DC: ManUNkind­

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: ManUNkind­ » Личные эпизоды » Once upon a time in a bar


Once upon a time in a bar

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Once upon a time in a bar

https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/7e/7/t468960.jpg
[Pandora's box is opening]

Дата
25 января 2021 года

Место
Бар в окрестностях Готэма

Участники: Barbara Gordon, Eva Vagner

Сюжет

Нет ничего более ожидаемого, как неожиданная встреча двух людей в баре. Расследование Бэтгерл приводит ее в одно не самое фешенебельное заведение Готэма, где она должна найти преступника, но вместо нужного человека встречает свою новую знакомую Еву Вагнер.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/7e/7/t537046.png[/icon]

[sign]

https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/7e/7/t63073.jpg

[/sign]

Отредактировано Barbara Gordon (22.03.2024 12:45:37)

0

2

Отчаянные времена требуют отчаянных мер.
   Не то что бы Барбаре не приходилось часами торчать по всяким злачным, а временами очень вонючим местам, но делать она это предпочитала куда реже. Хотя, прокуренный к чертям зал местного бара в Соутсайде был куда приветливее местных канализаций, так что, Гордон не очень то жаловалась на ситуацию.
Для вечера четверга тут было довольно многолюдно, хотя Барбара была уверена в том, что часть здешних посетителей просто здесь были прописаны годами. Собственно, как и их алкогольное опьянение.
   - Бога ради, не нужно обо мне так беспокоиться, я не первый раз провожу время среди преступников. Ты, между прочим, тоже. Просто займись своим расследованием, если я что-то обнаружу или что-то пойдет не так, я тебе сообщу, ладно? Да, я тоже… Оракул отключается.
   Закончив сеанс связи, Гордон отключила наушник и поправив кожаную куртку, толкнула входную дверь местного заведения.
   На зашедшую девушку никто особо не обратил внимания, хотя пару взглядов со стороны бильярдного стола она поймала. Подойдя к барной стойке, заказала себе стакан пива, к которому, она, разумеется не притронется. По очень многим причинам.
   И как же такую умницу-красавицу занесло в столь мрачный антураж? Как бы иронично это не звучало. За последний месяц, программа Оракула засекла уже несколько очагов продажи оружия. В первый раз, Барбара была уверена, что успеет раскрыть это дело, но чем глубже она в него погружалась, тем ситуация все больше накаливалась. Один, два, три. Это уже не было совпадением, поэтому, Бэтгерл пришлось подключить своих местных информаторов, чтобы разузнать побольше.
   И здесь же, Барбару ждал сюрприз. Никто ничего не знал и даже не мог дать наводку, как действовать дальше. Эти, казалось бы, обычные головорезы, толкающие оружие на черном рынке, оказались куда смышлёнее, чем думала Барбара. Но, впрочем, для нее не было ничего невозможного.
   Вовремя убрав руку от подозрительного липкого пятна на барной стойке, Гордон незаметно оглянулась по сторонам. Пока что, человека по прозвищу «Дикий» Барбара не наблюдала. К слову о нем. Буквально несколько часов, ее источник обмолвился об этом человеке и о том, что он пытался продать пару пистолетов местным. Возможно, он имел к этому какое-то отношение, ни раз к тому же, привлекался по нескольким статьям. Вряд ли он мог быть верхушкой айсберга, но сейчас Гордон держалась за все, что только можно.
   Осталось только его дождаться. И желательно не заработать проблем.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/7e/7/t537046.png[/icon]

[sign]

https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/7e/7/t63073.jpg

[/sign]

Отредактировано Barbara Gordon (20.03.2024 13:28:22)

+1

3

Смеркалось.
Морозный зимний вечер уже окончательно вступил в свои права, и потому о скором приходе ночи свидетельствовали не только удлинившиеся тени, но и сгущавшиеся над городом сумерки, в которых они постепенно растворялись. В центре Готэма на улицах кипела жизнь, яркие огни неоновой рекламы и уличных фонарей разгоняли сгущающиеся тени, не давая привыкшим к бешеному ритму жизни горожанам вспомнить, что им уже пора спать, тем более что многие из них, наоборот, только-только проснулись, чтобы выйти из дому. На окраинах же сумерки уже вовсю вступали в свои права, скрадывая неприглядный быт городских трущоб. Редкие уличные фонари едва справлялись со своей задачей, а тусклый свет окон домов и вовсе скорее подчёркивал сгущающийся вечерний мрак. Мрачные, тесные переулки уже почти обезлюдели – перед закатом поднялся холодный январский ветер, а затянутое серыми тучами небо грозило в любой момент обрушиться на землю мелким колючим снегом, а то и настоящей метелью. Ночная жизнь вступала в свои местами весёлые, а местами и зловещие права.
Высокая блондинка в долгополом бежевом плаще неторопливо шла по улице, любуясь своими отражениями во всех попутных витринах. На её рубиновых губах играла соблазнительная улыбка, и она то и дело останавливалась перед очередным импровизированным зеркалом, поворачиваясь то в фас, то в профиль, поправляя длинные, густые волосы и одёргивая полы плаща, любуясь тем, как он подчёркивает её безупречную во всех отношениях фигуру. Её ноги так и норовили начать выстукивать шпильками чёрных кожаных сапог какой-то задорный ритм. Вертясь перед очередной витриной, блондинка заметила, что скучавший за прилавком продавец обратил на неё внимание, и подмигнула ему, посылая воздушный поцелуй, после чего неторопливо зашагала дальше, покачивая бёдрами. Колючий зимний ветер дул ей в лицо, но она словно и не замечала его, погружённая в весёлые мысли. Так, то и дело порываясь пуститься в пляс, она дошла до автобусной остановки. Дорога была почти пуста. Девушка перевела взгляд на табло и резко помрачнела. Автобус ушёл ровно за пару минут до её появления, а до следующего было ещё не меньше получаса. Блондинка недовольно притопнула и подняла голубые глаза к хмурому небу, подставляя лицо холодному ветру.
Безликие современные высотные здания, днём сверкающие стеклянными панелями на гладких стенах, а ночью становящиеся похожи на чёрные обелиски из старой бульварной фантастики, возвышались по обе стороны от ровного и прямого городского шоссе почти монолитными стенами, делая его похожим на естественный каньон. И попавшие в эту ловушку ветра, словно пытаясь найти хоть какой-нибудь выход, разгонялись до ураганных скоростей. Архитекторы и синоптики называют это явление эффектом воронки. И этим холодным зимним вечером он проявился во всей своей красе. С диким воем ветер бешено нёсся вдоль по шоссе, взметая позёмку и заставляя попадающиеся на пути газеты взмывать в небо подобно перепуганным воронам. Стоявшая на остановке блондинка поёжилась и обняла себя за плечи. Полы её явно слишком лёгкого для такой погоды плаща то и дело распахивались, хлопая на манер крыльев гигантского мотылька, обнажая пару длинных, стройных ног, плотно обтянутых чулками в сеточку. Девушка спешила одёрнуть короткую фиолетовую юбку и поправить плащ, но ветру словно нравилось открывающееся зрелище, и он снова и снова задирал полы злополучного плаща до самой головы его хозяйки. Будь дело летом, и это стало бы всего лишь мелкой неприятностью, но зимний холод, до сих пор не пробиравший девицу только потому, что она находилась в движении, с каждым разом кусался всё ощутимее. Вскоре он уже заставил блондинку отчаянно пытаться укрыться от ледяного ветра за тонкой стенкой остановки, чему отнюдь не способствовали огромные проёмы, призванные не дать стеклянной конструкции превратиться в парник летом. Блондинка присела было на скамейку, собираясь залезть на неё с ногами и обнять себя за колени, чтобы хоть немного сберечь стремительно покидающее её тепло, но тут же вскочила – антивандальные металлические пластины, из которых было выполнено жёсткое сидение, промёрзли настолько, что с тем же успехом можно было сесть голым задом на снег. Девушка крепче обняла себя за плечи и оглушительно чихнула. Её полные отчаяния голубые глаза быстро скользнули по сторонам, задержавшись на табло. Судя по расписанию, автобус уже должен был минут двадцать как прийти, но его всё не было, а шоссе окончательно опустело. Она сердито топнула ногой. Необходимо было срочной найти, где согреться, если только она не хотела заработать, как минимум, простуду. Её голубые глаза вновь скользнули по сторонам и разглядели на противоположной стороне улицы светящуюся неоновыми огнями вывеску какого-то бара. Она не стала даже вчитываться в название, а что было сил припустила напрямик через шоссе, не глядя по сторонам.
Пару раз блондинка краем глаза успевала заметить яркие свет фар приближающихся из темноты припозднившихся автомобилей, летевших по пустому шоссе с явным превышением скорости, но её светлый плащ был прекрасно виден в сгущающихся сумерках, и потому водители ограничивались лишь яростным гудением клаксонов, даже не пытаясь притормозить, а сразу начиная объезжать летевшую через дорогу наглую девицу. Она споткнулась о бордюр, чуть было не растянулась на тротуаре, но в последний момент сумела удержать равновесие, хоть и не слишком изящно, отряхнула полы плаща и, уже не спеша, зашагала к дверям бара. Неоновая вывеска внезапно моргнула, но блондинка не придала этому значения. Дверь открылась почти бесшумно, и остроносый сапог переступил порог. В нос блондинке ударила смесь ароматов алкоголя, мужского и женского пота и всевозможной парфюмерии. Она остановилась, осторожно прикрывая за собой дверь. Её голубые глаза скользнули по собравшейся внутри разношёрстной компании. Все столики были заняты, и лишь за барной стойкой ещё оставалось несколько свободных стульев. Светловолосая неслышно вздохнула. Её глаза вновь скользнули по посетителям и остановились на протиравшем стойку мужчине. Пару секунд она внимательно рассматривала его, а потом уверенно направилась к бару и легко запрыгнула на круглый стул. Внимательный взгляд её голубых глаз вновь скользнул по бармену, а потом перескочил на эмблемы пивоварен на кранах, а с них на графитную доску. По расслабленной позе девушки нетрудно было догадаться, что она – завсегдатай подобных заведений.
– Привет! – произнесла она, не дожидаясь, пока мужчина за стойкой уберёт тряпку. – Одну «Куба Либре» и побыстрее! – по её интонации нетрудно было догадаться, что она из тех, кто привык считать себя чуть ли не пупом Земли.
Представление о гигиене в этом месте определённо сводилось к тому, что бармен по мере сил старался не плевать в бокалы.

[icon]https://i.imgur.com/wX0cbpC.png[/icon]

Отредактировано Eva Wagner (18.03.2024 03:40:38)

+1

4

Работа под прикрытием Барбары Гордон (а саму себя в работе ночного мстителя можно было считать именно прикрытием), для девушки была в порядке вещей. Временами, удавалось за несколько секунд добыть нужную информацию, а в менее удачные дни приходилось вертеться вокруг да около по несколько часов, а может, даже и дней. Что сулил этот вечер, Барбара пока что совсем не представляла.
   Так же, она не представляла с чего и начать. Да, она могла бы пройтись по территории бара, подслушать пару разговоров, завести диалог, пофлиртовать с местными бородатыми байкерами, но, честно говоря, это бы смотрелось довольно подозрительно. Так что, как минимум, оставалось только ждать и надеяться, что у ее напарника по ту сторону Готэма дела шли куда лучше, чем у нее самой.
   - Что, тяжелый выдался денек? – раздался голос бармена из-за стойки. Гордон медленно повернула голову, рассматривая дно кружки, в котором плескалось подозрительное пойло. Сейчас бы ромашкового чая глотнуть, а не вот это вот все. Но, раз уж в ней заговорили первой, то почему бы и не поддержать диалог? Возможно, ей удастся выведать хоть что-то, с чего можно было двигаться дальше.
   - Чертовски адская неделя, - глубоко вздохнула девушка. Состроить страдальческое лицо не составило никакого труда, к тому же, это было чистой правдой. Ее безумно раздражало, что ее расследование стоит на месте, а Барбара так же ненавидела, когда что-то шло не по ее плану.
   - Может, чего-то покрепче тогда?
   - Пожалуй, мне для начала нужно немного подумать, - девушка вновь опустила глаза вниз на стойку. Это тоже было правдой.
   Вдруг, рядом с ней послышался голос. Женский. И чертовски ей знакомый. Ева Вагнер. Так же известная, как Блицкриг. А она здесь какого черта оказалась? Разумеется, вопрос был риторическим, ведь это сама Гордон была здесь аномалией, а не какой-нибудь готэмский злодей. Тем не менее, не подовая вида, Барбара быстро начала обдумывать, как ей быть дальше. Зная Еву, она могла натворить дел и сбить ей всю слежку, даже сама этого не осознавая. Из первая встреча под Рождество вышла… запоминающейся, и несколько вещей о Вагнер нужно было принимать во внимание. Первое – ее не стоит недооценивать. Второе – она не такая плохая, какой хочет казаться. И самое очевидное – она может сыграть роль в плане Бэтгерл!
   Даже несмотря на опасность развалившейся миссии, Ева действительно может помочь. Если она в этом заведении ни в первый раз, то значит, может быть знакома с будущими потенциальными обладателями оранжевой робы Айрон Хайтс. Такой шанс нельзя было упускать.
   Еще одна отличительная черта Евы, как заметила Барбара – эмоциональность. Значит, ей нужно было сыграть на этом. А что привлекает внимание других людей, у которых эмоциональный спектр хотя бы чуть выше зубочистки? Злость и разбитое сердце.
   - Козлина, что б тебя, - ругнулась Гордон, поправив очки, и хлюпнув носом. Ева сидела достаточно близко, чтобы услышать и боль, и раздражение в голосе незнакомки. Барбара смахнула с лица скатившуюся слезу.
   Актрисой она была беспородной.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/7e/7/t537046.png[/icon]

[sign]

https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/7e/7/t63073.jpg

[/sign]

Отредактировано Barbara Gordon (20.03.2024 13:28:11)

+1

5

Всюду, где царит вольная жизнь, люди пьют. Романтике и приключениям всегда сопутствует бутылка. Ради первого и второго приучайся к третьему! А не хочешь – возвращайся к своим книжкам в бесплатную библиотеку, будешь опять читать о подвигах других, но зато уж о собственных и не помышляй, если не считать подвигом рабский труд у консервной машины за десять центов в час!
Сладкие нотки колы прекрасно дополнял обжигающий вкус рома. Блондинка томно прикрыла глаза, смакуя коктейль на языке, прежде чем отправить его в дальнейшее путешествие по пищеводу. Ей определённо стало заметно теплее, было ли дело в недавней пробежке от автобусной остановки до бара или же в горячительном эффекте спиртного. И она вновь поднесла стакан к губам, чтобы сделать большой глоток. Ева Вагнер относилась к тому типу людей, кому пить было нельзя. Слишком легко и быстро она пьянела, а ещё легче – теряла меру выпитого. В кабаре, где она работала танцовщицей, об этом знали все, и потому даже если у неё был выходной, наливать ей было строжайше запрещено. Но в этом баре такого правила не было, и Ева решила этим воспользоваться. Вскоре стакан был уже пуст, и на молчаливый вопрос бармена девушка ответила многозначительным жестом. По её телу разливалось приятное тепло, а голову начинала затуманивать приятная эйфория.
Есть, вообще говоря, два типа пьющих. Есть человек, которого знает каждый из нас, глупый, лишённый воображения, чей мозг поражён отупевшими червями; который идёт широким, но неуверенным шагом, часто падая в канавы, а кто – видит в крайности своего экстаза голубых мышей и розовых слонов. Он тот тип, который становится объектом насмешек в юмористических газетах.
Пьяница второго типа наделён воображением и проницательностью. Даже когда в голове у него шумит, он сохраняет привычную устойчивость – не пишет вензеля на мостовой, не валится с ног, хорошо знает, где он и что с ним происходит. Власть алкоголя распространяется лишь на его мозг, но не на тело. Такой человек бывает блестящим, остроумным, душою общества. Бывает и провидцем в космических масштабах, с железной логикой, нередко облечённой в форму силлогизмов. Алкоголь рассеял все иллюзии, раскрыл ему горькую правду о том, что душа его скованна железным обручем долга. В этот час алкоголь коварно показывает своё могущество. В канаве валяться – дело не хитрое. Но удержаться и не пасть – мучительнейшая пытка, если ты прозрел и понял, что тебе дано одно только право покончить с собой. В этот час прозрения становится очевидной истина, что познаваемы только законы жизни, но смысл её – никогда. И это страшный час! Сам о том не догадываясь, ты ступаешь на смертную стезю.
Ослепительный свет вдруг пронизывает всё. Бессмертия не существует это небылица, плод душевного смятения. Человек лишён инстинкта смерти: когда настаёт последний час, у него не хватает воли умереть.
Дураку гораздо легче. Он напивается до бесчувствия, спит одурманенный, и если видит сны, то всегда сбивчивые. А человеку с головой алкоголь посылает безжалостные и призрачные силлогизмы Белой Логики. И этот человек начинает взирать на жизнь с её суетой желчным взглядом немецкого философа-пессимиста. Развенчивает все иллюзии. Переоценивает все ценности. Добро – это зло, правда – обман, жизнь – не больше как шутка. Алкоголь толкает его на самоубийство – быстрое или медленное: пустить пулю в лоб или шаг за шагом уходить из жизни на протяжении многих лет. Кто свёл с ним дружбу, тому не избежать этой роковой, справедливой расплаты.
Вагнер поднесла к губам второй стакан любимого коктейля, широко улыбнулась и запоздало посмотрела по сторонам. Тут-то она и услышала всхлипы сидевшей через пару стульев от неё рыжей женщины. Блондинка приподняла бровь и повернулась к ней, пытаясь поймать её взгляд. Рыжая выглядела лет на десять постарше и настолько несчастной, что Еве даже захотелось купить ей бутылочку какого-нибудь сладкого ликёра, чтобы сделать этот вечер хоть чуточку менее горьким.
– Что случилось, красотка? Муж бросил? Так плюнь на него! – задорно произнесла девушка, салютуя женщине стаканом. – Поверь мне, ничто в этом паршивом мире не стоит наших слёз! – она сделала большой глоток.
Сила чувств и постоянство чувств, как огонь и вода, – извечные враги. Сосуществовать они не могут. И даже сам чародей алкоголь такой же раб органической химии, как и мы, смертные. Мы платим за марафонский бег своих нервов, и алкоголь не избавит нас от расплаты. Он может вознести нас высоко, но вечно удерживать там не властен, – иначе все люди стали бы его приверженцами. Зато уж если ты стал на его путь, так ты и плати за его дьявольскую кадриль!

[icon]https://i.imgur.com/wX0cbpC.png[/icon]

Отредактировано Eva Wagner (20.03.2024 03:42:23)

+1

6

Играть сразу несколько ролей Барбаре уже приходилось. Она была одновременно и светской львицей недалекого ума, и заучкой с манией разгадывать тайны (хотя в жизни от этого был очень большой процент и в ней самой), и бизнес-леди с каменным сердцем. И вот теперь, в ее амплуа еще добавилась покинутая, всеми брошенная женщина, которая пытается запить (ах, если бы) все свои печали большими дозами алкоголя.
   Хотя, возможно, стоило для правдоподобности заказать что-то покрепче. Но, кто же знал, что в это же место заявится и Вагнер? Приходилось выдумывать на ходу, а что еще делать? Не передумает же она и не попросит поменять напиток.
   Но вместе со слезами, капающими прямо на липкую столешницу, у Гордон в голове вовсю начали работать шестеренки, генерируя тактику, диалоги и будущие развитие событий. Это было в порядке вещей и довольно часто нужно было принять решение в сию секунду.
   Сняв очки и положив их на стойку, Барбара промокнула салфеткой глаза и вновь шмыгнула носом. Самое время было придумать правдоподобную историю, а главное – максимально трагичную, чтобы привлечь внимание Евы. Возможно, это звучало чертовски эгоистично, но Гордон честное слово, не дружить сюда пришла, у нее есть цель, миссия, которой должна следовать. Если она упустит хоть что-то, то могут пострадать люди. И если для предотвращения трагедии нужно воспользоваться чьими-то силами, она непременно воспользуется!
   - Вечно мне везет на всяких кретинов! – искренне удручающе произнесла девушка, отмахнувшись рукой. – Знаешь, как оно бывает, наобещают счастливую жизнь, а сами развлекаются с какими-то левыми официантками, пока ты днями напролет вкалываешь!
   Честно говоря, особой легенды у Барбары не было. Да, она бы вполне могла порыться в своей головной картотеке в поисках нужного персонажа и придерживаться той истории, но ей показалось, что это слишком уж серьёзный подход. Да и к тому же, почему бы не придумать что-то новое и разбавить уже имеющийся коллектив?
   Кажется, ей будет что рассказать Дику, когда она вернется домой.
   - Это только так кажется! Я потратила годы… годы!
   Девушка подняла голову к потолку, закрыв глаза и сильно зажмурилась. Понадобилось несколько раз выдохнуть, чтобы прийти в себя. Ей было неловко, что приходится выливать на кого-то столь личные чувства и переживания. Ну… этой… девушке то есть.
   - Извини, я что-то совсем расклеилась… не хотела никого беспокоить своими рыданиями. Просто… неделя выдалась дерьмовой. Даже не знаю, что и делать. В этом городе, кажется, нет никого нормального.
   Она повернулась к девушке полубоком и отметила для себя, что без всех этих приколов Блицкриг, ее пафосности и цирковых номеров, она выглядела как довольно симпатичная барышня с задорной улыбкой. Будь это время другим, то... они вполне бы подружились.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/7e/7/t537046.png[/icon]

[sign]

https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/7e/7/t63073.jpg

[/sign]

Отредактировано Barbara Gordon (20.03.2024 13:27:40)

+1

7

[icon]https://i.imgur.com/wX0cbpC.png[/icon]

В холодные, дождливые дни телефонные провода странно гудят, будто содрогаясь от сплетен, идущих по ним, от голосов, наполняющих их то болью, то радостью, то злостью. Погода оставила на них свои метки, и птицы – вороны, сороки, воробьи – часто сидят на них, быть может, слушая чужую человеческую речь. Но о том, что услышали, они молчат. Но город хранит свои тайны, и телефонные провода знают их все. Если вы потрогаете их рукой, то почувствуете дрожь, как будто души заключённых в них ушедших голосов бьются и пытаются вырваться.
Ева запрокинула голову, допивая содержимое стакана и жестом велела бармену приготовить ей третью порцию «Кубы Либре». Углекислый газ ускорял всасывание алкоголя, который уже вовсю бурлил в крови блондинки. Она ободряюще улыбнулась и перебралась на стул поближе к печальной незнакомке. Её брови чуть приподнялись. Интуиция нашёптывала ей, что где-то они уже с нею виделись, но Вагнер никак не могла не то что вспомнить где, но даже понять, что именно в рыжей женщине ей кажется знакомым. Ева чуть нахмурилась.
Когда ты приехала в чужую страну, чтобы сделать себе имя, а смогла стать всего лишь широко известной в узких кругах певицей кабаре, когда в свободное от получений затрещин от супергероев и танцев на сцене время ты спускаешь нажитые непосильным трудом деньги в какой-то грязной тошниловке посреди трущоб, всё ещё мечтая поймать судьбу за хвост, то можешь быть уверена только в одном – ты полная неудачница.
– Есть только одна форма жизни, более низкая, чем мужчина, обманывающий любимую женщину, и это – крыса, больная сифилисом, – глубокомысленно произнесла Ева, глядя незнакомке в глаза и ободряюще улыбаясь. Цвет её глаз, изменчиво-синий, поражал бесчисленным множеством оттенков, как переливчатый шёлк в лучах солнца. Они были то льдисто-голубыми – тёмными или светлыми, – то серовато-синими, то принимали лазурную окраску моря. Эти изменчивые глаза, казалось, скрывали её душу, словно непрестанно менявшиеся маски, и лишь в редкие мгновения она как бы проглядывала из них, точно рвалась наружу, навстречу какому-то заманчивому приключению. Со стороны могло показаться, что блондинка ещё вполне трезва, её слова звучали разборчиво, а в речи не было и намёка на пьяную замедленность, но ром уже ударил ей в голову, притупляя осторожность и настраивая на героический лад, попутно заставляя вспомнить все собственные неудачные романы. Ева Вагнер была законченной – стопроцентной – неудачницей. Состояться она смогла лишь на сцене кабаре, в то время как на суперзлодейской стезе из неё вышло редкое посмешище, а уж в обычной жизни об неё все и вовсе вытирали ноги. Несколько раз она начинала встречаться с парнями, но никто из них упорно не желал воспринимать её всерьёз. Как выразился последний, с кем она пыталась крутить роман, с нею было хорошо кувыркаться в постели, но она никак не тянула на ту, кому в эту постель хотелось бы подать завтрак. Вагнер мрачно вздохнула. По её кукольному личику пробежала тень, но она тут же совладала с собой и ободряюще подмигнула незнакомке. – Не извиняйся. У всех у нас бывает в жизни чёрная полоса. Кому-то удаётся превратить её во взлётную, а кто-то – разбивается, пытаясь, – Ева подхватила из руки возникшего у неё за спиной бармена стакан с перемешанной с ромом колой. – Готэм. Забудь всё, что ты слышала об этом городе. Или не удивляйся, когда те, кто улыбались тебе при свете дня, кто жали руку, спрашивали, как идут дела, желали счастливого будущего, внезапно подкрадутся со спины или просто пройдут мимо, когда ты будешь лежать в придорожной канаве и истекать кровью. Центр сверкает неоновой рекламой и никогда не гаснущими витринами, парк днём полон туристов, но просто дождись ночи или прогуляйся по городским окраинам, и город покажет тебе своё истинное лицо. Когда солнце садится, силы зла властвуют безраздельно. Никогда не падай в Готэме. Никто не протянет тебе руки, – с нарочитым пафосом произнесла Вагнер и поднесла к губам стакан. – Вот так вот переберёшься в Штаты, прельстившись американской мечтой, а её, оказывается, и на тех, кто тут родился, не хватает, не то что на залётных авантюристов, – Ева поморщилась, сделав слишком большой глоток.
Ева не знала, что такое одиночество по той причине, что у неё никогда не было друзей. Если бы у неё появился друг, а потом исчез, она, возможно, и поняла бы, что такое одиночество, ну а так оно составляло самую суть её жизни.

+1

8

Вероятнее, Гордон стоило получше позаботиться о своем прикрытии и выбрать менее привлекающий внимание образ. Хотя, она не Брюс, чтобы пытаться максимально быть не похожим на самого себя, выбирая в качестве конспирации пышные усы, которым позавидовал бы сам Джеймс Гордон. К тому же, отчасти, она хотела обратить на себя внимание, вот только, пока что, разговор шел только со взбалмошной блондинкой. Впрочем, как успела отметить для себя Барбара – этим она тоже воспользуется.
   В базе данных Оракула уже имелась кое-какая информация о Блицкриг, но то лишь сухие факты. Ей не удалось хорошенько ее расспросить о личной жизни в прошлую их встречу, так может в этот вечер удастся убить двух зайцев одним выстрелом? Ева внимательно изучала ее, впрочем, как и сама Барбара.
   Записывающее устройство в линзах Гордон улавливали всю информацию, вплоть до перемены эмоций и передавали данные прямо на сервер Часовой башни. Плюс ко всему, линзы скрывали и природный цвет глаз Барбары.
Если бы комиссарская дочка была бы просто комиссарской дочкой, то ее бы может и смутил подобный интерес Евы к ее персоне, но тут роль играло несколько фактов. Во-первых, алкоголь развязывал язык. Во-вторых, присущее девушке сочувствие. В-третьих, любопытство. В-четвертых… ну, женская солидарность, может быть?
   Пока что, Барбаре предстояло это узнать.
  Забавное сравнение вызвало у Гордон улыбку, хоть и печально натянутую, как требовала роль. Она так же, поближе повернулась к своей собеседнице.
   - Возможно, ты и права, - кивнула девушка, стерев с лица последние нахлынувшие слезы. – Забавно, но я даже пить не могу, - она кивнула в сторону даже не начатого пойла. И, смотри-ка, тут тоже не слова лжи! Причина, конечно, была другая, но все же. – Даже в этом есть плохие воспоминания. Наверное, это дело в подсознании, или еще в чем-то…
   Барбара отмахнулась и глубоко выдохнула, отодвинув от себя стакан подальше. Разумеется, Еве бы тоже не следовало там много накидывать раз за разом, но кто она такая, чтобы в чем-то ее упрекать. Ровно так же, как и судить за собственную жизнь. Не делай поспешных выводов, пока не узнаешь человека достаточно.
   Гордон внимательно изучала лицо и движения своей собеседницы. Она казалась расслабленной и говорила именно то, что приходило ей в голову. Видимо, она придерживалась правила «говорить, что думаешь». Порой, это может сыграть дурную с ней шутку, но опять же, смысла ее переубеждать в обратном, совершенно не было.
   - Я всю свою жизнь живу в Готэме, и к сожалению, концентрация странных вещей на квадратный метр тут слишком высока. Но уехать отсюда я не могу. Пыталась, но что-то держит. Видимо, место и вправду мистическое… - ну, учитывая сотню легенд, которые ходят вокруг Готэма, это и не удивительно. Либо, все это было правдой, либо настолько проникся историей, что сложно не поверить. – А ты не местная? Говоришь так, будто за твоими плечами история еще трагичнее, чем моя. Ты откуда-то переехала в поисках… американской мечты? Странное ты место выбрала для этого, скажу я тебе.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/7e/7/t537046.png[/icon]

[sign]

https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/7e/7/t63073.jpg

[/sign]

+1

9

[icon]https://i.imgur.com/wX0cbpC.png[/icon]

Время, похоже, просто мчится, как машина без тормозов, летящая по склону холма к оживлённому перекрестку.
Если бы Ева догадалась сначала перекусить, а потом уже начать заливать в себя огненную воду, и реши она пить ром неразбавленным колой, возможно, этот разговор бы и не состоялся. На трезвую голову Вагнер была куда осмотрительнее. Но сахар, кофеин и углекислый газ ускоряли проникновение алкоголя в кровь, а кофеин ещё и облегчал его доступ к и без того отличающемуся сообразительностью, но не умом головному мозгу блондинки, и в отсутствии в её пищеварительном тракте чего бы то ни было, что хоть немного замедлило бы всасывание спиртного, ром ударил ей в голову уже с первого стакана, заставляя проникнуться печальной историей незнакомки и провоцируя на ответную откровенность. В конце концов, они же видели друг друга в первый и, скорее всего, последний раз, а потому эта задушевная беседа вряд ли могла выйти кому-либо из них боком. Не последнюю роль сыграло и то, что Еве уже очень давно не выпадало шансов поговорить по душам хоть с кем-нибудь, кроме старой бродячей собаки, нашедшей приют на пустыре за домом, где звезда «Ноктюрнал» снимала самую дешёвую квартиру. По вечерам Ева подкармливала её остатками собственных отнюдь не роскошных трапез и жаловалась на жизнь, глядя в тронутые катарактой умные коричневые глаза. До этого она пыталась молиться и разговаривать с богом, но даже беседы с собакой оказались куда продуктивнее. От неё можно было дождаться хоть какого-то ответа.
Бог – отвратительный собеседник. В этом сомнений быть не может.
– Вот и правильно, – кивнула Ева, стоило незнакомке пожаловаться, что она не может пить. – Женщина и не должна пить, – она невесело усмехнулась. – Просто взгляни на меня, и у тебя не останется ни малейших сомнений, – Вагнер глубоко вздохнула и поднесла стакан с коктейлем к губам. – Твоё здоровье, красотка. Не знаю, как тебя зовут, – она вопросительно приподняла золотистую бровь и сделала большой глоток, слегка поморщившись. – По моим наблюдениям, люди делятся на два типа – перекати-поле, вроде меня, которые срываются с места в поисках лучшей жизни по первому же мановению ветра, и таких вот, как ты, патриотов своей малой родины, которые всю жизнь так и остаются там, где родились. И нет в этом никакой мистики, – она развела руками.
Когда человек уезжает в далёкие края, он должен быть готов к тому, что ему придётся забыть многие из своих прежних привычек и приобрести новые, отвечающие изменившимся условиям жизни. Он должен расстаться со своими прежними идеалами, отречься от прежних богов, а часто и отрешиться от тех правил морали, которыми до сих пор руководствовался в своих поступках. Те, кто наделён особым даром приспособляемости, могут даже находить удовольствие в новизне положения. Но для тех, кто закостенел в привычках, приобретённых с детства, гнёт изменившихся условий невыносим, – такие люди страдают душой и телом не умея понять требований, которые предъявляет к ним иная среда. Эти страдания порождают дурные наклонности и навлекают на человека всевозможные бедствия. Для того, кто не может войти в новую жизненную колею, лучше сразу вернуться на родину; промедление будет стоить ему жизни.
Вопрос незнакомки заставил Еву глубоко задуматься. Она поднесла полупустой стакан к губам и лениво потянула коричневатую пузырящуюся жидкость. Так и стоило пить крепкие коктейли, но сначала она слишком хотела согреться, а потом уже достигла той кондиции, когда море становится по колено, а лужа – по уши. И всё же вопрос, что же завлекло её в Готэм, заставил пьяную суперзлодейку вспомнить об осторожности. Проклятый город привлёк не Еву Вагнер. Он манил к себе Блицкриг, как пламя свечи – ночную бабочку. И, подобно бездушному пламени, он жестоко опалил наивную девицу, не дав ничего добиться, но так и не отобрав надежду, за которую она по бесконечной своей глупости всё ещё отчаянно цеплялась, несмотря ни на что.
– Тоже мне трагедия, – махнула рукой Ева, глядя собеседнице в глаза. – Уверена, у вас в Америке шутки про идиоток, вроде меня, уже давно превратились в отдельную рубрику в посвящённых юмору колонках, – она передёрнула плечами. – Глупая немецкая девочка, учившаяся в театральном, мечтала о славе и думала, что в Голливуде её, всю такую молодую и талантливую, ждут с распростёртыми объятиями. На все свои скромные по возрасту сбережения, которые позволили бы ей неплохо устроиться на родине, она перебирается через Атлантический океан, чтобы правящие балом продюсеры дали ей понять, что Америке своих талантов девать некуда, а тут ещё всякие безымянные дурочки из благополучных и не очень стран приползают. Домой возвращаться ей было уже не на что, да и показываться родителям на глаза после такого показалось слишком стыдно, вот она и поселилась там, где смогла найти своему таланту хоть какое-то применение, – Вагнер передёрнула плечами и глубоко вздохнула.
Ирония была в том, что реши она отказаться от попыток сделать карьеру суперзлодейки и перестань тратить деньги, зарабатываемые на сцене кабаре, на всевозможные авантюры, неуклонно оборачивающиеся позорнейшими провалами, и её жизнь вскоре бы наладилась – певицей и танцовщицей она была далеко не худшей. Но нереализованные амбиции требовали от неё большего. Ева Вагнер была одержима жаждой жизни, стремлением ощущать её трепет, «шевелиться крохотным комочком среди космической пыли, из которой возникла».

+1

10

Возможно, стоило как-то предотвратить продолжающееся накачивание Евы алкоголем, потому что, Барбара не знала, какие у нее были пределы, но пока что, пустила это на самотек. Если Вагнер была такой же упрямой, как и, собственно, сама Гордон, но не было смысла ей вообще что-то говорить. Да и насильно мил не будешь.
   То, что она так открыто общалась с незнакомой ей девушкой в баре, совершенно Гордон не удивило, но вот подобной открытости точно не ожидала. То ли в этом был виноват алкоголь, то ти бедняжке действительно не с кем было поговорить. Как и в тот вечер перед Рождеством, Барбаре было ее жаль. Брюс всегда говорил, что для ее сильных ударов Бэтгерл, она имела слишком доброе сердце. Барбара разбиралась в людях, поэтому давала второй шанс тем, кто этого заслуживает. А Ева этого точно заслуживала. Никто никогда не становится злодеем из-за хорошей жизни. У каждого из них есть такая история, от которой кровь стынет в жилах, будь то трудное детство, или незаконные эксперименты. Но, разумеется, никто не менялся в хорошую сторону по щелчку пальцев. Это были годы работы над собой и собственным окружением.
   Девушка встрепенулась и сумела даже улыбнуться.
   - Ох, да, я – Джоан. Меня зовут Джоан, - девушка протянула руку для знакомства. – Приятно познакомится.
   Сегодня Барбара была не скупа на правду. Хотя и отчасти. От того, что что-то можно было опустить и недоговорить, не случится ничего плохого. К тому же, даже если кто-то признает в ней дочь комиссара полиции, хотя она никогда особо не светилась на публике, а в Готэме полно рыженьких красоток, больше подходящих под описание Барбары Гордон, ее обман не будет обманом, потому что предъявить за ложь ей нечего.
   Хотелось бы верить в слова Евы по поводу ее наблюдений, в этом была доля правдивости, ведь она пыталась уехать из города, жила какое-то время в Бернсайде, но всегда возвращалась обратно. Здесь был ее дом, ее семья, люди, которых она любит. Это нельзя было оставить просто так.
   - Наверное, мне просто есть что терять здесь… помимо всего прочего. И судя по тому, как ты об этом рассказываешь, тебе очень легко сорваться с места, прихватив с собой чемодан.
   Разумеется, за этим было что-то еще. Трагедия в семье, личные переживания, амбиции, может быть. Личность Блицкриг открывалась для Гордон все больше и больше. И все меньше и меньше в ней было того самого сумасбродства, которое она видела с месяц назад. Перед ней – молодая, совершенно запутавшаяся в жизни девушка, которая не могла найти себе места. В ее годы Барбара уже испытала на себе тяжести жизни Готэма и проводила время в инвалидной коляске работая Оракулом.
   - Хммм… возможно, я поспешила с выводами, - на выдохе проговорила Джоан. Ее сегодняшнее амплуа было слегка недалеким. Она могла ляпнуть лишнего, выдать неверные мысли, или просто кое-где промолчать, не зная, что ответить. Но за всем этим скрывалось наблюдение.
   В баре по-прежнему не было ни намека на ее цель и это начинало подбешивать. Но, пока что, одиночество ожидания скрашивала белокурая собеседница. Настало время ее пораспрашивать, может, она кого-нибудь знает?
   - Ты часто здесь бываешь? – задала совершенно расхожую фразу девушка. – Я забрела сюда чисто случайно. Может, расскажешь, чего ожидать? Можно ли познакомиться тут с кем-то?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/7e/7/t537046.png[/icon]

[sign]

https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/7e/7/t63073.jpg

[/sign]

+1

11

Для Евы Вагнер на кривой дорожке пьянства не стояло никаких препятствий. Она напоминала открытый колодец во дворе, где играют дети. Отважным малышам, которые ещё и ходят-то еле-еле, но уже полны любопытства к жизни, бесполезно говорить. «Не подходи, опасно!» Всё равно подойдут. Родители это знают. И знают, что кое-кто из детей, наиболее любознательных и смелых, непременно свалится в колодец. Есть только один верный способ уберечь их – закрыть колодец. Так и со спиртным. Никакие слова и поучения не удержат зрелых людей и подрастающую молодёжь от пьянства, если алкоголь будет неизменно доступен и его употребление будет символизировать отвагу, мужество и величие духа.
Блондинка кивнула рыжей.
– Ева. Приятно познакомиться, Джоан, – её алебастровое личико озарила искренняя улыбка. Ева отнюдь не походила на горькую пьяницу, каким-то немыслимым образом ухитряясь при своём разрушительном образе жизни сохранять внешний лоск и даже живость ума, хотя, казалось бы, сколько раз её били по голове, всё её содержимое, давно уже должно было вылететь через уши. Она поставила почти пустой стакан на стойку. – Счастливый ты человек, Джоан, – из груди девушки вырвался глубокий вздох. – Мне вот уже давно терять совершенно нечего, – она развела руками.
Алкоголь многолик. Он привлекает не только слабых и изверившихся, но и пышущих здоровьем богатырей, и неистребимых жизнелюбов, и тех, кому ненавистно безделье. Он может подхватить под руку любого человека, как бы тот себя ни чувствовал. Он может опутать своими сетями каждого, лишив его воли к сопротивлению. Он дает людям новый светоч вместо старого и фейерверк иллюзий вместо скучной действительности, но в конце концов грубо обманывает всех, кто заключил с ним сделку.
Ева внезапно умолкла, задумчиво разглядывая собеседницу. Она мало кому рассказывала даже подретушированную историю своего разочарования в Американской мечте, а уж о её невесёлом детстве и вовсе знали только её родители, да она сама, плюс что-то сумели разнюхать оставшиеся в такой далёкой теперь Германии однокашники. Немка глубоко вздохнула. Будь она трезвее, и на этом её и без того небезупречная откровенность бы и закончилась, но её вечное стремление всегда и везде всех перещеголять, подогретое изрядной порцией сдобренного Кока-Колой рома, в очередной раз взяло над нею вверх. Ева Вагнер не желала позволить кому бы то ни было этим вечером быть несчастнее неё – идиотки, выложившей за красивый плащ и новое платье половину денег, которые у неё оставались после уплаты коммунальных платежей и аренды её каморки, а это означало, что жить ей почти месяц впроголодь. Но в этом она признаваться, конечно, не собиралась. Тем более, что обновки определённо того стоили.
– Моя мать пыталась разработать идеальную систему воспитания, – понизив голос, вновь заговорила Ева, глядя Джоан в глаза. – Она мечтала сделать научную карьеру и оставить после себя наследие на века, как Бенджамин Спок. И я стала для неё подопытным кроликом для обкатки её системы, – девушка невольно поморщилась. – Она хотела, чтобы я видела мир исключительно в чёрно-белых тонах с самых пелёнок. А если я пыталась разглядеть серые тона или не понимала, почему должна считать чёрное – чёрным, а белое – белым просто потому, что мне так сказали, мать бралась за ремень, – Вагнер неожиданно для себя всхлипнула. Давно оставшиеся в прошлом споры с матерью, в которых та никогда не давала ей выиграть, встали перед мысленным взором девушки, заставляя покраснеть от стыда за собственную беспомощность. Ева залпом допила коктейль. – Самое смешное – она хотела разработать такую систему, в которой телесные наказания были бы не нужны. Чтобы хватало и слов. Только вот я её подвела. Со мной одними словами не получилось, – блондинка ссутулилась. – А потом она отправила меня в школу, и внезапно оказалось, что мир не то что не чёрно-белый, а даже не серый, а и вовсе очень даже цветной. А я не понимала, как в нём жить, когда стоит промолчать, а когда открыть рот, – Ева вновь поморщилась, явно вспоминая что-то очень болезненное. – Вот я и взбунтовалась. Сначала поступила в театральный, хотя мать была категорически против, а потом сбежала сюда, – она развела руками и подхватила со стойки наполненный заново стакан и поспешила отправить едва ли не половину его содержимого в рот.
Когда человек начинает пить разумно, не теряя рассудка, это значит, что он далеко зашёл и дело плохо.
Ева могла бы ныть до самого утра, но внезапный вопрос случайной собеседницы заставил её замолчать и задумчиво посмотреть по сторонам. Она лукаво улыбнулась и чуть наклонилась к Джоан, переходя на вкрадчивый шёпот.
– Не скажу, что я тут завсегдатай, но раза два в месяц меня сюда и правда заносит, – произнесла она, подмигивая. – Познакомиться тут можно с кем угодно, красотка. Всё зависит от того, что ты ищешь. Кого-нибудь покувыркаться в постели на одну ночь? Собутыльника? Пушера? Или кого-то поинтереснее? Вряд ли ты найдёшь тут красавчика, с которым захочешь жить долго и счастливо, – Ева хихикнула собственной шутке. – Вон тот негр, – она одними глазами указала на отражение рослого чернокожего парня в сером худи, сидевшего ближе всех к двери, в начищенном до блеска бокале, висевшем среди десятка таких же, над стойкой. – Он может подогнать почти любую дурь. Вон та брюнетка поможет, если тебе нужен кто-то, чтобы согреть постель на час – два. Предпочитаешь мальчиков или девочек? – блондинка неприятно ухмыльнулась. Опьянение определённо начинало брать над нею вверх, но она всё ещё ухитрялась держаться неожиданно бодро. – А видишь вон того усача за столиком в дальнем углу? – она вновь одними глазами указала на висевшие над стойкой перевёрнутые бокалы, а точнее – на отражение коренастого седоватого мужчины в спортивном костюме. Его лицо и в самом деле украшали роскошные моржовые усы. – Его зовут Борис «Бритва», или Борис «Хрен попадёшь». Резкий, как удар серпом по яйцам, и жёсткий, как удар молотом – живой советский герб. Говорят, эту сволочь вообще невозможно убить. Он распространяет из-под полы разнокалиберные товары, если понимаешь, о чём я, – Ева вновь подмигнула Джоан.
Тем, кто одарён воображением, кто страстно и горячо любит жизнь, алкоголь шлёт Белую Логику, апостола высшей правды, врага жизни, жестокую и холодную, как межзвёздные пространства, как труп, как лёд неопровержимых доказательств и незабываемых фактов. Алкоголь не хочет, чтобы мечтатель грезил, чтобы живущий жил.

[icon]https://i.imgur.com/wX0cbpC.png[/icon]

Отредактировано Eva Wagner (02.04.2024 03:18:42)

+1

12

Их личное знакомство с Евой в сложившихся вынужденных обстоятельствах, случилось с приятных нот, это не могло не радовать. Барбара всегда была человеком любопытным, так что, старалась узнавать о людях, как можно больше, перед тем, как переходить на «новый уровень». А Ева и правда была ей довольно интересна.
   Девушка слабо улыбнулась. Ну, «счастлива», это понятие довольно растяжимое и у каждого человека был собственный лимит удовлетворенности жизни. Кто-то мечтал о неземной любви, кто-то о богатстве или славе, а кому-то и вовсе для жизни многого было не нужно. У Барбары же… ну, всего было понемногу. Разумеется – ее заветная мечта о том, чтобы Готэм был безопасным городом, скорее всего никогда не сбудется, но она старается делать много чего, для того, чтобы сделать его хотя бы на долю процента лучше. Да и кто знает, может, прямо сейчас, уже происходит формирование нового мира.
   Да, последняя мысль звучала словно из уст какого-то маньяка, который вот-вот применит оружие прямо в центре Готэма, назвав это «очищением» или чем-то таким. Эти мысли Барбара хотела поскорее из головы выкинуть, поэтому вернулась к разговору с ее новой знакомой, которая уже вовсю развивала свой монолог.
   Забавно, но она не была совсем уж дурочкой, в ней виднелся огромный потенциал, Барбара это знала. Она, как никто другой могла с точностью сказать что-то о человеке. Вот о Еве нельзя было говорить, как о полной идиотке. Немного наивной и эмоциональными отклонениями – это уже ближе к делу. Но, Гордон не была бы собой, если бы сказала, что не понимает причин такого поведения «глупой блондинки». Все она прекрасно понимала и осуждать не могла. Честно говоря, сама Гордон частенько пользовалась своим положением, чтобы выйти победителем в той или иной ситуации. Пользовалась так же тем, что все незнакомые с ней люди, видели только симпатичное личико, не зная, что за плечами у нее сотни и сотни самых тяжелых решений жизни. Не говоря уже об эмоциональных и физических сложностях.
   - Значит, ты бунтарка в семье, да? Не думаю, что это плохо. Ты захотела своей жизни, своих собственных грабель на пути, - Джоан пожала плечами. Она не видела в этом чего-то сверхъестественного. У каждого человека в жизни наступает такой период, когда нужно двигаться в своем направлении. – Все мы учимся на ошибках и сделанных нами выборов.
   Гордон не знала, воспримет ли Вагнер ее слова всерьез и вообще слушала ли, но ей было бы спокойнее, если какие-то слова останутся в ее памяти. Хотя… Барбара даже не знала, последовала ли Ева советам Бэтгерл, куда уж рандомной девушки из бара.
   Она оглядывала каждого, на кого переводила взгляд Вагнер. А вечер все же обещал быть интересным, не зря она спросила про местных. Блондинка и вправду могла выдать хорошую информацию. Линза в ее глазу тут же сканировала людей, собирая данные и передавая прямиком на сервер. Кого-то, она видела впервые, а кого-то уже встречала ранее. Отличный слет негодяев. Было бы славно сейчас вызнать наряд копов, но тогда бы ее операция пошла коту под хвост.
   - Ну, не думаю, что рассчитываю на «долго и счастливо». По крайней мере не здесь и не сейчас, - девушка широко улыбнулась. – Но спасибо за наводку. Интересные тут люди собрались.
   Тем временем, в бар ввалилось трое человек, среди которых был и тот самый «Дикий». Барбара скрыла свою улыбку и просто перевела взгляд обратно на стойку, рассматривая бутылки с алкоголем. Вся троица уселась за столик в углу бара, недалеко от небольшой сцены, и к ним тут же подлетела одна из девушек-официанток. Ага, явно эти громилы тут были уже не в первый раз. Но как к ним подобраться, чтобы не вызвать подозрений? И тут у Гордон возник совершенно тупой, но гениальный план.
   - Отвратительная тут музыка, конечно, - с раздражением буркнула Джоан. Она не знала, удастся ли ей вытянуть на сцену Еву, но попытаться воззвать к ее театральной гордости она хотя бы попытается. – Ты говорила о том, что выступаешь. Ты поешь? Не хочешь спеть, а? Этому месту, да и нам тоже, необходима встряска, что скажешь? - Гордон скинула с себя куртку, повесив на спинку стула, оставшись в черном топе и джинсах. – Оставлю за тобой выбор песни. Только не слишком сложную.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/7e/7/t537046.png[/icon]

[sign]

https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/7e/7/t63073.jpg

[/sign]

+1

13

[icon]https://i.imgur.com/wX0cbpC.png[/icon]

Талант не может дремать, не знает, как это, сидеть сиднем. Независимо от того, идёт ли речь о вскрытии сейфов, чтении мыслей, делении в уме десятизначных чисел, талант требует, чтобы его использовали. Кричит об этом, не умолкая. Будит ночью после самого тяжёлого дня, крича: «Используй меня, используй меня, используй меня! Я устал от ничегонеделания! Используй меня, дурья башка, используй!».
– Бунтарка? – Ева усмехнулась, поднося к губам стакан. – Скорее, нерадивая дочь, которой вечно порка, да исполосован зад, – она сделала большой глоток. – Что это за бунт, если мне на него хватило духу только, когда я смогла почти безболезненно съехать из отчего дома? Так, жалкая пародия. Вся моя жизнь, если задуматься, одна сплошная пародия. Пародия на несчастное детство, пародия на бунт, пародия на карьеру актрисы. Некоторые любят сравнивать жизнь с усыпанной розами дорогой, на которой, если слишком отвлечёшься на мягкость лепестков и пьянящий аромат, непременно наступишь босой ногой на шипы. А мне, вместо роз, на эту дорогу накидали грабель, вот я по ним и танцую с самого детства, – Ева допила коктейль и в очередной раз жестом скомандовала бармену повторить. Он поймал взгляд «Джоан» и выразительно закатил глаза. Вагнер уже несколько раз напивалась в этом баре до состояния, в котором её оставалось только самым буквальным образом выпнуть за дверь, чтобы она не начала буянить или не уснула прямо на стойке, а то и под нею.
Ева уже давно начала понимать: она так много пьёт не потому, что не может обрести душевный покой. Причина выдавалась за следствие. Она не могла обрести душевного покоя, потому что слишком много пила. Ей хотелось протестовать, сказать, что такого просто не может быть, такого и нет, это уж очень простое объяснение. Но было именно так.
– Не благодари, – заговорщицки усмехнулась Ева. – Я в чёрт знает скольких тысячах километров… – она запнулась и устремила задумчивый взгляд на пузырящуюся коричневатую жидкость в своём стакане. – Или миль? Нет. Я из Европы, а у нас там всё в километрах. Так вот, смотри: я в чёрт знает скольких тысячах километрах от дома, в баре, слушаю музыку, которую на дух не переношу. Я безоружна. И я бухаю. Подруга, не стоит тебе слушать мои советы, – Ева отсалютовала Джоан стаканом, прежде чем залпом влить в себя его содержимое.
Тянуло напиться до беспамятства – только в таком состоянии она смогла бы как-то мириться с электронной долбёжкой и людьми-роботами вокруг.
Скорее всего, будь Ева потрезвее, настолько откровенная провокация со стороны случайной собеседницы вызвала бы у неё, разве что, лукавую усмешку, а то и подозрения, но сейчас она была уже в том состоянии, когда весь мир казался бесконечно дружелюбным, и ей хотелось поделиться со всеми и с каждым своим талантом. На алебастровом личике Вагнер заиграла широкая улыбка.
– Это можно! – громко произнесла она, поднимаясь из-за стойки. Бармен переглянулся с вышибалой. По их взглядам можно было понять, что они готовы ко всему, но ещё не уверены, придётся ли им ловить блондинку на выходе при попытке сбежать, не заплатив за выпивку, или же вышвыривать за дверь, чтобы она не приставала к другим посетителям. А Ева вдруг запрыгнула на стойку, распахивая плащ, выставляя напоказ маленькое фиолетовое платье, скорее подчёркивавшее достоинства её фигуры, чем скрывавшее их. – Что за примитивная у вас тут электронщина! Объявляю вечер живой песни! Что за репертуар у вас? Надо что-нибудь массовое петь, с-современное… как это… Mmm, yeah,
Yeah, yeah, yeah, yeah, yeah, yeah
Yeah, yeah, yeah, yeah, yeah, yeah! –
безупречно попадая в ритм, затянула Ева, пританцовывая на стойке, активно вертя подтянутыми бёдрами. – I think I did it again!
I made you believe we’re more than just friends,
Oh baby!
It might seem like a crush,
But it doesn’t mean that I'm serious, –
она наклонилась к бармену, хватая его за грудки и притягивая к себе. – ‘Cause to lose all my senses –
That is just so typically me!
Oh baby, baby! –
губы Евы символически коснулись лба явно не ожидавшего такого поведения пьяной девицы мужчины. Она широко улыбнулась и вдруг перепрыгнула на ближайший столик, заставив сидевшую за ним парочку дёрнуться в разные стороны. – Oops… I did it again!
I played with your heart
and got lost in the game (oh baby baby)!
Oops, you think I'm in love,
that I’m sent from above.
I’m not that innocent! –
Ева в последний момент схватила за шиворот едва не рухнувшего на пол вместе со стулом парня, но почти сразу же отпустила его и перепрыгнула на соседний столик. – You see, my problem is this –
I’m dreaming away,
Wishing that heroes, they truly exist.
I cry, watching the days!
Can’t you see: I’m a fool in so many ways! –
грациозно перескакивая со столика на столик, Вагнер добралась до сцены, приковав к себе всеобщее внимание. Она повисла на пилоне, изгибаясь не хуже цирковой акробатки. – But to lose all my senses –
That is just so typically me!
Oh baby, baby… –
внезапно Ева запрыгнула на столик, за которым разместилась только что вошедшая троица. Она наклонилась к тому, кто ей показался главным в компании. – «Все на борт!» – нарочито хрипло выкрикнула девушка и тут же схватила мужчину за грудки, потянув к себе. – «Ева, пока ты не ушла, я хочу вручить тебя что-то…» – произнесла она, передразнивая мужской голос и тут же уже нарочито женственно ответила: – «О, как красиво, но это разве не…?» – она картинно схватилась за сердце, но тут же вновь принялась изображать мужчину. – «Да, именно он…» – она чуть отстранилась, чтобы ответить: – «Но я думала, что старушка уронила его в море в конце?» – она вновь наклонилась к явно не слишком-то довольному таким экспромтом мужчине. – «Милая, я спустился на дно и нашел это для тебя!» – проворковала она за него и расплылась в улыбке. – «О, право, не стоило…» – Ева оттолкнула мужчину от себя с такой силой, что он рухнул на пол вместе со стулом. – Oops I! did it again to your heart –
Got lost in this game, oh baby!
Oops you!… think that I’m sent from above!
I’m not that innocent… –
Ева разлеглась на столе, приняв позу, в которой зрителям поневоле открывался идеальный вид на все её прелести.
Одинокие заядлые алкоголики всегда создают вокруг себя некое ментальное поле, обеспечивающее им полную независимость от окружающей среды и изолированность от оной.

0

14

То ли Ева действительно была довольно любопытным человеком, который часто выдавал психологические темы (а зачастую это была работа Барбары), то ли литраж выпитого алкоголя очень сильно вдарил в голову. Если так пойдет и дальше, то вместо придуманного плана, в ее список дел войдет еще и спасение белоснежных волос от возможности быть заблеванными вусмерть. Но, Бабс надеялась на лучшее.
   «О, ей богу, во мне сейчас говорит Грейсон со своим оптимизмом!»
   Этой мысли она улыбнулась, потому что не была против толики хороших мыслей в ее голове. А еще, она правда надеялась, что у напарника обстоят дела намного лучше, чем у нее самой. Она пересеклась взглядом с бедным барменом, который, видимо, уже предполагал, чем закончится сегодняшний вечер рядом с Вагнер, и Гордон начала действительно сопереживать.
   Но, прежде, чем все обернулось песенной катастрофой, Барбара просчитала все риски. Но вот только, она совершенно не знала, чего ожидать он своей новой компаньонки. Барбара не успела и пискнуть, как Ева тут же взяла всех в оборот.
   - А ты так решила, ну, ладно…
   Девушка сделала шаг назад, уступая пространство и ошарашено (как и сделала бы Джоан) начала смотреть на все это представление. Они с Диной Лэнс, так же известной, как Черная Канарейка, бывало проделывали такие трюки в барах, устраивали караоке вечера, а потом надирали всем задницы. Но это… это было совершенно другое. Честно говоря, она думала, что Ева и ее вытащит исполнить пару строк, но, судя по всему, мисс Вагнер определенно действовала только соло. Что же, это было даже к лучшему, так у Гордон будет больше времени и пространства на то, чтобы оценить степень проблемы, а заодно и как подобраться к той парочке у сцены.
   Ее план пришлось переписывать на коленке и вместо того, чтобы тихо подобраться, пока все были отвлечены на Еву, Гордон нужно было подумать о том, как выпутаться. Ну, а что касалось выбора песни… нет, Барбара даже не удивилась. Если еще каких-то десять лет назад Бритни считали попсой, о которой лучше не вспоминать, то теперь это уже стало классикой. Хотела ли Ева что-то сказать этим выбором композиции? Ну, не важно, сейчас было не до этого точно.
   «Ну, почему именно я? Почему сейчас?», - этот вопрос звучал в мыслях довольно часто, учитывая сколько раз ее планы обламывались с самый неудобный момент. Но, хоть Бабс и была временами нервной, но все же, довольно терпеливой. Нужно было вовремя подгадать нужный момент.
   С восхищением, опаской и небольшой долей стыда, Гордон следила за всеми перемещениями Вагнер, готовясь в любой момент поймать ее и не дать носом коснуться пола.
   «Для изрядно выпившей особы, она весьма неплохо справляется с собственным телом», - и все же, да, Бабс восхитилась тем, как блондинка умело выпутывается из неурядиц, но даже это начало переходить всякие границы.
   И вот он, тот самый момент! Сначала, Гордон напряглась, увидев, что Ева опасно приблизилась к новой троице, но затем картинка начала складываться. Как только стул вместе с одним из мужчин упал на пол, Барбара быстро подбежала к Еве, но прежде чем сгладить обстановку, стащила из кармана ключи от автомобиля, на котором, видимо, эта троица и прикатила. Быстро извинившись, Барбара взяла под руку Вагнер и потянула прочь от мужчин, пока они не стали предпринимать никаких мер.
   Боже, как же ей сегодня не хотелось вступать в драку. Но, если потребуется, она разнесет здесь всех и каждого.
   Утянув блондинку за собой, она кинула ее на мягкий диван в углу бара.
   - Охринеть, это было нечто! – восторг Джоан нельзя было скрыть, но теперь она переживала, что они привлекли слишком много внимания. – Ты восхитительно поешь! Честно, настроение ты мне подняла!
   Теперь, нужно было отвлечь и саму Еву, чтобы та не натворила дел.
   - Ты как, может, тебе воды?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/7e/7/t537046.png[/icon]

[sign]

https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/7e/7/t63073.jpg

[/sign]

Отредактировано Barbara Gordon (04.04.2024 15:24:21)

+1

15

Вещи бывают живые – и неживые. И живых вещей надо остерегаться. Неживые всегда остаются на месте, а живые двигаются, и никогда нельзя знать заранее, что они могут сделать.
Разлёгшись на столе в самой соблазнительной, насколько ей позволяли правила приличия, позе, Ева запоздало сообразила, что этим вечером она вовсе не в «Ноктюрн», и здесь она отнюдь не звезда сцены и гвоздь программы, а всего лишь ещё одна посетительница и, скорее всего, далеко не самая важная и дорогая, а потому за такие фортели её вполне могут и побить. Причём даже ногами, и вышибала запросто может прийти на помощь отнюдь не ей. Вот только отступать было уже поздно, и всё, что ей оставалось, это отчаянно делать вид, как будто вся её выходка вовсе не причуды допившейся до потери связи с реальностью неудачницы, а продуманный перформанс звезды больших и малых театров, решившей добавить выступление в этом занюханном баре в своё портфолио. И грохот аплодисментов, послышавшийся с разных сторон, давал понять, что поразить публику ей определённо удалось. Ева широко улыбнулась. Теперь, если бы дело дошло до драки, она могла бы рассчитывать на поддержку как минимум половины аудитории, что не могло не радовать. Конечно, Ева и сама вполне могла за себя постоять, и ей уже не раз приходилось драться в барах, но на стороне противников было преимущество как в количестве, так и в весовой категории. Кроме того, в отличие от блондинки, они ещё были почти что трезвыми, хотя это могло сыграть в обе стороны. Но пока Ева соображала, от кого ей прилетит по физиономии, чтобы успеть закрыться или ударить первой, на помощь ей внезапно пришла та, от кого она этого никак не ожидала. Приняв протянутую руку Джоан, Вагнер проворно соскочила со стола, подхватив подвернувшийся стакан, полный разбавленного содовой водой виски. Не могла же она не присвоить никаких чаевых? И, потягивая бесплатный напиток, покачивая бёдрами, певица и танцовщица позволила новой знакомой увести себя в другой конец бара. Плюхнувшись на диван, она откинулась на спинку, довольно улыбаясь.
– О, ты мне льстишь, – с напускной застенчивостью улыбнулась Ева, поймав взгляд Джоан. Ей хотелось выйти на бис. Возможно, уже без танцев на столах, а всего лишь с песенным номером на пилоне, чтобы не испытывать удачу. Её сердце билось быстрее, а мысли вертелись бешеным калейдоскопом, поддавшись уже не алкогольному, а адреналиновому опьянению. В избытке чувств Ева внезапно обняла Джоан, словно лучшую подругу. По её лицу этого невозможно было понять, но то, насколько нежно и в то же время крепко руки Вагнер прижали женщину к себе, выдавало, насколько она одинока, насквозь. Одинокий представляет собою только тень человека, а кто не любим, тот везде и среди всех одинок. И это одиночество легко становится любовником. Ева быстро отстранилась от новой знакомой, которую ей так хотелось назвать подругой, но даже её одурманенный алкоголем разум понимал, что уже следующим утром эта женщина даже и не вспомнит, что сидела за одним столом со звездой кабаре. – Хочешь отблагодарить меня? Закажи мне большую порцию «Лонг Айленд айс ти»! – Ева широко улыбнулась.
В одиночестве каждый видит в себе то, что он есть на самом деле.
А пока «Джоан» исподволь пыталась не дать Еве вдохновиться на повтор музыкального номера на бис, из импровизированного зрительного зала на них смотрели десятки пар любопытных глаз, среди которых были и те, внимания которых так хотелось избежать героине под прикрытием. «Дикий» не успел заподозрить неладное, но уж точно не хотел позволить посмевшей уронить его на пол девице уйти безнаказанной, хотя и не был до конца уверен, возмущён он или восхищён такой наглостью. И единственное, что не давало ему подняться из-за столика и взять бесстыдную блондинку за шкирку, был риск срыва сделки, до которой оставались считанные минуты.
Допившаяся алкоголичка похожа на энергичную маленькую демоницу. Она начинает звонить своим бывшим парням и оскорблять их по телефону или выезжает на тротуар, по которому идёт стайка детей. Она уходит с работы, грабит магазин, дарит своё обручальное кольцо. Энергичная маленькая демоница.

[icon]https://i.imgur.com/wX0cbpC.png[/icon]

Отредактировано Eva Wagner (07.04.2024 00:32:24)

+1

16

На пути как Барбары, так и Бэтгерл, встречалось много разных странных личностей, и пора бы, разумеется, как-то привыкнуть, но с каждым днем, Готэм преподносит все новые и новые сюрпризы.
   Иной раз, Гордон скучала по тому, что единственной серьезной проблемой были заводные пингвины со взрывчаткой, которые бродили по городу, оставалось их только поймать и обезвредить. С этим справился бы даже самый младший из Робинов. Но, времена менялись, и с каждым годом преступники все совершенствовались, находили более изощренные способы творить свое беззаконие. А еще, Дик как-то сказал ей, что преступники становятся все младше. Даже в этом она поспорить не могла, а вкинуть свою точку зрения по любому вопросу – ее жизненная необходимость.
   - Нет, правда, это было очень эмоционально! – продолжила Джоан прежде чем угодила в медвежьи объятия.
   Сначала она опешила от столь неожиданного поведения (хотя должна была предвидеть, учитывая эмоциональный настрой своей знакомой) и даже растерялась, не зная, как и чем ответить, но затем, все же, обняла в ответ, похлопав по спине. Дружески и поддерживающе.
   Разумеется, она не была бы собой, если бы не заподозрила неладное. Отвлекающий маневр? Подкидывание жучков ей под одежду? Ну, все же, рано или поздно она об этом узнает, а пока, нельзя было показывать виду. В Вагнер чувствовалось столько эмоций, столько противоречивых моментов, что Барбара в очередной раз убедилась в том, что по крайней мере в ней нет только черного или только белого цвета. Тут невооруженным взглядом можно было наблюдать вулкан из цвета, который все никак не потухал. Ну, разумеется и алкоголь тоже повлиял.
   С этим нужно было что-то делать. Хотя, в каком-то смысле, оставить отключившуюся Блицкриг мирно спать на диване – не такая уж и плохая идея, учитывая, что расследовательская ночь Бэтгерл была только в самом разгаре. Но нельзя же было так поступать! А вдруг с ней что-то случится!
   «Ох, брось, Барбара, она не ребенок, за которым нужно следить. Она и без тебя как-то все эти года справлялась», - пыталась себя утешить Гордон, но отчего-то ей хотелось помочь этой бедной, запутавшейся душе. И вот так всегда.
   Усадив Еву обратно за столик, Джоан широко улыбнулась.
   - Не хочу показаться занудой, но это не перебор? Как ты до дома то доберешься? – нравоучения никто не любил, но ведь она так, по-дружески спросила. – Ладно, но только один, хорошо? И мне нужно выйти в одно место, я скоро вернусь, никуда не уходи и ни во что не влипай, ладно?
   Сжав плечо девушки, Гордон направилась к бару и заказала коктейль, что попросила Ева, но попросила плеснуть туда поменьше спиртного. Как правило, когда доходишь до определенного состояния, уже перестаешь различать градустность напитка.
   Зайдя в женский туалет и в очередной раз ужаснувшись окружающей остановке, Гордон ловко вылезла через окно и оказалась на улице. Оглядевшись по сторонам и щелкнув автомобильным брелоком, она нашла автомобиль Дикого и незаметно забралась внутрь.
   - Что же, посмотрим, что за тайны ты тут скрываешь… - гордон начала обшаривать все места в забитой тачке. Ничего пока примечательного. Стандартный набор преступника готэмского разлива: несколько пакетиков с наркотой, пистолет, пачка банкнот. Пока что, ничего интересного. – Я нашла тачку Дикого, но пока что, ничего примечательного. Как твои дела? – Гордон открыла канал внутренней связи с напарником. – О… судя по звукам, доносящимся с той стороны, дела у тебя идут повеселее, чем мои. Ладно, я продолжаю наблюдение, свяжись со мной позже. - Обернувшись на заднее сидение, Барбара сдвинула рычаг вверх и откинула кресло, чтобы заглянуть в багажник. – Ха! Джекпот!
   Сваленное в кучу разного калибра огнестрельное оружие точно потянет на несколько лет в Блекгейт. Подкинув жучок внутрь машины, а заодно и в пару спортивных сумок, Гордон поспешила выбраться наружу, так же тихо, как и пробралась внутрь.
   Она надеялась, что за эти несколько минут, Блицкриг не наделала дел.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/7e/7/t537046.png[/icon]

[sign]

https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/7e/7/t63073.jpg

[/sign]

+1

17

Апокалипсис стал чем-то банальным после мыслей о миллениуме. В этом мире нет чего-то объективного, и конец для каждого свой. Стоит ему посетить тебя, и ты не подумаешь, что он банален.

Ева ободряюще улыбнулась Джоан. Вопрос новой знакомой застал её врасплох. О том, как она собирается добираться домой, блондинка не задумывалась, предпочитая решать проблемы по мере их поступления. Для неё это была бы далеко не первая пьяная прогулка по Готэму. То ли у неё были какие-то зачаточные метаспособности, позволявшие незначительно манипулировать вероятностями, благодаря чему она всякий раз и ухитрялась выжить и отделаться лёгкими травмами там, где большинство людей бы сложило голову, то ли права была народная молва, и с такой круглой идиоткой ничего не могло случиться просто потому, что дуракам всегда везёт, но каким-то чудом она неизменно возвращалась домой живой и невредимой. Хотя ещё чаще она и вовсе засыпала в придорожной канаве, где её до того, как она успевала получить серьёзное отморожение, находили сердобольные горожане или полицейский патруль, после чего просыпалась она уже в ночлежке и шла домой на трезвую голову, выслушав лекцию о вреде алкоголя. В том, что эта ночь закончится для неё примерно так же, блондинка почти не сомневалась.

– Как-нибудь да доберусь, – усмехнулась Ева, поймав встревоженный взгляд Джоан. Она не была до конца уверена, насколько ей новая знакомая искренна, но ей хотелось думать, что та и в самом деле беспокоится о ней. – А не доберусь, так никто во всём этом городе даже и не вспомнит, что была такая Ева Вагнер, – улыбка блондинки стала невесёлой. – Померла Ева, да и чёрт бы с нею, – она развела руками. Вагнер не питала иллюзий. Даже в «Ноктюрн» горевали бы о её потере ровно те несколько часов, пока не нашли бы новую певицу. Незаменимых людей не существовало, в этом она убедилась уже очень и очень давно.

Душевная боль всегда внезапна. В отличие от боли физической, к ней нельзя подготовиться или привыкнуть, она накрывает с головой, и далеко не каждый может от неё оправиться.

Едва Джоан скрылась за дверью с табличкой в виде силуэта женщины, словно сошедшего с обложки какого-нибудь нуарного детектива, бармен достал из-под стойки телевизионный пульт и принялся перебирать кнопки. Изрядно надоевшая Еве музыка выключилась, а тёмные широкие экраны нескольких закреплённых на стенах телевизоров засветились. Из динамиков послышался гул множества голосов рассевшихся на трибунах болельщиков, а пару секунд спустя стал виден и сам баскетбольный стадион. В левом верхнем углу высветились названия команд. Вагнер чуть прищурилась, пытаясь прочитать их. Алкоголь постепенно начал брать над нею вверх, и первым признаком этого стало небольшое размытие зрения. «Чикаго Буллз» этим вечером играли против «Миннесота Тимбервулвз». Ева чуть выпрямилась на диване. За те недолгие годы, которые ей довелось учиться в школе, она успела поиграть в женской баскетбольной команде. И именно тогда в первый раз задумалась, что ей интереснее индивидуальные виды спорта.

– Ваш коктейль, мисс, – послышался над её ухом голос официанта.

– Благодарю! – Ева подхватила с подноса высокий стакан и тут же пригубила его. На её раскрасневшемся от выпитого алебастровом лице заиграла рассеянная улыбка. Её начавшие мутнеть голубые глаза скользнули по бару, подмечая тех, кто стал доставать спортивную символику. Сама она собиралась болеть за «Волков» просто потому, что волки с самого детства нравились ей больше коров. Ева глубоко вздохнула, невольно вспоминая, как расстроилась, когда в конце «Трёх поросят» поросёнок, построивший кирпичный домик, сварил и съел угодившего в котёл волка, до этого успешно расправившегося с его братьями. Примерно такие же эмоции у неё вызвала и немецкая версия «Красной Шапочки», а вот от французского оригинала, заканчивавшегося торжеством волка, она после этого пришла в восторг, который даже не сумела скрыть, за что получила ремня от матери – той категорически не понравились такие симпатии дочери.

Вспоминать прошлое – словно собирать разбитое зеркало. Изображение дробится, сама меняешься. Собирая зеркало можно порезаться. Сойти с ума. Или обрести свободу.

Ева зажмурилась от удовольствия, смакуя на языке глубокий вкус коктейля. Она слышала, как комментатор объявил о начале матча, но не собиралась портить себе удовольствие и не спешила открывать глаза. А потому обнаружила, что компания джентльменов, на столе которых она успела полежать, прихватив в качестве платы за соблазнительное зрелище стакан виски, решила продолжить знакомство, лишь когда они уже обступили её столик со всех сторон. Ева обвела их маслянистым взглядом льдисто-голубых глаз и сделала большой глоток «холодного чая».

– Смотреть можно бесплатно, остальное – за деньги, – невозмутимо произнесла она, широко улыбаясь.

– Что я говорил вам, ребята! – хохотнул главарь. – Ещё одна дешёвая шлюха!

Его спутники расхохотались.

– Может быть, я и шлюха, – не выдавая зашевелившегося внутри неё возмущения, отозвалась блондинка. – Но отнюдь не дешёвая. Шли бы вы отсюда, мальчики, – она презрительно махнула рукой. – Вы определённо не в моём вкусе, чтобы развлекаться с вами бесплатно, а я определённо таким как вы не по карману! – Ева поднесла к губам стакан.

– Не ломайся, куколка! – не скрывая раздражения парировал Дикий. – Пойдём в туалет? Встанешь мордой к стенке и воображай, что тебя пялит какой-нибудь Брэд Питт! – он положил руку девушке на плечо.

Ева раздражённо передёрнула плечами, сбрасывая его ладонь. Из динамиков внезапно донёсся торжествующий крик комментатора, объявившего, что «Чикаго Буллз» открыли счёт. До ушей Евы донеслись разочарованные вздохи и ругательства. Она резко поднялась из-за стола, выплёскивая недопитый коктейль Дикому в лицо.

– Они болеют за «Быков»! Ату их! – заорала девушка на весь зал, опрокидывая злосчастный стол.

Большая часть собравшихся этой ночью в баре болельщиков успела разогреться алкоголем ещё до начала матча, а потому дважды приглашать их начать старую добрую драку фанатов не потребовалось.

Рано или поздно обнаруживаешь, что леди удача – обыкновенная проститутка, а у тебя закончились наличные.

[icon]https://i.imgur.com/wX0cbpC.png[/icon]

Отредактировано Eva Wagner (08.04.2024 22:00:54)

+1

18

На этом, если честно, можно было и закончить свое расследование, дождаться пока Дикий со своими дружками сядут в тачку и умчат в закат из преступной карьеры. Барбаре осталось лишь проследить за ними и сделать свое бэт-дело, ничего сложно и звучит как план.
   Но, к сожалению, в этом уравнении была очень неприятная и крайне неуместная «звездочка». Ева Вагнер. Нет, не то, чтобы она имела к ней какое-то предвзятое отношения, она оказалась… сложнее, чем думала Бабс, просто работа есть работа, ей нужно было выполнить задачу во что бы то не стало. Но человечность Гордон порой играла против нее. Хотелось помочь всем и каждому, даже тем, кому помощь и не требовалась вовсе.
   Еще раз удостоверившись в том, что ее никто не видел, Барбара запрыгнула обратно в окошко туалетной комнаты, закрыв его за собой. Взглянув в зеркало перед выходом, она поправила очки и еле заметно дернулась, когда за дверью, в баре послышались громкие голоса. Приоткрыв скрипучую дверь и выглянув наружу, Гордон напряглась, мысленно, вспомнив все знакомые ей ругательства.
   «Вагнер, ну я же тебя просила»
   Но в защиту Евы можно было сказать, что здесь она была не виновата, раз к ней подкатили несколько амбалов с не самыми чистыми намерениями. «Я не собиралась сегодня драться, я не собиралась сегодня драться». Хотя, вселенная всегда была за то, чтобы кому-то надавать тумаков, нечему уже удивляться.
   Тем не менее, Ева была сообразительна даже изрядно выпившей, так что быстро перевернула ситуацию в свои руки, Барбара даже возгордилась таким ходом. Тем не менее, нужно было убраться отсюда раньше, чем произошло бы что-то непоправимое. Разбитое лицо, к примеру.
   На бегу, схватив куртку с барной стойки и увернувшись от кулака, далеко не предназначавшегося ей, Барбара перепрыгнула упавшего на пол одного из фанатов и двинулась за Вагнер. Ключи от автомобиля Дикого изящно опустились в карман его куртки, как только девушка проскользнула под него рукой, замахнувшейся в ударе. Гордон двигалась быстро, но изящно, словно танцуя. Из-за перевернутого стола показалась белобрысая макушка и Бабс ловко перепрыгнула препятствие, оказавшись рядом с Вагнер.
   - Эй, я же просила не влипать в неприятности! – взволновано проговорила Джоан, а затем, ухватив ее за руку, потащила к выходу их бара.
   Благо, никто и не обратив внимание на то, как девушки бежали с поля боя, ну, а если и заметили, то ничего не могли сделать, не пропустив при этом пару ударов по лицу.
Толкнув деревянную дверь, девушка вылетела наружу, таща Еву за собой, не отпуская запястья. Свежий, в каком-то смысле, воздух немного протрезвлял ум, хотя в ситуации с блондинкой, нужно было использовать пару кислородных баллонов. Заведя горе-знакомую за угол, она опустила ее на деревянный ящик, послуживший сейчас скамейкой, и прислушалась, выглядывая, нет ли за ними погони.
   - Ты всегда так проводишь свободные выходные? – совершенно обычный, но полный любопытства вопрос.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/7e/7/t537046.png[/icon][sign]

https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/7e/7/t63073.jpg

[/sign]

+1

19

[icon]https://i.imgur.com/wX0cbpC.png[/icon]

Людские умы, а особенно детские, похожи на колодцы – глубокие колодцы, но в глубине их – чистая вода. И иногда, когда какая-нибудь мысль слишком тяжела, чтобы постоянно возвращаться к ней, человек запирает её в тяжелую коробку и бросает в глубину колодца. Он слышит всплеск воды… и коробка пропадает. На самом деле, конечно, она не исчезает: даже у самого глубокого колодца есть дно, и, если вещи не видно, это не значит, что её нет. Она там, покоится на дне… Коробки же, в которые мы заключаем зло и бросаем в колодец, гниют, и яд жестокости может со временем вытечь и отравить воду… и когда колодец ума серьезно отравлен, то в результате получится то, что называется безумием.
Вагнер не раз дралась в барах, но сейчас готова была пожалеть, что это не просто пьяная драка. Нечасто же одолевает ностальгия по тем временам, когда твою морду лица метелят шестеро матросов. И всё же её расчёт оказался точен. Дикому и его дружкам почти сразу же стало совсем не до неё. Вот только и она тут же оказалась заложницей собственного триумфа – незаметно выбраться из не такого уж и просторного бара, в котором началась драка стенка на стенку, было не самой простой задачей. Точнее, в том, что выбраться без единого синяка она сумеет, Ева не сомневалась ни секунды. Она бывала и в худших передрягах, но вот перспектива порвать или испачкать плащ или, хуже того, новое платье, заставляла её сидеть смирно, выжидая подходящий момент. Наконец, тени на стене стали чуть бледнее, давая понять, что дерущиеся отошли от опрокинутого стола, и белобрысая тут же осторожно высунулась из укрытия, но не успела она толком понять, свободен ли путь, как рядом с нею внезапно возникла Джоан. Ева моргнула, поражаясь прыти новой знакомой. Внезапный выброс адреналина, вызванный осознанием перспективы оказаться битой, возможно, даже ногами, заставил незадачливую блондинку резко протрезветь. Только сейчас она сообразила, что под кожей у той перекатывались достойные отнюдь не домохозяйки мышцы. А ещё мгновение спустя до Вагнер дошло, что ей показалось подозрительным, когда она возлежала на столике любвеобильного хама и его компании. Боковым зрением ей всё же удалось заметить, как Джоан залезла тому в карман, прежде чем увести её в другой конец бара. Связать между собой остальные события этого вечера блондинка не успела – новая знакомая поспешила потащить её прочь из бара, не давая собраться с мыслями.
Всякий раз, выходя за дверь, стоит быть очень осторожной, потому что всякая тропинка, начинающаяся у крыльца, на самом деле дорога, а любая дорога бесконечна. И если забыть об осторожности, можно оказаться… очень далеко и обнаружить, что ты чужачка в чужой стране, а как ты попала туда, неведомо и тебе самой.
Глоток свежего воздуха окончательно прояснил мысли Евы. И теперь она уже не могла отделаться от мысли, что «Джоан», если эту женщину и в самом деле так звали, её всего лишь использовала. Вот только ничем подкрепить свои домыслы Вагнер не могла, а потому только молча бежала за нею, силясь вспомнить, что же в этой «Джоан» с самого начала показалось ей смутно знакомым, словно они уже где-то встречались. Вопрос женщины заставил её усмехнуться. Этот вечер был сравнительно невинным по сравнению с её обычными развлечениями. Но признаваться в этом она, конечно же, не собиралась.
– Нередко, – честно произнесла Ева, глядя «Джоан» в глаза. – Драки в баре в программу входят намного реже, чем ты могла бы подумать, – добавила она, осклабившись. – Что такое? Хочешь отшлёпать меня за плохое поведение и поставить в угол? – в голосе Вагнер отчётливо ощущались пьяные нотки, но теперь она ненавязчиво акцентировала их, не желая давать «Джоан» понять, что что-то заподозрила, тем более, что сама всё ещё не понимала, что именно.
Горе, как пьяный гость, всегда возвращается для прощальных объятий.

+1

20

Вопрос, собственно, был довольно риторическим. Разумеется, она часто попадала в такие переделки… ровно так же, как и сама Барбара, если подумать. Ну, какой шанс в Готэме вообще остаться целым и невредимым? Это касается, как и обычных граждан, так и другой категории людей в масках с психическими отклонениями.
   Да, девушка была определенно точно уверена, что у каждого, кто хоть как-то был замешан в супергеройском или суперзлодейском деле имел какие-то определенные отклонения. От лучшей жизни сюда никто ни суется. Ну, за очень редким исключением. Очень-очень редким. В основном из-за желания стать знаменитым. Но можно ли это тоже считать своего рода проблемой?
   Гордон очень надеялась, что Ева не отключится прямо на месте и что ей не придется возится с ее (хорошо не бездыханным) телом. Сама девушка даже не помнила, когда напивалась до такой степени, возможно, несколько лет назад. Выбирая путь героя, ты выбираешь путь трезвенника. Ну или что-то в этом роде. Однажды Брюс сказал, что всем сердцем он ненавидит имбирный эль, которым он заменил алкоголь. Осуждать его точно было нельзя.
   Удостоверившись, что все стихло, а в переулке было более менее безопасно, девушка выдохнула и широко улыбнулась, усаживаясь рядом с блондинкой.
- Да уж, не думала, что мой вечер пройдет вот так, - она тихо, искренне рассмеялась, вновь не соврав своей знакомой, - это должен был быть грустный вечер в слезах и самобичеваниях в лучших традициях драматических фильмов, а вышел какой-то мюзикл. Но я даже не расстроена.
   В целом, все было не так уж и плохо. Они оказались живи и относительно здоровы, Гордон подкинула пару жучков в тачку и осталась незамеченной, и, если что, ее напарник по ту сторону Готэма сможет вовремя отследить их перемещение. Большим плюсом даже было то, что ей удалось узнать Вагнер поближе. Признаться, она и не хотела изначально, но жизнь всегда подкидывает интересные сценарии в жизнь и приходится с ними работать.
   - Да не помню, когда в прошлый раз я видела что-то подобное, не хотелось бы оказаться на месте тех парней.
   Примерно то же самое говорила себе и Бэтгерл, избивая в переулке очередного грабителя или шизика с пушкой. А драки в баре, ну да, такое видимо она уже переросла. Если только в этом и не состоял изначальный план.
   - И почему кто-то постоянно лезет не в свое дело. Можно же просто тихо-мирно провести время, - Барбара протяжно вздохнула, посмотрев в сторону.
   Та еще была картина и звучала ситуация, как анекдот: сидят как-то две красотки в переулке…
   - Но, честно, спасибо тебе. Было… весело, - Барбара улыбнулась.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/7e/7/t537046.png[/icon][sign]

https://forumupload.ru/uploads/001a/e1/7e/7/t63073.jpg

[/sign]

0


Вы здесь » DC: ManUNkind­ » Личные эпизоды » Once upon a time in a bar


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно