинка заметалась на пассажирском сидении, отчаянно визжа, топая ногами и размахивая руками. По её щекам заструились слёзы. Из золотистых дисков на перчатках начали вырываться не предвещавшие ничего хорошего язычки пламени. Стоило машине резко войти в поворот, выруливая с парковки, и не пристёгнутая злодейка, всё ещё стенающая от боли в ошпаренном теле, полетела на торпеду. Её рука угодила под ноги заложнице, которая как раз готовилась выжать педаль газа. Новая порция боли, теперь уже в прищемлённых пальцах, заставила Блицкриг заорать ещё громче и резко дёрнуться, пытаясь вырваться. Хитрый механизм преобразования мышечного напряжения в энергетические вспышки воспринял это усилие, как попытку разрядить накопленный заряд. В салоне «Ламборгини» резко запахло палёным. Послышался скрежет плавящегося металла. Заряд перчатки оказался неполным, а потому вспышка не прожгла пол машины  насквозь, и всё же её хватило, чтобы повредить механизм педали, от чего чувствительная автомобильная электроника решила, будто она выжата до упора. Автоматическая коробка передач радостно выставила максимальную передаточную скорость, и «Ламборгини Дьябло», оправдывая свою репутацию едва ли не самой быстрой машины в мире, лихо устремилась навстречу большой дороге.
[indent] Каким-то чудом не лишившаяся руки злодейка откинулась на спинку сидения, заливаясь слезами и нежно массируя отдавленные сломанной педалью пальцы. Она так и не поняла, что произошло, слишком занятая страданиями себя любимой. Бесформенное коричневатое пятно на золотистой ткани, под которым кожу нещадно жгло после ожога, отнюдь не прибавляло ей настроения. Блицкриг осторожно пошевелила прищемлёнными пальцами и вскрикнула. Сомневаться не приходилось ни в том, что они целы, ни в том, что под фиолетовой кожей перчаток сейчас наливается огромный синяк во всю ладонь. Злодейка наградила заложницу испепеляющим взглядом и в очередной раз всхлипнула. Если бы от этой бабы сейчас не зависели её жизнь и свобода, она не постеснялась бы расквитаться за пережитые боль и унижение, но из них двоих машину умела водить только Уна Тиара, а потому её необходимо было беречь. Блицкриг осторожно оттянула дирндль, насколько ей позволил плотно затянутый корсаж, и снова поморщилась от боли. Оставалось лишь надеяться, что дело обойдётся только покраснением кожи, а не появлением уродливых пузырей.
[indent] А навстречу взбесившемуся «Ламборгини» уже мчался, сверкая мигалками и ревя сиреной, чёрно-белый полицейский «Форд». Он почти успел выскочить наперерез спорткару, но в последний момент стало ясно, что ярко-красная машина минует подворотню на пару секунд раньше. Полицейский резко затормозил, выворачивая руль. Меньше всего ему хотелось отчитываться за повреждения, которые получил бы казённый автомобиль в результате тарана. Отчаянно визжа тормозами, «Форд» лишь чудом избежал столкновения, а когда он развернулся, чтобы пуститься в погоню, «Ламборгини» уже почти скрылся вдали.

+1

12

Ваау!!! Вот она и героиня крутого боевичка, всю жизнь мечтала! Нет, чтоб им всем пусто! «Им» - включало в себя широкую аудиторию, начиная от гребучих городских героев, и в ту же корзину все эти предметы роскоши, а да,  – хозяев их тоже, туда же.   Шкафы на колесах, в которые еще надо было как-то не врезаться. Ну, она попыталась, и надо сказать, успешно. Пикап целехонек, они живы, и уже на выезде из парковки. Да она, оказывается, еще водить умеет, ну надо же.
Уна исполнилась внезапной гордости за свои нераскрытые таланты, и подумала о себе под  каким-то новым углом – а что, в самом деле, чем она не героиня шоу?! Вот главное, выбраться из этого дерьма, и можно будет давать интервью, как она, простая владелица цветочного магазинчика, победила злодейку, не сломилась под ударами и все такое, и вот такими гражданами силен Готэм. Так, по мысли мисс Тиара, мог бы закончится выпуск этого классного шоу, пока негодяйка Ева томится в полицейском участке…. Для начала хорошо бы ее туда посадить. Сэм отпал, при чем в самом прямом смысле – отлетел на асфальт.
Бедняга. После этого случая его точно отправят на залуженную пенсию. Когда мнишь себя еще бодрым жеребцом, это обидно.

Кое-как притерпевшись к управлению новой тачкой, Уна скосила глаза в сторону похитительницы.

С пассажирского сиденья донеслась такая горячая нецензурная речь, усиленная, кажется, еще немецким, что у Уны стыдливо запылали уши и щеки.

Конечно, мечты всегда сбываются немного по-другому, и кофе преступная девица пролила себе в супер-лифчик, ну да ладно.
- Не плачь, детка, - Уну уже несло, - скажи лучше, далеко ехать?

Ответить Ева помешала себе сама. Она была удивительно неловкой для героини, а может потому, что Уне до сих пор посчастливилось избегать встреч с этой братией. Рядом сидела действительно первая супер-женщина в ее серенькой жизни, и вот повезло.
От ее воплей Уна уже начала глохнуть, и только открыла рот, чтобы сказать, об этом, произошло…
- Ты что творишь, огнерукая?!! Уууууууууууууубирайся, вылезай, оставь меня в покое, сумасшедшая!!! На херна я тебя сдалась вообще?!

Машина понеслась как космическое тело на пределе ускорения. Уна, наконец-то, слетела с катушек и зарыдала в голос. Какое там «вести машину», кому смешно?! Нет, конкретно в этой «Ламборгини» уже не было смешно никому.
Краем глаза, или мозга, что сейчас было абсолютно одно и то же, Уна заметила знак. Заправка поблизости.

Если влететь туда, как будто бы они на заправку, а там люди, они помогут, или разбегутся, но это шанс, и в общем все равно куда ехать уже. Это мой бред, я, Уна Тиара, не соображаю ничего, кроме того, что очень хочу жить, кто-нибудь, высадите эту сумасшедшую.
Поток бесполезных мыслей заполнил ее бедную голову целиком. Паника и скорость.

Словно с облаков свалившись на их пути, дорогу попытался подрезать «Форд», принадлежащий ребятам из полиции.
Ужас смешался в венах с восторгом – Уна успешно проскочила эту незначительную преграду и понеслась дальше. Они еще что-то и орали в усилитель. Болваны, серьезно. Если бы она могла остановить машину, или хотя бы слезы вытереть, но нет.

Отредактировано Una Tiara (08.11.2022 01:03:55)

+1

13

[indent] Вопрос, далеко ли ехать, безнадёжно запоздал ещё до того, как Блицкриг, сама того не желая, замкнула акселератор. У неё, как и всегда, не было припасено никакого плана на случай провала. Её верный мотоцикл так и остался ждать её неподалёку от злополучного цветочного магазинчика, но и верхом на нём она бы сейчас неслась, куда глаза глядят, лишь бы подальше от вездесущей полиции. Вот только сидела она сейчас отнюдь не в седле мотоцикла, а в мягком кресле элитного итальянского суперкара и даже не за рулём, хотя и вряд ли вообще смогла бы им управлять. Когда она решала, что вопреки большинству сверстников станет учиться водить мотоцикл, а не машину, то вдохновлялась одновременно романтичным и брутальным образом байкеров-борцов с Системой в массовой культуре. Когда выбирала стезю суперзлодейки, то опиралась на то, какими стильными и крутыми изображаются в ней же зло и его представители. И если единственной проблемой, с которой она до сих пор сталкивалась из-за своего выбора транспортного средства стала незащищённость от плохой погоды, то на злодейском поприще она не добилась, ровным счётом, ничего, зато успела с лихвой хлебнуть едва ли не всех сопутствующих неприятностей, разве что, каким-то чудом, так ни разу и не попав в тюрьму. Вот и сейчас «самая худшая злодейка Готэма» ухитрилась одновременно стать заложницей едва ли всех своих амплуа, оказавшись запертой в едва управляемой машине с собственной несостоявшейся жертвой за рулём.
[indent]  – Заткнись и за дорогой смотри, истеричка! – запоздало взвизгнула Блицкриг, воюя с ремнём безопасности. Интуиция подсказывала ей, что водитель поневоле явно не сама так разогналась, а потому она решила перестраховаться, хотя и догадывалась, что столкновение на такой скорости превратит суперкар в груду оплавленного металла, а их обеих – в перемешанный с костной мукой фарш. Ожог отдавался тупой болью едва ли не на каждое резкое движение, да и отдавленные педалью пальцы подчинялись плохо. Блицкриг хотелось плакать. – Нам нужно гонять по городу, а лучше – по трассе, пока в этой кастрюле не кончится бензин, – добавила она, пытаясь вслепую застегнуть ремень безопасности. – Чёрт! Куда тебя несёт?! – внезапно завизжала блондинка, выставляя перед собой руки и вжимаясь в спинку кресла.
[indent] Лишь чудом не влетев в угол здания напротив перекрёстка, «Ламборгини Дьябло» нырнул в подворотню и выскочил на тесную улочку, по счастью, почти пустую, вот только новенький, ещё сверкающий заводской краской цвета электрик «Бьюик» двигался точно навстречу суперкару. А возвышавшиеся вдоль дороги старомодные фонари заметно осложняли встречный разъезд по тротуарам. Немногочисленные пешеходы с удивлением оборачивались вслед роскошному автомобилю, почему-то мчавшемуся против движения по дороге, где оно было односторонним. За начавшим притормаживать и давить на клаксон «Бьюиком» возник минивэн «Форд», водитель которого ещё не успел разглядеть, что именно происходит впереди, а потому не спешил сбавлять скорость. Внезапно из переулка, в который впору было нырять незадачливым беглянкам, перекрывая проезд, показался серебристый «Plymouth Gran Fury». Оставалось лишь попытаться всё-таки как-то разъехаться со встречными автомобилями по тротуару. Блицкриг зажмурилась, глотая слёзы.
[indent] А над районом уже разносился рёв полицейских сирен. Хотя никто толком ещё не успел связать интернет-шоу печально известной Блицкриг с угоном «Ламборгини Дьябло», сам факт такового заставил дорожную полицию поспешно откликнуться на сигнал. Тем более, что по сообщению их коллег из патрульной службы, кто бы ни позарился на итальянский суперкар, он явно ценил не столько дорогие машины, сколько быструю езду, а потому мог представлять нешуточную опасность для других участников дорожного движения. И теперь в направление злосчастного цветочного магазинчика стягивались, сверкая мигалками и ревя сиренами, патрульные машины, а в штабе по регулированию уличного движения все глаза были прикованы к показаниям камер внешнего наблюдения. А в небе уже застрекотал лопастями одинокий вертолёт одного из городских телеканалов, на котором, за неимением других сенсаций, решили широко осветить «грандиозный угон».

+1

14

- Я истеричка, да?!!!Я?! Серьезно? Ездить пока бензин не кончится??? Да лучше быть истеричкой, чем дурой! Может и время, сколько кататься по кругу ты посчитала?
Сучий день! Гребеннай этот город. Куда ее несет. Если бы она знала! Название улочки, на которую они выскочили, и на которой Уна совершенно точно уже бывала, крутился у виска и жужжал настойчивой пчелой. Мозг отмахивался и никак не реагировал. Забыла она название.
Поняв, наконец-то, что они прут по встречке, Уна тихо подвывая, надеялась свернуть в спасительную дыру-переулок, но зло продолжало преследовать – в этом городе было слишком много автомобилей! Теперь-то она начинала понимать некоторых любителей поджигать эти тачки и бегать наперегонки с полицией.
Она бы сама присоединилась к какой-нибудь движухе, лишь бы почувствовать под ногами твердую землю, а не сидеть в этой дорогой железке. Уна перла и перла по встречке, слыша вой сирен и шум небесной вертушки над головой, и чувствуя, что они с супергероиней Евой уже в смертельных объятьях славы. Завернув на тротуар, Тиара весело сверкнула глазами, дала сигнал в уши зазевавшейся стайке молодежи. Те послушно разбежались, но тут же застыли на месте, с уважением глядя вслед.
Она ловко объехала пару фонарей.
- Ну чего ревешь, героиня? Скоро должна быть трасса, уже близко.
Уну снова качнуло в сторону ледяного спокойствия и пофигизма. Точно, она вспомнила названия, вспомнила карту. Уже на выезде из города, скоро, скоро. Никого не убили, даже кошка из-под колес успела удрать.
Вертолеты, полиция. Покатаются еще, потом их задержат. Надо сворачивать все на Еву, хотя она сама тоже по уши в дерьме. За рулем это серьезно. Ева будет делать то же самое? Ай, ай, имидж супергероини как же? Одно дело на дрындулете гонять, другое на такой красотке  Ламборгини. Уна-то справилась, а героиня что-то выглядит бледно.
На колеса наматывался последний километр до трассы, Тиара успокоилась, и даже воя сирен не слышала. Надоели они.
Лишь одно удивляло беглянку: попадался на тротуаре народ, и он как-то очень деловито спешил в одном направлении – туда же, куда и они сами. Пешком, скейты, легкая мототехника, ролики – пришельцев встречать что ли?
Не ясно и слегка обидно: это они с Евой должны быть звездами всех новостных лент, а какие-то конкуренты делают кассу!

И тут…
- Ева, - серьезно, без капли издевки уточнила она у новой знакомой, - ты там точно хорошо пристегнута? Советую проверить. Мы теперь…участники ралли.
А машина все неслась и неслась, приближаясь к скоплению таких же крутых тачек, которые, кажется, уже были готовы вот-вот рвануть со старта.
Уна лихорадочно высматривала место, и направила машину к единственному островку между, упирающемуся в стартовую линию.

Отредактировано Una Tiara (08.01.2023 16:59:38)

+1

15

[indent] Стоило заложнице высказать злодейке в лицо всё, что она о ней думает, и та вспыхнула, словно бенгальский огонь. Почти буквально – на золотистых дисках её взрывных перчаток заплясали не предвещавшие ничего хорошего язычки пламени, а миловидное личико исказила злобная гримаса. Не лети сейчас злополучная «Ламборгини» по встречной полосе, ежесекундно рискуя взрезаться в кого-нибудь лоб в лоб, после чего хоронить всех пришлось бы в закрытых гробах и хорошо ещё, если не в одном, и Тиаре бы не поздоровилось. Но даже такая тупая блондинка, как Ева Вагнер, понимала, что убивать водителя, который тебя везёт, ничуть не умнее, чем пилить сук, на котором сидишь.
[indent]  – Это я-то дура?! Я?! Я – самая крутая, самая находчивая, самая знаменитая, самая плохая суперзлодейка Готэма! – визгливо заорала Блицкриг, рискуя случайно разрядить перчатки в торпеду, заклинив при этом руль. – А ты, значит, тут самая умная? Отлично! Давай, останови машину! Затормозишь в столб? В дерево? В стену? А? Не слышу! – блондинка хотела было всё-таки дать наглой цветочнице подзатыльник, но тут заметила на торпеде характерно поблескивающий окуляр. Она моргнула и пробежалась взглядом по салону автомобиля. Ещё одна камера, направленная на ветровое стекло, скрывалась за зеркалом заднего вида, другая, снимавшая происходящее за автомобилем, крепилась под крышей сразу за лампочкой. Едва заметные красные огоньки не оставляли сомнений в том, что камеры работают. Скорее всего, они включились в тот самый момент, когда завёлся мотор. Блицкриг поспешно уложила на торпеду планшет и ткнула пальцем в кнопку с изображением голубоватого символа блютуза, после чего принялась набирать на сенсорном экране какие-то команды, высунув кончик языка. Увлёкшись, она даже пропустила мимо ушей новую шпильку собственной заложницы. Внезапно блондинка довольно откинулась на спинку сидения, словно позабыв, где находится и во что вляпалась. – И вновь приветствую вас, мои верные фанаты! – с прежним энтузиазмом вдруг защебетала злодейка, поправляя камеру наблюдения за салоном так, чтобы фокус пришёлся на неё любимую. – Блицкриг снова с вами! Форс-мажор заставил меня сменить формат сегодняшнего шоу с убийства в прямом эфире на смертельные гонки, но я по-прежнему обещаю достойное зрелище! Оставайтесь со мной, и вы увидите, ради чего вообще стоит жить! – она послала в камеру воздушный поцелуй и, наконец, удосужилась посмотреть на дорогу.
[indent] А взглянуть было на что – впереди цепочкой выстроились сверкающие свежей краской суперкары, каждый из которых был едва ли не дороже стремительно приближавшегося к ним неуправляемого «Ламборгини». «Дьябло», яростно рыча мотором, мчался вперёд, словно вознамерившись пойти на таран. Послышались встревоженные голоса комментаторов, усиленные мегафонами. Новость о захвате хозяйки цветочного магазина в заложницы и угоне ещё не успела широко разойтись, а потому никто не подозревал, что стремительно приближавшаяся к линии старта машина – тот самый неуправляемый итальянский суперкар, который так лихо рассекал по улицам Готэма против всех правил дорожного движения. Над трассой уже зависли ещё три новостных вертолёта, специально поднятых в воздух, чтобы освещать главное спортивное событие последнего осеннего месяца.
[indent]  – Ударим автопробегом по бездорожью и разгильдяйству! – провозгласила Блицкриг, настолько увлёкшись новым форматом шоу, что даже не заметила, что заложница назвала её настоящим именем. Было ли дело в том, что фиолетовая полумаска толком не скрывала лица Евы Вагнер, пару раз попадавшую на страницы газет, как самая скандальная танцовщица кабаре «Ноктюрн», где она выступала под настоящим именем, или её угораздило как-то ещё выдать свою личность, но теперь над нею нависла угроза разоблачения. Вот только Блицкриг была слишком занята своим незаконным шоу, чтобы обращать внимание на такие мелочи. – Мы – не просто какие-то там участницы, Уна! – гордо объявила блондинка. – Мы – победительницы! – она опустила стекло пассажирской двери и выпалила в воздух яркую вспышку.
[indent] В этот самый момент объявили старт. Лихой вопль Блицкриг потонул в рёве моторов. Изрыгая густые облака сизого дыма, дорогущие суперкары устремились вперёд. Суперзлодейка обернулась к заложнице.
[indent]  – Чего уставилась? Вперёд! Мы не можем проиграть! Покажем им настоящие смертельные гонки! – она кровожадно улыбнулась и чуть напрягла пальцы, от чего золотистые диски на её перчатке недобро вспыхнули. – Вперёд! За кубком!

+1

16

Коварное словечко «азарт» проскочило в организм Уны незаметно, и принялось будоражить вены, и как будоражить! Она сошла с ума? Хм, возможно.
Когда там со встречной они крутанулись и выровнялись, когда такая же сумасшедшая рядом включила трансляцию, когда она сама почувствовала прямо-таки родственную душу в этой вертихвостке с дурацкими перчатками, - когда, когда, когда?...много вопросов, и самое главное, не сейчас их задавать. Не ей самой себе их задавать, когда пытаешься попасть в новую струю жизни Готема, и не разбить башку.

Она только скользнула боковым зрением по манипуляциям Евы (да, имя девы она, оказывается, знала, но это совсем другая история. Как-нибудь в следующий раз будет повод о ней рассказать), и продолжала вести машину.
На победном вопле отчаянной шоуменши, как будто они уже отхватили все блага мира, Тиара пожала плечами, что означало: «За кубком так за кубком». Помахать ручкой в камеру и поприветствовать зрителей шоу, как велит традиция, не получалось. Вот если бы у нее было три руки, а лучше четыре, тогда – да!
По контрасту ощущений лихорадочно трясущиеся поджилки перестали трястись, и она спокойно стартанула вместе со всей большой компанией, так что вопрос «как заглушить тачку» отпал сам собой.

Если Тиара и думала, что до этого попала в филиал ада на Земле, то ее ждал огромный сюрприз. Вот теперь-то стало понятно, что бывает еще веселее.
Воздух наполнился ужасающим шумом воющих, ревущих, скребущих покрытие автомобилей, и кажется, каждый из них позабыл дома глушитель. Что ж, красотка Ламборгини и тут была не из худших, а еще выделялась красивым оттенком красного цвета.
Да, точно, не победить значит опозориться до конца дней. Значит, надо победить!

- Йюхххуууууууууууууу!!!!Держись, детка, держись!

Шоу и тут проходило не без сюрпризов. Краем уха Уна слышала помехи пробивающейся сквозь эфир новостной волны. Прерывающийся голос диктора сообщал о каком-то сборище отчаянных парней, собирающихся перекрыть что-то там, наверняка улицу, захватить мэрию или просто поорать о правах и разойтись.

Если по-честному. Вот за это она и любила Готэм. Он был сумасшедшим городом, в доску своим и никогда – скучным.

Отредактировано Una Tiara (20.01.2023 12:07:23)

+1

17

[indent] Жизнь – это неутомимая жажда насыщения, а мир – арена, где сталкиваются все те, кто, стремясь к насыщению, преследует друг друга, охотится друг за другом, поедает друг друга; арена, где льётся кровь, где царит жестокость, слепая случайность и хаос без начала и конца.
[indent] Сверкающие хромированными колёсными дисками и тонированными стёклами автомобили устремились вперёд, обгоняя ветер. Ревели прямоточные глушители, визжали на крутых поворотах тормоза, чадили чёрным дымом горящие от трения об асфальт покрышки, визжали от восторга зрители… В хаосе уличной гонки уже невозможно было понять, кто подавал заявку на участие, а кто влез в соревнования самовольно. Где-то далеко позади ревели полицейские сирены, но и они сейчас казались неизбежными спутниками подобных всегда не вполне законных состязаний, а потому уже не пугали, а только раззадоривали. Водители так и норовили подрезать друг друга, чтобы непросто вырваться вперёд, но и не позволить разогнаться конкурентам. «Ламборгини» самозваных гонщиц, пользуясь преимуществом уже развитой скорости, поначалу почти что вырвалась вперёд, но вскоре стало понятно, что конкуренты, чьи машины вполне могли потягаться с внезапными фаворитами гонок не только в скорости, но и в цене, так просто сдаваться не собираются.
[indent]  – Дави на газ! Не тормози! Какого чёрта мы катимся медленнее трамвая?! – заверещала Блицкриг, лупя кулаками по торпеде, совсем забыв, что педаль газа в их автомобиле и так впаяна в пол. – Ничего! Ничего! Сейчас я покажу мастер-класс! Добавим этой гонке красок! – она высунулась из открытого окна, насколько ей позволил ремень безопасности. «Ламборгини» как раз поравнялась с пурпурным «Феррари». – Прибавь-ка газу, братан! – ухмыльнулась блондинка и разрядила перчатку в заднее колесо суперкара. Послышался похожий на выстрел громкий хлопок. Блицкриг обдало дорожной пылью. «Феррари» круто развернуло и опрокинуло. Ехавший за «Ламборгини» золотистый «Лексус» не успел отвернуть и на полной скорости врезался в перевернувшегося конкурента. Послышался скрежет сминающегося металла, и во все стороны посыпались куски пластика и осколки стёкол. Искорёженные остовы машин, стоимость которых равнялась многомесячной зарплате некоторых зрителей, подлетели высоко вверх, прежде чем с размаху врезаться в асфальт и уже монолитным комом закувыркаться назад, грозя зацепить ещё кого-нибудь.
[indent] Блицкриг оглушительно завизжала от искреннего восторга, выстреливая в воздух взрывные вспышки. На её лице читался совершенно безумный восторг. Если бы не ремень безопасности, она бы точно вывалилась из салона. Казалось, её вот-вот приложит об асфальт, но в последний момент безумная девица всё-таки сумела забраться обратно в салон «Ламборгини». А далеко позади уже гремели взрывы – ещё две машины всё же зацепили первых жертв «Величайшего Шоу на Земле», их развернуло и перевернуло, отбросив на пытавшихся объехать аварию аутсайдеров, которых, в свою очередь, подбросило в воздух, перевернув кверху бамперами. Цепная реакция перекрыла дорогу, отрезая припозднившихся к началу гонки полицейских, но этого Блицкриг уже не видела. Она вновь повернулась к видеокамере.
[indent]  – Я обещала вам смертельную гонку, мои верные фанаты? – лучезарно улыбнулась девушка. – Вот она! Вот она! Я непросто оставлю позади всех конкурентов! Непросто переиграю! Я сомну их! Пущу по небу! Я их уничтожу! – она отстегнула ремень безопасности, громко засвистела и завыла на волчий лад. – Блицкриг рулит! – её ладонь с размаху хлопнула Тиару по плечу. – Вперёд! Не тормози! Победа или смерть! – она заливисто рассмеялась и вновь высунулась из окна почти по пояс. «Ламборгини» как раз поравнялась с белоснежным «МакЛарен». Водитель одного из старейших гиперкаров попытался было отвернуть, а потому разряд перчаток Блицкриг пришёлся не в колесо, а в водительское окно. Стекло лопнуло от огромной температуры, а обожжённый и оглушённый гонщик рухнул на руль, как подкошенный. Машину занесло, и она умчалась точно в ограждение. Послышался грохот, и из оставленной «МакЛареном» дыры повалил густой чёрный дым. Почти сразу же «Ламборгини» сотряс мощный удар – водитель изумрудного «Ягуара» решил, что лучшая защита – это нападение, и пошёл на таран. Блицкриг звучно выругалась на родном языке и полезна в водительское окошко, не обращая внимания на то, что, перегибаясь через заложницу-водителя рискует помешать ей управлять автомобилем. «Ягуар», едва не потерявший управление от удара на чудовищной скорости, уже вновь приближался. Блицкриг издала угрожающий вопль и разрядила перчатки, попав в правое переднее колесо. Суперкар высек искры оголившимся колёсным диском, крутанулся волчком, встал на передний бампер, ещё раз развернулся вокруг своей оси, рухнул на крышу, и его поволокла безжалостная инерция. Над трассой разносились паникующие вопли комментаторов, восторженные и перепуганные визги зрителей, грохот сминаемого металла врезающихся друг в друга в попытках, не снижая скорости, обогнуть то, что осталось от менее удачливых конкурентов автомобилей, и рёв прямотоков всё ещё остававшихся на дистанции гонщиков. Возглавили гонку бешеный «Ламборгини» и серебристый «Мерседес».

0


Вы здесь » DC: ManUNkind­ » Личные эпизоды » Runaway Car


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно